Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Ярость
Ярость

- Нам не слишком нравится идея стрелять в тебя.

- Мне тоже, сэр. Я не рекомендовал бы вам так поступать.

Несколько тяжелых вздохов. - Выходи отсюда, и давай поговорим спокойно. Какова твоя цена?

- Цена? - переспросил я.

Мне показалось, что он принимает меня за какой-нибудь предмет интерьера, кресло, например, предлагаемое выгодному покупателю. Моя цена.

Сперва это на мгновение показалось мне забавным. Затем я начал раздражаться.

- За то, что ты дашь им возможность выйти. Что ты хочешь? Думаю, мы сможем договориться. Ты же разумный человек.

Сопение. Затем опять:

- Но не заставляй нас идти на крайний шаг. Говори, что ты хочешь.

- Вас, - ответил я.

Дыхание на несколько мгновений прекратилось. Затем оно возобновилось с новой силой. Это действительно начинало действовать мне на нервы. - Объясни, о чем ты.

- Конечно, сэр. Мы можем договориться. Это же Ваши слова. Вы хотите со мной договориться?

Нет ответа. Сопение.

Филбрек часто выступал по радио на тему безопасности дорожного движения. Он призывал водителей соблюдать правила и быть внимательней на дорогах. Очень трогательно. И то же самое тяжелое дыхание, я его вспомнил. Выступая по радио или телевидению, он сопел и пыхтел как бык, собирающийся покрыть корову на фермерском дворе.

- Что ты предлагаешь, Деккер?

- Сперва скажите мне кое-что. Там, снаружи, кому-нибудь приходит в голову, что я могу из интереса посмотреть, сколько человек я смогу пристрелить? Дон Грейс, например, придерживается такого мнения?

- Дерьма кусок! - произнесла Сильвия, услышав фамилию Грейс. - Кто это сказал? - рявкнул Филбрек. Сильвия побледнела. - Я, кто же еще, - ответил я. - Знаете, сэр, у меня явные транссексуальные тенденции.

Естественно, он не знает значения этого длинного слова и едва ли решится спросить.

- Так как насчет моего вопроса?

- Некоторые люди считают, что ты способен на все, если окончательно слетишь с тормозов. Да, - произнес он весомо.

Кто-то из ребят хихикнул. Но не слишком громко, Филбрек едва ли услышал.

- О'кей, тогда излагаю свои условия. Вы будете героем. Зайдите сюда. Без пистолета. Руки за головой. Я выпускаю всех до одного, а затем одним выстрелом сношу Вам полголовы к такой-то матери. Вы согласны, сэр?

Сопение. Затем:

- Ты бы выбирал выражения, парень. Все же у тебя там девушки.

Ирма Бейтц оглянулась по сторонам, будто ее кто-то окликнул.

- Вот мои условия, - повторил я.

- Нет, не пойдет. Ты пристрелишь меня и не подумаешь выпускать заложников. Несколько тяжелых вздохов. - Но я сейчас спущусь к тебе. Может, до чего-нибудь договоримся. - Дело в том, - терпеливо объяснил я, - что если через пятнадцать секунд я не увижу Вас выходящим из дверей, все заложники один за другим перейдут в лучший из миров. Никто из присутствующих не выглядел испуганным такой перспективой.

Сопение.

- Твои шансы остаться в живых, Деккер, уменьшаются.

- А знаешь, Франк, никто из нас не выйдет отсюда живым. Банальная истина.

- Так ты не станешь договариваться?

- Нет.

- Как хочешь.

Голос Филбрека звучал достаточно безразлично.

- Там с тобой находится мальчик по фамилии Джонс. Я хотел бы с ним поговорить. Я ничего не имел против. - Подойди сюда, Тед. Тебе предоставляют такой шанс. Не упусти его, дитя мое. Тед подошел.

- Я слушаю, сэр.

Однако, черт возьми, эти слова у него неплохо получаются.

- У Вас все в порядке, Джонс?

- Да, сэр.

- Что Вы можете сказать о намерениях Деккера?

- Я полагаю, он готов на все, сэр.

Тед глядел мне в глаза. Во взгляде его была дикая злость. Кэрол, явно возмущенная, хотела что-то возразить, но промолчала. - Благодарю Вас, мистер Джонс.

Тед выглядел вполне удовлетворенным.

- Деккер?

- Да, это снова я.

Пыхтение, свисты.

- Хотелось бы тебя увидеть.

