Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Воспламеняющая взглядом
Воспламеняющая взглядом

спускаться на вспаханную равнину с убранным урожаем. Слева от дороги из зарослей золотарника из-под старого сена выскочила куропатка, Ирв закричал: "Бей ее, Бобби!". Чарли вытянула палец, пропела: "Бам-бам-бам", - и залилась смехом.

Через несколько минут Ирв свернул на грунтовую дорогу, и еще через милю они подъехали к старенькому красно-бело-голубому почтовому ящику с выведенной карандашом на боку надписью "МЭНДЕРС". Дальше Ирв свернул на подъездную с выбитой колеей дорожку, длиною почти в полмили.

- Зимой, наверное, приходится платить кучу денег за расчистку, - сказал Энди.

- Сам чищу, - ответил Ирв.

Они подъехали к большому трехэтажному белому дому с ярко-зеленой отделкой. Энди он показался одним из домов, что начинают жизнь вполне обыкновенно, но с годами становятся совсем чудными. Сзади к дому были пристроены два сарайчика, один скособочился в одну сторону, другой - в противоположную. С южной стороны была пристроена теплица, а с северной, как накрахмаленная юбка, торчала застекленная веранда с занавесками. За домом стоял красный амбар, знавший лучшие времена, между домом и амбаром то, что жители Новой Англии называют двориком у двери, - плоская и пыльная полоска земли, где квохтали и копошились десятка два цыплят. Когда грузовик приблизился к ним, они разбежались, заверещав и размахивая бесполезными крылышками, мимо чурбана с воткнутым в него топором.

Ирв въехал на грузовичке в амбар, где стоял сладкий запах сена, напомнивший Энди летний Вермонт. Ирв выключил мотор, откуда-то из полумрака амбара послышалось низкое певучее мычание.

- У вас есть корова, - сказала Чарли, и что-то похожее на восхищение отразилось на ее лице. - Я же слышу.

- У нас их три, - сказал Ирв. - Ты слышишь Большуху - очень оригинальное имя, правда, кнопка? Она считает, что ее надо доить трижды в день. Ты сможешь увидеть ее попозже, если папа разрешит. - Можно, папочка? - Думаю, можно, - сказал Энди, мысленно уступая. Они вышли на дорогу, чтобы поймать попутку, а вместо этого их просто умыкнули.

- Заходите, познакомьтесь с женой.

Они пересекли задний дворик, пережидая, пока Чарли перезнакомится со всеми цыплятами. Дверь отворилась, и на ступени вышла женщина лет сорока пяти. Она прикрыла глаза рукой от солнца.

- Ирв, приехал! Кого привез? Ирв улыбнулся:

- Ну, кнопку зовут Роберта. Этот парень - ее отец. Я как-то не ухватил его имени, так что не знаю, не родственники ли мы. Энди шагнул вперед и сказал:

- Я - Фрэнк Бэртон, мэм. Ваш муж пригласил нас с Бобби на ленч, если не возражаете. Рад познакомиться с вами.

- Я тоже, - сказала Чарли, пока интересуясь больше цыплятами, чем женщиной.

- Я Норма Мэндерс, - сказала та. - Заходите. Будьте как дома. - Но Энди перехватил озадаченный взгляд, брошенный в сторону мужа.

Они вошли через прихожую со сложенной там в рост человека поленницей дров в огромную кухню, где господствовали дровяная Печь и длинный стол, покрытый клеенкой в черно-красную клетку. В воздухе витал едва уловимый запах фруктов и парафина. Запах консервирования, подумал Энди.

- Фрэнк с кнопкой движутся в Вермонт, - сказал Ирв. - Я подумал, что им не повредит перехватить на дорогу горяченького.

- Разумеется, - согласилась она. - А где ваша машина, мистер Бэртон? - Ну... - начал Энда. Он взглянул на Чарли, но она была не помощница, мелкими шажками она обходила кухню, поглядывая вокруг с откровенным детским любопытством.

- У Фрэнка небольшие неприятности, - сказал Ирв, глядя прямо на жену. - Но не будем об этом. Не сейчас.

