Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Туман
Туман

Билл Джости уставился на моего сына долгим взглядом своих покрасневших глаз, отчего Билли в конце концов сник.

- Это совсем ДРУГИЕ атомы, сынок.

- А-а-а, да.. - пробормотал Билли, не вступая в спор.

Дик Мюллер, наш страховой агент, говорил, что "ПРОЕКТ СТРЕЛА"- это опытная сельскохозяйственная станция, выполняющая работу правительства, не более того.

- Крупные томаты, способные плодоносить длительное время, - изрек Дик глубокомысленно и вернулся к разъяснениям по поводу того, как я могу наиболее эффективным образом помочь своей семье, если умру молодым. ( )

Миссис Кармоди.. Она, пожалуй, склонялась к мнению Билла Джости: не просто атомы, а ДРКГИЕ атомы.

Я отпилил еще два куска дерева, потом снова пришел Билли с банкой в одной руке и запиской от Стефф в другой. Если и есть какое-нибудь дело, которое большой Билл любит больше, чем бегать с поручениями, то я просто не представляю, что это может быть.

- Спасибо, - сказал я, забирая у него пиво и записку.

- А мне можно будет глоток?

- Только один в прошлый раз ты сделал два. Я не могу тебе позволить, чтобы ты бегал пьяный в десять утра.

- Уже четверть одиннадцатого, - сказал он смущенно. Я улыбнулся в ответ: не бог весть какой юмор, но Билли так редко пытается шутить. Затем я прочитал записку. " поймала " Джей-Ви-Кью ", - писала Стефф. - Не напивайся, пока не съездишь в город. Я разрешаю тебе еще одну банку, но до ленча это все. Как ты думаешь, дорога свободна?"

Я отдал Билли записку.

- Скажи маме, что с дорогой все в порядке, потому что я видел, как прошел грузовик энергокомпании. Скоро они доберутся и сюда.

- О'кей.

- Малыш?

- Что, пап?

- Скажи маме, что все в порядке.

Он снова улыбнулся, словно сначала повторил это про себя, Сказал "о'кей" и бросился бегом к дому.

Я стоял и глядел, как мелькают подошвы его кедов. Я люблю его. Что-то есть в его лице и в том, как он смотрит на меня, отчего мне начинает казаться, что в жизни все в порядке. Конечно, это ложь: в нашем мире никогда не бывает все в порядке и никогда не было. Но мой сын дает мне возможность поверить в эту ложь.

Я отпил немного пива, осторожно поставил банку на камень и взялся за пилу. Минут через 20 кто-то легонько постучал мне по плечу, и я обернулся, ожидая снова увидеть Билли. Но оказалось, что это Брент Нортон, и я заглушил пилу.

Выглядел он не совсем так, как обычно. Он был потный, уставший, несчастный и немного ошарашенный.

- Привет, Брент, - сказал я.

Последний раз мы с ним разговаривали довольно резко, и я не знал, как сейчас себя вести. У меня сложилось забавное ощущение, что он стоял в нерешительности за моей спиной последние минут пять и старательно прочищал горло. Этим летом я его даже толком не видел. Он похудел, но выглядел не лучше обычного. Жена его умерла в прошлом ноябре. От рака, как сообщила Стефф Агги Биббер, которая все про всех знает. В каждой округе есть такие. Из того, как Нортон обычно изводил и унижал свою жену (делая это с легкой презрительностью матадора-ветерана, всаживающего бандерильи в тело старого неуклюжего быка), я заключил, что он будет даже рад этой развязке. Если бы меня спросили, я мог бы предположить, что на следующее лето он появится под руку с девицей лет на двадцать моложе его и с глупой сальной улыбкой на лице. Но вместо глупой улыбки у него лишь прибавилось морщин, и вес сошел как-то не в тех местах, где нужно, оставив мешки, складки и наплывы. На какое-то мгновение мне захотелось отвести его на солнце, усадить рядом с упавшим деревом, дать ему в руку банку пива и сделать угольный набросок портрета.

- Привет, Дэйв, - ответил он после продолжительного неловкого молчания, показавшегося мне еще более гнетущим без треска бензопилы. Он помолчал еще, потом буркнул: - Это чертово дерево. Извини. Ты был прав..

Он издал горлом какой-то странный звук. Губы его шевельнулись, словно у беззубого старика, пережевывающего даты прошлого. Секунду мне казалось, что он вот-вот заплачет беспомощно,

Как ребенок в песочнице, но он кое-как справился с собой, пожал плечами и отвернулся, будто бы поглядеть на отпиленные мною куски ствола.

- Послушай, Дэйв, может быть, ты одолжишь мне машину сгонять в город. Я хочу купить хлеба, каких-нибудь закусок и пива. Много пива.