- Нет, это я предпочел бы увидеть Вас выходящим отсюда. Пятнадцать секунд. И еще, Филбрек...

- Что?

- У Вас есть одна дерьмовая привычка, Вы знаете? Я заметил это еще во время всех Ваших дурацких выступлений по радио и ТВ. Вы дышите в уши людям. Вы хрипите, как выброшенный на берег кит. Это скверная привычка. Вам стоило бы избавиться от нее.

Филбрек посопел задумчиво.

- Заткнись, парень, - наконец произнес он, и связь отключилась.

Ровно через двенадцать секунд он вышел из дверей и направился к полицейским машинам, стоявшим на лужайке. Копы устроили небольшое совещание. Филбрек что-то объяснял им, жестикулируя.

Никто ничего не сказал. Пэт Фитцджеральд задумчиво грыз ноготь. Пиг Пэн достал из кармана другой карандаш, точную копию первого, и уставился на него. Сандра Кросс неотрывно смотрела на меня. Какая-то странная связь установилась сегодня между нами.

- Что насчет секса? - неожиданно произнесла Кэрол. Все в комнате уставились на нее, и она покраснела.

- Что ты имеешь в виду? - спросил я. Кэрол выглядела смущенной. Она явно жалела о том, что раскрыла рот.

- Я просто хотела сказать, что когда кто-нибудь начинает вести себя... Странно себя вести... Она запнулась, но тут ей на помощь пришла Сюзанн Брукс.

- Все правильно, - заявила Сюзанн. - И вы все перестаньте ухмыляться. Все думают, что секс - это грязно. Поэтому у нас не все в порядке. Мы этим озабочены.

- Это именно то, что я хотела сказать, - кивнула Кэрол. - И ты, Чарли... У тебя был какой-нибудь неприятный опыт?

- Да нет, ничего особенного с тех пор, как я переспал со своей мамочкой, - спокойно произнес я.

У Кэрол вытянулось лицо на мгновение, но затем она поняла, что я шучу. Пиг Пэн горько усмехнулся, затем опять вернулся к своему карандашу.

- Нет, а действительно?

- Хорошо, я расскажу тебе о своей сексуальной жизни, но сначала ты расскажешь о своей.

- О... Кэрол выглядела удивленной, на сей раз приятно удивленной.

Грейс Стэннор рассмеялась:

- Почему бы и нет, Кэрол?

Мне всегда казалось, что эти две девушки друг друга недолюбливают, теперь это было достаточно очевидно.

- Интересно, - усмехнулся Корки. Кэрол ужасно покраснела.

- Я жалею, что спросила.

- Продолжайте, продолжайте, - произнес Дон Лорди.

- Секреты... Тайны... - прошептал Майк Гэвин, сделав загадочное лицо. - И побольше тайн... Все рассмеялись, хотя ничего особого он не сказал.

- Ладно, хватит, это уже непорядочно, - заявила Сюзанн Брукс.

- Ты права, - согласился я, - давай закончим.

- Нет, что здесь такого. Я могу сказать, это несложно, - прервала меня Кэрол.

Настал мой черед удивляться. Все выжидающе смотрели на Кэрол. Не знаю, что они ожидали услышать? Рассказ о восхитительной ночи с пикантными подробностями? Нерезонно. Полагаю, они будут сильно разочарованы. Ничего шокирующего Кэрол не скажет. Провинциальная девственница, свеженькая, юная, хорошенькая. Однажды она покинет Пласервилль, и у нее начнется настоящая жизнь. Некоторые из этих барышень меняются уже в колледже. Они открывают для себя экзистенционализм и начинают покуривать травку. Иногда они так и не расстаются с розовыми мечтами своего детства. Как правило, такие девушки имеют постоянного друга, но позволяют себе не более, чем легкий флирт с ним. И нередко произносят фразу "А вот этого нельзя, не трогай меня здесь". Я достаточно хорошо знаком с этим типом. И если вы ожидаете чего-то необычного, то рискуете разочароваться. Порядочные барышни все устроены на один манер. У них всегда все о'кей. По-моему, это скучно.

У Кэрол, насколько мне известно, действительно был постоянный приятель, некий Бак Торн. Превосходное американское имя, не правда ли? Он был центровым нападающим футбольной команды. Хорошо сложенный кретин. У Кэрол наверняка не было проблем с тем, чтобы держать его под контролем. Хорошенькие девочки, я думаю, могли бы даже тигров укрощать. К тому же, мне кажется, что самой возбуждающей вещью в мире Бак Торн считал угловой в ворота.