- Хорошо, - сказала Норма. У нее было приятное, открытое лицо - красивая женщина, привыкшая к тяжелому труду. Руки у нее были красные и огрубевшие. - У меня курица, могу сделать вкусный салат. И много молока. Ты любишь молоко, Роберта?

Чарли не откликнулась. Забыла имя, подумал Энди. О боже, влипаем все больше.

- Бобби! - позвал он громко.

Теперь она оглянулась, улыбаясь чересчур широко.

- Да, конечно, - сказала она. - Молоко люблю.

Энди заметил, как Ирв предупреждающе взглянул на жену: никаких вопросов, не сейчас. Его охватило отчаяние утопающего. Остаток их выдуманной истории рассыпался прахом. Им ничего не оставалось, кроме как садиться за стол, не зная, что там у Ирва Мэндерса на уме.

*** - Мы далеко от мотеля? - спросил Джон Мэйо.

Рэй взглянул на счетчик.

- Семнадцать миль, - сказал он и съехал на обочину. - Довольно далеко.

- Но может...

- Нет, если бы нам было суждено схватить их, они давно были бы в наших руках. Нужно вернуться для встречи с другими. Джон тыльной стороной ладони ударил по приборной доске.

- Они где-то свернули, - сказал он. - Все это чертово колесо! Не везло с самого начала, Рэй. Этот умник и девчонка. Никак не поймаем их.

- По-моему, они наши, - сказал Рэй и взял радиотелефон. Он вытащил антенну, выставил ее из окна. - Через полчаса оцепим весь район. Спорю, не успеем мы обойти и десяток домов, как кто-нибудь из здешних узнает грузовик. Темно-зеленый, конца шестидесятых "Интернейшнл харвестер", спереди скребок для чистки снега, деревянные стойки вокруг кузовной платформы для высоких грузов. Думаю, поймаем их до темноты.

Через секунду он уже разговаривал с Элом Стейновицем, который приближался к мотелю "Грезы". Эл по очереди спрашивал агентов. Брюс Кук запомнил фермерский грузовик еще в городе. О'Джей тоже. Он стоял перед "Эй энд Пи".

Эл послал их назад в город. Через полчаса стало известно, что грузовик, который почти наверняка остановился и подхватил двух беглецов, принадлежал Ирвингу Мэндерсу, РФД-5, Бейлингсроуд, Гастингс Глен, Нью-Йорк.

Часы показывали чуть больше двенадцати тридцати.

*** Еда была очень вкусной. Чарли с лошадиным аппетитом поглотила три порции курицы с подливкой, две еще горячие лепешки, изготовленные Нормой Мэндерс, тарелку салата и три огурца домашнего консервирования. Закончили они кусками яблочного пирога с ломтиками сыра. Ирв сказал, что "яблочный пирог без кусочка сыра все равно что поцелуй без объятий". За это жена ласково ткнула его локтем в бок. Ирв закатил глаза, а Чарли рассмеялась.

У Энди разыгрался такой аппетит) что он сам удивился. Чарли рыгнула и виновато прикрыла рот рукой. Ирв улыбнулся ей:

- Снаружи места больше, чем внутри, кнопка.

- Если я съем еще что-нибудь, то лопну, - ответила Чарли. - Именно так моя мама когда-то... то есть именно так она всегда говорит. Энди устало улыбнулся.

- Норма, - сказал Ирв, вставая, - почему бы вам с Бобби не пойти и не покормить цыплят?

- На столе еще кавардак, - сказала Норма.

- Я уберу, - ответил Ирв. - Надо поговорить с Фрэнком.

- Не хочешь покормить цыплят, милая? - спросила Норма у Чарли.

- Конечно, хочу. - Ее глаза блестели.

- Тогда пойдем. У тебя есть курточка? А то немного похолодало.

- Э... - Чарли взглянула на Энди.

- Можешь надеть мой свитер, - сказала Норма. Он" снова переглянулась с Ирвом. - Закатай немножко рукава, и будет как раз.

- Хорошо.

Норма принесла из прихожей старую выцветшую телогрейку и выношенный белый свитер, Чарли утонула в нем, даже закатав три или четыре раза рукава.

- Они не клюются? - с опаской спросила Чарли.

- Только зерна клюют, милочка.

Они вышли. Дверь за ними закрылась. Чарли продолжала щебетать. Энди посмотрел на Ирва Мэндерса, Ирв ответил ему спокойным взглядом.

- Хотите пива, Фрэнк?

- Я не Фрэнк, - сказал Энди. - Думаю, вы это знаете.

- Кажется, да. Как вас величать? Энди сказал:

- Чем меньше вам известно, тем лучше для вас. ( )

- Ну, что ж, - сказал Ирв. - Буду звать вас просто Фрэнк. Они слышали во дворе приглушенные радостные вскрики Чарли. Норма что-то сказала - Чарли согласилась. ()

- Пожалуй, я выпил бы пива, - сказал Энди.

- Сейчас.

Ирв достал из холодильника две банки "Ютика клаб", открыл их, поставил одну на стол перед Энди, другую - перед собой. Снял передник с крючка рядом с мойкой и надел его. Передник был красно-желтый с оборкой по краю, но Ирв почему-то не выглядел в нем глупо.

- Помочь? - спросил Энди.

- Нет, я знаю, куда что класть, - сказал Ирв. - Во всяком случае, почти все. Она каждую неделю делает перестановку. Нет женщины, которая хотела бы, чтобы мужчина разбирался в ее кухонных делах. Конечно, они рады, когда поможешь, но любят, чтобы их спрашивали, куда положить кастрюлю или мочалку.

Энди, вспомнив себя кухонным мальчиком при Вики, улыбнулся и кивнул. - Не люблю вмешиваться в чужие дела, - сказал Ирв, наливая воду в мойку и добавляя туда жидкого мыла. - Я фермер, и, как уже говорил вам, жена держит маленький магазинчик сувениров у пересечения Бейлингсроуд с шоссе на Олбани. Мы живем здесь почти двадцать лет. Он взглянул на Энди.

- Я сразу же понял, увидев вас у дороги: тут что-то не так. Взрослый мужчина и маленькая девочка совсем не такая пара, какие обычно ловят попутку. Понимаете, что я имею в виду? Энди кивнул и глотнул пива.

- При этом мне показалось, что вы вышли из "Грез", но у вас не было чемоданов, даже ручной сумки для вещей. Я поэтому собирался проехать мимо, потом остановился. Почему? Одно дело - совать нос в чужие дела, другое - закрыть глаза. Когда видишь, что людям чертовски плохо.

- Показалось, что нам чертовски плохо?

- Тогда - да, - сказал Ирв, - но не теперь. - Он осторожно мыл старые разнокалиберные тарелки и устанавливал их в сушилку. - Теперь просто не знаю, кто вы и что вы. Поначалу я подумал: это вас разыскивали те двое полицейских. - Он увидел, как Энди изменился в лице и быстро поставил на стол банку с пивом. - Видимо, вас, - мягко сказал он. - А я надеялся, что нет.

- Какие полицейские? - хрипло спросил Энди.

- Они перекрыли все дороги к Олбани, - сказал Ирв. - Если бы мы проехали еще шесть миль по Сороковой дороге, то наскочили бы на один из пикетов на пересечении Сороковой и Девятой.

- Почему же вы не поехали туда? - спросил Энди. - Были бы вне игры.

Ирв собрался мыть кастрюли, но приостановился, ища что-то в шкафчике над мойкой:

- О чем это я? Не могу найти эту мочалку... А, вот она... Почему не отправился по дороге прямо к полицейским? Скажем, хотел удовлетворить свое естественное любопытство.

- У вас есть вопросы?

- Куча, - сказал Ирв. - Взрослый мужчина и маленькая девочка ловят попутку, девочка без сумки, без единой вещички для ночевки, за ними гонится полиция. У меня явилась мысль. Не такая уж нереальная - естественная: подумалось, папуля хотел, чтобы кнопку отдали на воспитание ему, а у него ничего не вышло. И он ее похитил.