- Я девственница, - наконец произнесла Кэрол, отвлекая меня от моих мыслей. Она скрестила ноги, словно хотела символически подтвердить свое высказывание. - И я не думаю, что это плохо. Быть девственницей - это как быть незаурядной.

- Неужели? - в голосе Грейс Стэннор звучало сомнение.

- Да, и к этому приходится прилагать усилия, - продолжала Кэрол. - Не думайте, что это так просто.

- Ты хочешь сказать, что Бак никогда... - начал было я.

- Что ты, конечно, он хотел. Но с самого начала я недвусмысленно дала ему понять... Нет, я не фригидна. И не пуританка. Это просто... - Она остановилась, подбирая нужное слово.

- Ты боишься забеременеть, - предположил я.

- Нет! - нетерпеливо воскликнула Кэрол. - Я все об этом знаю.

Глядя на нее, я с удивлением обнаружил, что она начинает раздражаться. А в нашем возрасте трудно контролировать эмоции, особенно раздражение.

- Я все это время не в облаках витала. Я все знаю о контрацепции. - Хорошо, - кивнул я. - Но ты же понимаешь, Кэрол, что если барышня хранит девственность, она знает, почему так поступает.

- Я знаю!

- Прекрасно.

Ребята заинтересованно смотрели на Кэрол.

- Потому что... Молчание. За окном слышались свистки полицейских.

- Потому что... Она оглянулась по сторонам. Несколько девушек быстро опустили глаза. Интересно, подумал я, а сколько всего девственниц в нашей компании?

- И вы все, - закричала Кэрол, - перестаньте на меня так смотреть! Я не просила на меня пялиться! Я не собираюсь ничего говорить! Я вовсе этого не должна!

Она злобно взглянула на меня.

- Люди чего-то от тебя хотят. Всегда. Они стремятся подавить тебя, как сказал Пиг Пэн. Они хотели бы опустить тебя до своего уровня и измазать грязью. Посмотри, что они делают с тобой, Чарли.

По-моему, ничего особенного они до сих пор не сделали, но я не стал возражать Кэрол. Она продолжала:

- В прошлом году, незадолго до рождества, я гуляла по Конгресс-стрит в Портленде. Со мной была Донна Тейлор. Мы покупали рождественские подарки. Я нашла чудный шарф для сестры, мы болтали, смеялись, все было очень мило. Было около четырех часов, начинало темнеть, шел крупный снег. Витрины магазинов горели разноцветными огнями, все было украшено гирляндами, а по улице вдалеке шел Санта Клаус с мешком. Он звенел колокольчиком. Я думала о том, как приду домой и выпью чашечку горячего шоколада. И настроение у меня было самое что ни на есть рождественское. А потом... Машина, проезжавшая мимо нас, притормозила и какой-то тип, бывший за рулем, высунулся в окошко и крикнул:

"Эй, дырки!"

Энн Лески подпрыгнула на месте. Это слово из уст Кэрол действительно прозвучало шокирующе.

- Вот так, - подытожила Кэрол. - Тут же весь вечер был испорчен. Все разрушилось. Это как если бы вы собирались съесть яблоко, спелое, вкусное, а оно оказалось бы все изъедено внутри червями. "Эй, дырки", сказал он. Как будто ты уже не человек, а... Рот ее искривился.

- Вот почему я говорю, что это значит быть незаурядной. Они хотят сделать тебя вещью и набить твою голову всякой дрянью. Только и всего. Сандра Кросс слушала этот рассказ, прикрыв глаза, будто дремала. - Знаешь... - медленно произнесла она. - Знаешь, это все так забавно... Мне кажется... Я хотел подскочить к ней и сказать, чтобы она немедленно замолчала, чтобы она не принимала участие в этом гнусном представлении. Я хотел сделать это, но не мог. Понимаете, не мог. Я должен был продолжать игру по мной же установленным правилам.

- Иногда я чувствую себя... Как бы это сказать... Опустошенной.

Кэрол внимательно посмотрела на нее:

- Ты действительно...

- Да.

Сандра задумчиво посмотрела на разбитые окна.