- По-моему, это маловероятно.

- Частенько так бывает, Фрэнк. Я подумал, что мамуле это не понравилось и она напустила на папулю полицию. Пикеты на дорогах устраивают при больших грабежах... или при краже детей.

- Она - моя дочка, но мать не напускала на нас полицию, - сказал Энди. - Ее мать умерла год назад.

- Ну, я и так уже почти похерил свою идею, - сказал Ирв. - Не нужно быть сыщиком, чтобы увидеть, насколько вы близки, не похоже, что вы увели ее силком. Энди промолчал.

- А вот вам моя проблема, - сказал Ирв. - Я подсадил вас, подумав, что девочка нуждается в помощи. Теперь не знаю, что и думать. Вы не кажетесь мне уголовником. Но вы с девочкой назвались фальшивыми именами, рассказываете историю, которая разваливается, как карточный домик, и вы кажетесь больным, Фрэнк. Выглядите совсем больным, но держитесь на ногах. Вот мои вопросы. Если хоть на что-то ответите, и то хорошо.

- Мы приехали в Олбани из Нью-Йорка, сегодня рано утром на попутке добрались до Гастингс Глена, - сказал Энди. - Жаль, что они здесь, но я это знал. Чарли знала тоже. - Он упомянул имя Чарли, это было ошибкой, но в данной ситуации вроде бы уже не имело значения.

- Что им нужно от вас, Фрэнк?

Энди надолго задумался - встретился с честными серыми глазами Ирва - и сказал:

- Вы были в городе, так ведь? Видели там чужаков? Они одеты в такие аккуратненькие, прямо из магазина костюмы, которые почти сразу же забываются, едва парни исчезают с глаз. Они ездят на машинах последних моделей, которые как бы растворяются в окружающей среде. Теперь задумался Ирв.

- В "Эй энд Пи" была такая пара, - сказал он. - Разговаривали с Хельгой. Это одна из кассирш. Вроде бы показывали ей что-то.

- Вероятно, наши фотографии, - сказал Энди. - Это правительственные агенты. Они работают заодно с полицией, Ирв. Точнее, полиция работает на них. Полицейские не знают, почему нас ищут.

- О каком правительственном учреждении вы говорите? ФБР?

- Нет. О Конторе.

- О чем? Это отделение ЦРУ? - Ирв смотрел явно недоверчиво.

- Ничего общего с ЦРУ, - сказал Энди. - Контора, иначе АНР - Агентство научной разведки. Года три назад я прочитал в статье, что в начале шестидесятых какой-то умник назвал АНР Конторой после того, как появился научно-фантастический рассказ "Оружейные конторы Иштара". Фамилия автора, кажется, ван Фогт, да это не имеет значения. Она вроде бы должна заниматься научными разработками у нас в стране, которые могут быть использованы сейчас или в будущем для нужд национальной безопасности. Так сказано в ее уставе. Общественное мнение связывает ее в основном с финансированием исследований в области энергии - электромагнитной и термоядерной. На самом деле у нее гораздо более широкие задачи. Мы с Чарли оказались частью эксперимента, проведенного давным-давно, еще до рождения Чарли. Ее мать также участвовала в нем. Ее убили. Убила эта самая Контора. Ирв сидел молча. Он выпустил воду из мойки, вытер руки, подошел к столу и стал вытирать клеенку. Энди снял свою банку с пивом.

- Вот так прямо не скажу, что верю вам, - вымолвил наконец Ирв. - Учитывая многое, что тайно творилось у нас в стране, а потом выплыло. Ребята из ЦРУ поили людей напитками с добавками ЛСД, какого-то агента ФБР обвинили в убийстве участников маршей в защиту гражданских прав, деньги в бумажных мешках и все такое прочее. Не скажу прямо - не верю. Скажу, что вы меня пока не убедили.

- Не думаю, что теперь им нужен я, - сказал Энди. - Может, и был нужен когда-то. Но цель изменилась. Они охотятся за Чарли.

- Хотите сказать, что правительство страны в интересах национальной безопасности разыскивает первоклашку или второклашку?

- Чарли не просто второклашка, - сказал Энди. - Ее матери и мне влили препарат под кодированным названием "лот шесть". До сих пор не знаю точно, что это такое. Насколько я понимаю, какая-то вытяжка из желез. Она изменила мои хромосомы и хромосомы девушки, на которой я потом женился. Мы передали эти хромосомы Чарли, и они перемешались как-то совершенно по-новому. Если она передаст их своим детям, ее, очевидно, будут называть мутантом. Если по каким-то причинам она не сможет их передать - может быть, она бесплодна в результате действия препарата, ее, очевидно, будут называть пустышкой. Как бы то ни было, они ее ищут, хотят изучить, посмотреть, почему она способна делать то, что делает. Я даже думаю, что они хотят использовать ее в качестве аргумента для возобновления программы, связанной с "лот шесть".

- А что она может делать? - спросил Ирв.

Сквозь кухонное окно они видели, как Норма и Чарли выходят из амбара. Белый свитер болтался на Чарли, край его касался икр. Щеки ее горели, она что-то говорила Норме, которая улыбалась и кивала головой. Энди сказал негромко:

- Она может зажигать огонь.

- Ну, это и я могу, - сказал Ирв. Он снова сел и с особой настороженностью взглянул на Энди. Так смотрят на людей, подозревая, что они ненормальные. ()

- Ей достаточно подумать об этом, - сказал Энди. - Есть название - пирокинез. Это особая способность, как телепатия, телекинез или предчувствие - у Чарли есть задатки и этого, - но пирокинез встречается гораздо реже... и он более опасен. Она очень боится его. И правильно делает, потому что не всегда может держать его под контролем. Она способна поджечь ваш дом, амбар, палисадник, сконцентрировавшись на этом. Может запалить вашу трубку, - Энди слабо улыбнулся, - если только, зажигая ее, она не запалит ваш дом, амбар и палисадник. Ирв докончил пиво и сказал:

- Мне кажется, вам следует позвать полицию и сдаться им, Фрэнк. Вам нужна помощь.

- Все это звучит довольно бредово, правда?

- Да, - грустно сказал Ирв. - Такого бреда я еще никогда не слыхал. - Он напряженно сидел на краешке стула, и Энди думал, он ждет, что при первом же удобном случае я выкину какой-нибудь безумный фортель.

- Полагаю, теперь звать не надо, - сказал Энди. - Они скоро появятся. Пусть лучше полиция. По крайней мере, попав в руки полиции, не перестанешь быть человеком, как у этих...

Ирв хотел ответить, но дверь открылась. Вошли Норма и Чарли. Лицо девочки сияло, глаза блестели.

- Папочка! - сказала она. - Папочка, я кормила... И осеклась. Со щек исчез румянец, она переводила пристальный взгляд с Ирва Мэндерса на отца, снова на Ирва. Вместо радости на лице появилось страдание. Именно так она выглядела вчера вечером, подумал Энди. Именно так она выглядела вчера, когда я увел ее из школы. И все это продолжается, и где выход, где хэппи энд?

- Ты рассказал, - проговорила она. - О, папочка, зачем ты рассказал? Норма шагнула вперед и обняла Чарли за плечи. - Ирв, что тут происходит?

- Не знаю, - сказал Ирв. - О чем, по-твоему, он рассказал, Бобби?

- Это не мое имя, - сказала она. В глазах сверкнули слезы. - Вы знаете, меня зовут по-другому.

- Чарли, - сказал Энди. - Мистер Мэндерс почувствовал неувязку. Я рассказал ему, но он мне не поверил. Подумай - и поймешь почему...

- Ничего не понимаю... - закричала было Чарли. И вдруг смолкла, склонила голову набок, словно прислушиваясь, хотя никто другой ничего не слышал. Они видели, как с лица Чарли сбежала краска, словно из кувшина вылили цветную жидкость.

- В чем дело, милочка? - спросила Норма, бросив на Ирва обеспокоенный взгляд.