- Я... Понимаете, хочется принимать участие в жизни. Увлечься чем-нибудь... Ну, политика, общественная жизнь... В прошлом семестре я была на студенческой конференции... Но это все так нереально, так далеко. Скучно все это. И нечем, решительно нечем заинтересоваться. И вот я позволила Теду сделать это со мной.

Я смотрел на Теда. Лицо его абсолютно ничего не выражало. У меня потемнело в глазах, комок подступил к горлу.

- Это было не слишком захватывающе, - продолжала Сандра. - Не знаю, почему вокруг этого поднимают столько шуму. Как будто... Тут она встретилась взглядом со мной, глаза ее расширились, но я едва замечал ее сейчас. Зато я видел Теда, и очень ясно видел. В навалившейся на меня темноте его лицо выделялось светящимся пятном, словно окруженное сияющей аурой.

Я сжал пистолет и медленно начал поднимать его. Я чувствовал, что какие-то силы толкают меня на этот поступок, чувствовал, что плохо владею собой. Я застрелил бы его. Но они опередили меня.

Глава 24

Тогда я не понимал, что произошло, и лишь впоследствии узнал об этом. Они привезли лучшего снайпера в штате, полицейского по имени Дэниэл Малверн. Его фотография после всех событий была напечатана в "Левистон Сан". Маленький тщедушный человечек, похожий на бухгалтера. Ему вручили огромный маузер с телескопическим прицелом. Дэниэл Малверн опробовал оружие в карьере, находящемся в нескольких милях отсюда, затем вернулся, выбрал удобную позицию за машинами, стоящими на лужайке, и принялся ждать удобного момента. В линзах телескопического прицела я был, наверное, огромным как бульдозер. Оконные стекла были разбиты моими выстрелами, и ничто не мешало снайперу хорошо прицелиться. В общем, задача была несложной. Просто Дэниэл Малверн оказался в нужном месте в нужное время. И он постарался не упустить свой шанс. Он выстрелил в меня. Зло наказано, справедливость восторжествовала. Мои внутренности должны были разлететься по комнате. Когда я приподнялся над столом, намереваясь пустить пулю в лоб Теду, Дэниэл нажал на курок. Прицелился он превосходно, и пуля попала как раз в нагрудный карман, за которым пока еще билось мое сердце.

Там и натолкнулась она на стальной замок "Тайтус".

Глава 25

Все это я узнал позже. А тогда я, все еще сжимая в руках пистолет, вдруг непонятно почему отлетел к доске, больно ударившись спиной о выступ для мела, затем упал на пол. Мне казалось, что началось светопреставление. Жуткая боль в груди перехватила мне дыхание, перед глазами поплыли разноцветные пятна. ()

Ирма Бейтц закричала. Она закрыла глаза, сцепила пальцы, лицо ее покрылось красными пятнами. Крик доносился как бы издалека, из туннеля, он казался мне нереальным.

Тед Джонс вскочил с места и направился к двери. Движения его выглядели неестественными, словно передо мной прокручивали кинопленку, голос его тоже показался мне странным, далеким и слишком замедленным:

- Они подстрелили сукиного сына! Они его...

- Сядь на место.

Тед не слышал меня, и не удивительно. Я сам себя не слышал. В легких было недостаточно воздуха, чтобы я мог нормально говорить. Он взялся уже за дверную ручку, когда я выстрелил. Пуля ударилась о косяк рядом с головой Теда, он остановился и медленно повернулся ко мне. На лице его одна за другой сменялись разнообразные эмоции: угасающая надежда, удивление, ненависть.

- Не может быть... Ты...

- Сядь.

На этот раз вышло лучше. Через несколько секунд я смог подняться и сесть на полу. Голова гудела.

- Перестань кричать, Ирма.

- Тебя убили, Чарли, - спокойно сообщила Грейс Стэннор.

Я выглянул в окно. Копы бежали к зданию. Я выстрелил пару раз и сделал глубокий вдох. Боль в грудной клетке, казалось, могла разорвать меня на части.

- Все назад! Или я стреляю!

Франк Филбрек остановился и посмотрел на меня безумными глазами. Он, наверное, был бы менее удивлен, услышав глас Божий. Он явно не понимал, что происходит, и я выстрелил еще раз в воздух. Спустя пару секунд Филбрек пришел в себя и заорал:

- Все назад! Назад, ради Бога!

Копы выполнили его приказ даже быстрее, чем можно было ожидать.

Тед Джонс медленно приближался ко мне. Нет, этот человек все больше напоминал мне плод больного воображения.

- Может, ты все же хочешь получить свою пулю? - поинтересовался я.

Он остановился, но лицо его было искажено все той же гримасой ненависти.

- Ты мертв, - прошипел он. - Ложись, тебя же убили, черт возьми.

- Сядь на место, Тед.

Боль в левой половине грудной клетки начинала меня всерьез пугать. Это было невозможно выносить. Такое ощущение, будто меня обработали отбойным молотком. Ребята смотрели на меня, в глазах их был ужас. Я боялся, если честно, опустить глаза на свою грудь, боялся увидеть расползающиеся пятна крови. Часы показывали десять пятьдесят пять.

- ДЕККЕР!

- Присядь, Тед.

Рот его искривился. Мне неожиданно вспомнился дохлый пес, которого я видел в детстве на улице. Это зрелище произвело на меня в то время большое впечатление. У него был похожий оскал. Тед постоял еще некоторое время, затем медленно сел.

- ДЕККЕР! МИСТЕР ДЕНВЕР СЕЙЧАС ЗАЙДЕТ В ШКОЛУ!

Голос Филбрека в громкоговорителе звучал не слишком уверенно, будто этот человек еще не пришел в себя после пережитого потрясения. Еще час назад этот факт позабавил бы меня, но сейчас я ничего не ощущал.

- ОН ХОЧЕТ С ТОБОЙ ПОГОВОРИТЬ!

Том вышел из-за одной из полицейских машин и медленно двинулся к школе через лужайку. Он шел неуверенно, как будто каждую секунду мог быть убит, и выглядел он лет на десять старше. Но и это не вызывало у меня никаких эмоций.

Некоторое время я выжидал, пока утихнет боль, затем поднялся на ноги. Я едва не упал, пришлось схватиться за край парты.

- О, Чарли... В голосе Сильвии звучало сочувствие.

Я медленно опустил пистолет на стол, дулом к ребятам, затем решился наконец осмотреть свое тело.

Я был в голубой рубашке в тот день, и вот сейчас я ожидал увидеть на ней бурые пятна крови, но ничего этого не было. Была огромная дыра в левом нагрудном кармане и вокруг нее еще несколько мелких дырочек. Я залез в карман и вытащил замок, который незадолго до этого вынул из мусорной корзины и зачем-то взял себе. Я достал замок и положил на стол. Весь класс ахнул, как будто я был фокусником в цирке и перепилил барышню пополам или же вытащил из ноздри Пэна стодолларовую бумажку. Никто не спросил, почему это я таскаю в кармане замок. Я был счастлив. Тед злобно глядел на замок, и меня начало это бесить. Не помешало бы заставить этого типа съесть старый добрый "Тайтус" на обед.

Звонок внутренней связи.

- Чарли?

- Минуточку, Том. Не мешай мне. - Чарли, ты должен...

- Закрой свой рот. ()

Я расстегнул рубашку, и класс ахнул еще раз. На коже был точный отпечаток замка пурпурного цвета. Зрелище не из приятных. Меня начинало тошнить, и я застегнул рубашку.

- Том, эти ублюдки пытались пристрелить меня.

- Они хотели...

- Не надо рассказывать мне, что они хотели! - крикнул я. Истеричность моего тона меня слегка обеспокоила.

- Уноси отсюда свою задницу и скажи этому недоумку Филбреку, что здесь будет море крови, понятно? ( )

- Чарли...

- Помолчи, Том. Здесь я устанавливаю правила игры. Не ты, не Филбрек, не Господь Бог. Понятно?

- Чарли, дай мне объяснить.

- Тебе понятно, я спрашиваю?

- Да, но...

- Прекрасно. Тогда возвращайся и передай им мои слова, Том. Скажи, что я не хотел бы видеть ни Филбрека, ни кого-либо еще на протяжении следующего часа. Чтобы никто не заходил в это долбаное здание, и не пытался разговаривать со мной по этому долбаному радио, и не старался всадить в меня пулю. В двенадцать я буду разговаривать с Филбреком. Ты все запомнил, Том?

- Да, Чарли. Хорошо.

Он был абсолютно потерян и чувствовал себя не в своей тарелке.

- Они только просили меня передать тебе, Чарли, что произошла ошибка. Чье-то ружье случайно выстрелило и...

- Еще одна вещь, Том. Это очень важно.

- Что?