- Они едут, папочка, - прошептала Чарли. Глаза ее налились страхом, - Они едут за нами.

*** Они съехались у пересечения Сороковой и проселочной дороги без номера, там, где свернул Ирв, - на городских картах Гастингс Глена она была помечена как Олд Бейлингсроуд. Эл Стейновиц наконец догнал своих людей и быстро, решительно взял бразды в свои руки. В пяти машинах их было шестнадцать. На пути к дому Мэндерса они казались мчащейся похоронной процессией.

Норвил Бэйтс с искренним облегчением передал Элу руководство и ответственность за операцию и спросил о местной полиции и полиции штата, которые были привлечены к участию в погоне.

- Пока мы их ни о чем не информируем, - сказал Эл. - Если схватим, то скажем полицейским, что они могут снять пикеты. Если же нет - прикажем им стягиваться к центру, сжимая кольцо. Но - между нами - если мы не управимся с помощью шестнадцати человек, нам вообще не сладить с ними, Норв.

Норв почувствовал легкий упрек и больше ничего не сказал. Он знал - лучше всего захватить беглецов без постороннего вмешательства, ведь с Эндрю Макги произойдет несчастный случай, как только они его поймают. Несчастный случай со смертельным исходом. А если вокруг не будет полицейских, дело пойдет куда быстрее.

На мгновенье впереди вспыхнули тормозные огни автомобиля О'Джея, затем машина свернула на грунтовую дорогу. Остальные следовали за ней.

*** - Ничего не понимаю, - сказала Норма. - Бобби... Чарли... Успокойся! - Вы не поймете, - сказала Чарли высоким, сдавленным голосом. Глядя на нее, Ирв занервничал. В глазах у девочки застыл испуг, как у попавшего в западню зайца. Она вырвалась из рук Нормы и бросилась к отцу. Тот положил ей руки на плечи.

- Они хотят убить тебя, папочка, я знаю, - сказала она.

- Что?

- Убить тебя, - повторила она. В ее широко раскрытых глазах стоял ужас. - Мы должны бежать. Мы должны... - твердила девочка, как безумная. ЖАРКО. ЗДЕСЬ СЛИШКОМ ЖАРКО.

Он глянул влево. На стене между печью и мойкой висел термометр, таких полно в любом каталоге, высылающем покупки по почте. В его нижней части ухмылялся и почесывал бровь маленький красный человечек с вилами. Под его раздвоенными копытцами было написано: "ВАМ ДОСТАТОЧНО ТЕПЛО?"

Ртутный столбик в термометре - этот обвиняющий красный палец - медленно поднимался.

- Да, да, они этого хотят, хотят, - сказала она. - Убить тебя, убить тебя, как они убили мамочку, забрать меня, я не хочу, не хочу этого, я не позволю...

- Чарли! Думай, что делаешь!

Ее глаза стали чуть осмысленнее. Ирв с женой придвинулись друг к другу.

- Ирв... что?..

Но Ирв перехватил взгляд Энди на термометр и... поверил. Было действительно жарко. Так жарко, что прошибал пот. Столбик в термометре поднялся выше отметки девяносто градусов.

- Господи Иисусе, - сказал Ирв охрипшим голосом. - Это она так сделала, Фрэнк?

Энди не ответил. Руки его по-прежнему лежали на плечах Чарли. Он заглянул ей в глаза:

- Чарли... ты думаешь, уже поздно? Ты это чувствуешь?

- Да, - сказала она. В ее лице не было ни кровинки. - Они уже едут по проселку. Ой, папочка, я боюсь.

- Ты можешь их остановить, Чарли, - спокойно сказал он. Они встретились взглядами. - Да, - сказал он.

- Но... папочка... это же плохой поступок. Я знаю, что плохой. Я могу ведь убить их.

- Да, - сказал он. - Сейчас мы перед выбором - убить или быть убитыми. Видно, дело дошло до этого.

- И это не плохой поступок? - ее голос был едва слышен.