- Тебе следовало бы знать, с кем ты связываешься, Том. Я давал Филбреку возможность лично общаться со мной, но он поберег свою задницу. Он предпочел подослать тебя. Взгляни на вещи реально, Том. Кто тебя окружает. - Чарли, ты хоть понимаешь, какую идиотскую ситуацию ты создал? - Выходи отсюда. Том.

Связь отключилась. Мы наблюдали, как Том выходит из дверей и медленно движется к полицейским машинам. Филбрек положил ему руку на плечо, но Том ее сбросил. Многие ребята улыбнулись при виде этой сцены. Но я уже не улыбался. Единственное, чего я хотел - лежать дома в кровати. И чтобы все это мне только снилось.

Сандра сидела с отсутствующим видом, погруженная в свои мысли.

- Ты собиралась рассказать нам о своем романе с Тедом, - напомнил ей я.

- Не говори ничего, Сандра, - перебил меня Тед и бросил на меня мрачный взгляд. - Он хочет всех нас измазать своей грязью. Сделать такими же придурками, как он сам. Не позволяй себя в это втягивать.

Сандра улыбалась. Она выглядела неотразимой, когда улыбалась как ребенок. Мне стало грустно. Было ли это чувство сожаления о придуманной чистоте, я не знаю. Что-то неуловимое, что я не могу выразить словами.

- Но я хочу продолжать. Почему бы и нет? Было одиннадцать часов. Возня за окнами прекратилась. Я знал, что Филбрек предоставит мне мой час. Боль в груди постепенно утихала. Оставалось только какое-то странное ощущение в голове, словно мозги выворачивались наизнанку. Я постепенно начинал понимать, что сегодня имею дело только с одним настоящим заложником, и это Тед Джонс.

- Да, мы сделали это.

Сандра водила ногтем по парте и внимательно рассматривала остающийся след. Она слегка наклонила голову, и я видел, что волосы у нее зачесаны на пробор. Косой пробор, как у мальчика.

- Тед пригласил меня на танцы, я согласилась.

Она взглянула на меня.

- А ты никогда не звал меня на танцы, Чарли.

Все было так странно. Мне не верилось, что десять минут назад пуля ударилась о замок в моем кармане. Мне хотелось спросить кого-нибудь, не снилось ли мне все это.

- Мы пошли на танцы, а потом в "Гавайян Хат". Тед знает хозяина этого заведения. И нам предложили там коктейли. Как взрослым.

Сложно было сказать, есть ли ирония в ее словах, или же это она серьезно.

Лицо Теда абсолютно ничего не выражало, но остальные смотрели на него с недоумением, как на диковинное насекомое. Живой человек, который знает хозяина этого заведения. Вот он сидит среди них.

- Я не думала, что мне понравится, потому что все говорят, что сперва ликеры отвратительны на вкус, но мне понравилось сразу. Джин слегка ударил мне по мозгам. А еще в стакане была соломинка, и я понятия не имела, нужно ли пить через нее или только размешивать, пока Тед не просветил меня. Все было замечательно. Тед рассказывал, как он играл в гольф, и обещал в следующий раз взять меня с собой, если я захочу. Он не был навязчив. Он поцеловал меня на прощание, совершенно не придавая этому значения. Некоторые ребята выглядят очень жалко, когда они всю дорогу думают, стоит ли поцеловать девушку на прощание или нет, и никак не могут решиться. Иногда я целую таких мальчиков первая, чтобы избавить их от этих страданий. Я вспомнил, как мы с Сэнди однажды возвращались вместе с вечеринки.

Всю дорогу я раздумывал, удобно ли будет поцеловать ее на прощание и наверняка выглядел при этом жалким. Поцеловать ее я так и не решился. - После этого мы еще три раза проводили время вместе. Тед был очень мил. Он всегда знал, о чем стоит говорить, всегда умел развеселить, рассказать что-нибудь интересное. Но никакой пошлости и всех этих грязных шуточек... Потом некоторое время мы не встречались и не выезжали вместе. Однажды он спросил меня, не хочу ли я отправиться с ним на роликовый каток в Левистоне.

Я часто думал о том, что стоило бы пригласить Сэнди на танцы, но не мог набраться смелости. Джо, для которого это не составляет проблемы, спросил меня однажды, почему я до сих пор Сандру никуда не пригласил. Я разозлился и посоветовал ему отстать от меня. В итоге дело закончилось тем, что я позвонил ей. Но после того, как сняли трубку, бросил телефон и побежал в ванную. Я уже упоминал о своем скверном желудке.