- Да, - сказал Энди. - Плохой. Никогда не обманывай себя на этот счет. И не делай этого, если сможешь остановиться. Чарли. Даже ради меня. Они посмотрели друг другу в глаза: усталые, в кровяных прожилках глаза Энди и широко раскрытые, словно под гипнозом, глаза Чарли.

- Если я сделаю... что-нибудь... ты меня и тогда будешь любить? - произнесла она.

Вопрос будто повис в воздухе между ними.

- Чарли, - сказал он, - я всегда буду тебя любить. Независимо ни от чего.

Ирв от окна прошел к ним через комнату.

- Кажется, я должен извиниться перед вами, - сказал он. - На дороге целая вереница машин. Хотите, я останусь с вами? У меня есть охотничье ружье. - Но вид у него был испуганный, почти больной.

- Ружье не потребуется, - сказала Чарли. Она вывернулась из-под руки отца, двинулась к двери; в белом вязаном свитере Нормы Мэндерс она казалась совсем малюткой. Вышла из комнаты.

Еще через секунду Энди пришел в себя и ринулся следом за ней. В животе был холод, словно он проглотил в три глотка большой брикет мороженого.

Мэндерсы стояли не двигаясь. Энди последний раз взглянул на озадаченное, испуганное лицо Ирва, и в голове промелькнула шальная мысль - это тебе урок не подсаживать попутчиков.

Они с Чарли выскочили на крыльцо и увидели, как первая машина свернула на подъездную дорожку. Цыплята верещали и подпрыгивали. В амбаре снова замычала Большуха, зовя кого-нибудь подоить ее. Над холмистыми перелесками и коричневыми осенними полями, окружающими городок в северной части штата Нью-Йорк, стояло неяркое октябрьское солнце. Почти год они в бегах. Энди не без удивления почувствовал странное, смешанное с ужасом облегчение. Он где-то слышал, что в состоянии отчаяния даже заяц, пока его не разорвали, в последнюю минуту иногда огрызается на собак, повинуясь древнему инстинкту сопротивления.

Что бы ни случилось, хорошо, что они больше не бегут. Он стал рядом с Чарли, ее волосы сверкали в солнечном свете.

- Ой, папочка, - простонала она. - Я едва стою.

Он рукой обнял ее за плечи, сильно прижав к себе.

Первая машина остановилась перед двориком, из нее вышли двое.

*** - Нужно вывести его с крыльца, - сказал Энди. Он опустил Чарли на траву за палисадником. Одна сторона дома уже горела, языки пламени медленно двигались к крыльцу, подобно большим светлякам.

- Проваливайте, - сказала Норма резко. - Не трогайте его.

- Дом горит, - сказал Энди. - Я помогу.

- Проваливайте! Вы и так достаточно натворили!

- Перестань, Норма! - Ирв взглянул на нее. - Он ни в чем не виноват. Заткнись.

Она взглянула на него, словно собиралась еще что-то сказать, но поджала губы.

- Помогите встать, - сказал Ирв. - Ноги как ватные. Вроде я обмочился. Неудивительно. Один из этих сукиных сынов подстрелил меня. Не знаю какой. Дайте руку, Фрэнк.

- Я - Энди, - сказал тот, обхватив Ирва рукой. Ирв Медленно поднялся. - Я не сержусь на вашу хозяйку. Лучше бы вы проехали мимо нас сегодня утром.

- Если бы пришлось решать снова, я поступил бы так же, - сказал Ирв. - Эти паразиты с оружием заявились на мою землю. Паразиты, сукины дети, штатные правительственные сутенеры и... оооуу-оох, боже!

- Ирв?! - закричала Норма.

- Молчи, женщина. Это я ударился. Давайте, Фрэнк, Энди или как там вас зовут. Становится жарко.

И действительно, жар усиливался. Едва Энди стащил Ирва по ступенькам во дворик, как порыв ветра метнул сноп искр на крыльцо. Чурбан для рубки превратился в обгорелый пень. От цыплят, подожженных Чарли, ничего не осталось, кроме обугленных костей и странного плотного пепла, перьев, что ли? Они не поджарились, их кремировали.