- Мы славно проводили время на катке, когда началась драка посреди зала. Ребята из Харлоу против ребят из Левистона или что-то в этом роде. Некоторые дрались прямо в коньках, другие сняли их. Хозяин вышел и сказал, что если они сейчас же не прекратят, он закроет каток. Но потасовка продолжалась. Люди разбивали друг другу носы, падали, снова поднимались и выкрикивали всякие гадости, не заглушаемые даже включенной на полную громкость музыкой. Кажется, "Роллинг Стоунз".

Сандра остановилась на минуту, затем продолжала:

- Мы с Тедом были в углу катка, недалеко от музыкальной установки. Мимо проезжал какой-то патлатый парнишка, он расхохотался и прокричал Теду: "Трахни ее, парень, пока я тебя не опередил!" Тед тут же догнал его и дал по физиономии. Этот тип полетел в середину площадки, в самую толпу дерущихся. Тед усмехался. Наверное, это единственный раз, когда я видела на его лице такую довольную улыбку. Он сказал мне: "Я сейчас, подожди" и через всю площадку отправился к тому парню, который только вставал на ноги. Тед сгреб его в охапку и стал бить его, придерживая за жакет, который трещал по швам, и наконец порвался окончательно. И этот парень кричал: "Ты порвал мой лучший пиджак, скотина, я убью тебя!" Тед сбил его с ног, отбросил обрывок жакета, который оставался у него в руках, подошел ко мне, и мы ушли с катка. Мы поехали в карьер, который находится по дороге в Лост Вэлей. Там все и произошло. На заднем сиденье его машины.

Она провела на парте очередную бороздку.

- Я думала, что должно быть больно. Все так говорят. Но ничего подобного не было, на самом деле это приятно.

Она говорила так, будто обсуждала вчерашний телефильм.

- Хотя Тед не использовал всех тех вещей, о которых он говорил, ничего дурного не произошло. Я не залетела, вообще ничего не случилось.

Красная краска постепенно охватывала шею и лицо Теда. Однако он сохранял безразличный вид.

- Потом он извинялся за свою неосторожность. Я была обеспокоена, хотя и не слишком. Он говорил, что женится на мне, если что. И выглядел сильно озадаченным. Я посоветовала: "Не будем об этом раньше времени, не беспокойся, Тедди". А он сказал: "Не называй меня так, что еще за детское имя". Наверное, он и сам удивлялся тому, что между нами произошло. Но я не забеременела. Даже странно... Иногда я чувствую себя какой-то нереальной. И мир вокруг нереален. Я что-то делаю, расчесываю волосы, хожу на занятия, но все это как бы не всерьез. Вы понимаете, о чем я? Все это фальшиво. Иногда мне кажется, что стены моей комнаты рухнут, словно картонные декорации, а за ними обнаружатся режиссеры и постановщики, готовящие следующую сцену. И трава, и небо - все это будто нарисованное. Фальшивое.

Она взглянула на меня:

- Ты разве никогда не ощущал этого, Чарли?

Я подумал, прежде чем ответить:

- Нет, Сандра. Это никогда не приходило мне в голову.

- А у меня это почти никогда не выходит из головы. После того случая с Тедом это еще усилилось. Я думала, что непременно должна забеременеть, потому что слышала, что это случается со всеми после первого раза. Я пыталась себе представить, как буду сообщать такую новость родителям. Отец будет в ярости и захочет узнать, кто этот сукин сын. А мама заплачет и скажет: "Я думала, мы вырастили тебя порядочной девушкой". Это было бы... Настоящее, реальное, понимаете? Но через некоторое время я уже не думала об этих вещах. Ничего не произошло. Я уже стала забывать, что это было за ощущение. Тогда я снова пошла на тот каток.

В комнате стояла гробовая тишина. Миссис Андервуд никогда, даже в мечтах, представить себе не могла такую тишину и такое внимание всей аудитории к рассказчику.

- Меня подцепил тот самый парень, с которым подрался Тед. Я специально позволила ему это сделать. Я одела свою самую короткую юбку, голубую, и тонкую блузку. Через некоторое время мы ушли с катка. И это было реальным. Это не было разукрашенной фальшивкой. Он не ломал комедии, ничего не строил из себя... Вообще, я ничего о нем не знала. Возможно, он был маньяк. Или наркоман. Может, у него был нож в кармане... Я

7



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.