- Посадите меня у амбара, - задыхаясь, произнес Ирв. - Хочу поговорить с вами.

- Вам нужен врач, - сказал Энди.

- Найдется врач. Что с девочкой?

- В обмороке. - Он посадил Ирва на землю, прислонив его к амбарной двери. Ирв поднял глаза. Лицо его чуть ожило, губы постепенно розовели. Он вспотел. Позади полыхал большой белый фермерский дом, стоявший на Бейлингсроуд с 1868 года.

- Негоже, чтобы человеческое существо могло делать подобные вещи, - сказал Ирв.

- Похоже, что так, - сказал Энди и перевел взгляд с Ирва на окаменевшее, неумолимое лицо Нормы Мэндерс. - Но ведь и негоже человеческим существам страдать церебральным параличом, дистрофией мускулов, лейкемией. А дети этим болеют.

- Она ничего не сказала, - кивнул Ирв на Норму. - Порядок. Не отрывая взгляда от Нормы, Энди сказал:

- Чарли не более чудовище, чем ребенок с аппаратом искусственного дыхания или из интерната для отсталых детей.

- Извините мою резкость, - ответила Норма и отвела взгляд от Энди. - Мы вместе с ней кормили цыплят во дворе. Я видела, как она гладит корову. Но, мистер, мой дом горит, и люди мертвы.

- Мне очень жаль...

- Дом застрахован. Норма, - сказал Ирв, взяв ее за руку здоровой рукой.

- Но это не вернет посуду моей мамы, которая досталась ей еще от бабушки, - сказала Норма. - И мой секретер, картины - мы купили их в прошлом году в июле на художественной выставке в Скенектеди. - Слеза выкатилась из одного глаза - она смахнула ее рукавом. - А все, все письма, которые ты писал мне из армии...

- Ваша кнопка придет в себя? - спросил Ирв.

- Не знаю.

- Так слушайте. Вот что вы можете сделать, если хотите. За амбаром стоит старый джип "виллис"...

- Нет, Ирв, не лезь больше в это дело! Он повернулся, посмотрел на жену. Лицо его было серым, морщинистым, потным. Позади горел их дом. Треск лопающейся черепицы напоминал звук жарящихся в очаге рождественских каштанов.

- Явились на нашу землю без ордера, без официальной бумаги и хотели увезти их, - сказал он, - людей, которых я лично пригласил, как делается в любой цивилизованной стране с нормальными законами. Один из этих типов подстрелил меня, другой пытался застрелить Энди. Промахнулся не больше, чем на четверть дюйма. - Энди вспомнил первый оглушительный выстрел и щепку, отлетевшую от столба крыльца. Поежился. - Явились сюда и натворили дел. Как хочешь, чтобы я поступил, Норма? Сидел сиднем и передал их этим из секретной службы, если они посмеют снова сунуться сюда?

- Нет, - хрипло произнесла она. - Нет, наверно, нет.

- Вы не должны... - начал Энди.

- Должен, - отрезал Ирв. - А когда они вернутся... Они вернутся, Энди?

- О, да. Они вернутся. Вы, Ирв, купили акции активно действующего предприятия.

Ирв глухо засмеялся:

- Хорошо, порядок. Когда они появятся здесь, единственное, что мне известно, - вы взяли мой "виллис". Больше не знаю ничего. И счастливого пути.

- Спасибо, - сказал Энди.

- Поторопитесь, - сказал Ирв. - До города далеко, но там наверняка увидели дым. Приедут пожарные. Вы сказали мне, что направляетесь с кнопкой в Вермонт. Это-то хоть правда?

- Да, - сказал Энди. Слева раздался стон:

- Папочка... - Чарли уже сидела. Красные брючки и зеленая блузка испачкались. Лицо было белое, в глазах - страх и недоумение. - Папочка, что горит? Я чувствую, что-то горит. Это я натворила? Что там горит? Энди подошел, поднял ее.

- Все в порядке, - сказал он, подумав: зачем обманывать детей, так говоря, коль и они, и

8



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.