- Мы с Билли тоже собирались в город, - сказал я. - Если хочешь, поедешь с нами. Только тебе придется помочь мне оттащить с дороги то, что осталось от дерева.

- С удовольствием.

Он ухватился за один конец ствола, но не смог даже приподнять его, и почти всю работу пришлось делать мне. В конце концов нам удалось скинуть сосну в заросли внизу. Нортон пыхтел и никак не мог отдышаться, щеки его стали совсем пунцовыми. А перед этим он еще столько раз дергал стартер своей пилы, что я начал немного беспокоиться, не случилось бы что-нибудь у него с сердцем.

Из дома вышла Стефф, и на секунду на ее лице застыло удивление, когда она увидела, с кем я иду. Нортон улыбнулся, ползая взглядом по ее плотно облегающей грудь кофточке. Все-таки он не сильно изменился.

- Привет, Брент, - сказала она настороженно, и из-под ее руки тут же высунул голову Билли.

- Привет, Стефени. Привет, Билли.

- Он поедет в город с нами.

- Наверное, на это уйдет какое-то время. Может быть, вам придется заехать в магазин в Норуэйе.

- Почему?

- Ну если в Бриджтоне нет электричества..

- Мама сказала, что все кассовые аппараты работают на электричестве, - пояснил Билли.

- Что ж, справедливо.

- Ты еще не потерял список?

Я похлопал себя по карману, и Стефф перевела взгляд на Нортона.

- Мне было очень жаль, когда я узнала про вашу жену. Нам всем было жаль..

- Спасибо, - сказал он. - Спасибо вам.

Затем наступил еще один период неловкого молчания, который нарушил Билли.

- Мы уже можем ехать, папа? - он успел переодеться в новые джинсы и кеды.

- Да, пожалуй. Ты готов, Брент?

- Если можно, одно пиво на дорожку, и я готов.

Стефф чуть нахмурилась. Она никогда не одобряла мужчин, которые водят машину, зажав между ног банку с пивом. Я едва заметно кивнул ей, и она, пожав плечами, принесла Нортону банку. Я не хотел сейчас спорить с ним.

- Благодарю, - сказал он Стеффи, даже не благодаря на самом деле, а только пробормотав это слово, словно разговаривал с официанткой в ресторане. Потом повернулся ко мне. - Вперед, Макдафф!

- Минутку, - сказал я, направляясь в гостиную.

Нортон двинулся за мной, начал охать по поводу березы, но в тот момент меня не интересовали ни его впечатления, ни стоимость нового стекла. Я смотрел в сторону озера через окно, выходящее на террасу. Ветер немного окреп, и, пока я пилил деревья, стало теплее градусов на пять. Я думал, что странный туман наверняка разойдется, но этого не произошло. Более того, он стал ближе, добравшись уже до середины озера.

- Я тоже его заметил, - изрек Нортон с важным видом. - надо думать, это какая-то температурная инверсия.

Мне это не нравилось. Никогда в жизни я не видел ничего подобного. Меня беспокоила удивительно прямая линия фронта наступающего тумана, потому что в природе не бывает таких линий: прямые грани- это изобретение человека. К тому же настораживала его ослепительная белизна, непрерывная и без влажного блеска. До тумана оставалось всего полмили, и контраст между ним и голубизной неба и озера стал еще более разительным.

- Поехали, пап! - Билли потянул меня за штанину.

Мы все вернулись в гостиную, и по пути Нортон еще раз окинул взглядом дерево, вломившееся в нашу гостиную.

- Жалко, что это не яблоня, а? - сострил Билли. - Это моя мама сказала. Здорово, да?

- Твоя мама просто прелесть, Билли, - сказал Нортон, взъерошив ему волосы машинальным жестом, и его взгляд снова вернулся к кофточке Стефф. Нет, определенно он не тот человек, который мог бы мне понравиться.

- Послушай, а почему бы тебе не поехать с нами, Стефф? - спросил я. Сам не знаю почему, я вдруг не захотел ее оставлять.

- Нет, я, пожалуй, останусь и займусь сорняками в саду, - ответила она. Взгляд ее скользнул по Нортону, потом снова перешел на меня. - сегодня утром, похоже, я здесь единственная машина, которой не требуется электричество.

Нортон рассмеялся, слишком громко и неискренне. Я понял, что она хочет сказать, но на всякий случай попробовал еще раз.

- Ты точно не поедешь?

- Точно, - ответила она твердо. - и потом, немного упражнений мне не повредит.

- Ладно, только на солнце долго не сиди.

- Я надену соломенную шляпу. К приезду наделаю сандвичей.

- Отлично.

Она подставила щеку для поцелуя.

- Осторожнее там.. На Канзас-роуд тоже могут быть поваленные деревья.

- Буду осторожен.

- И ты тоже, - сказала она Билли и поцеловала его в щеку.

- Хорошо, мама, - он вылетел на улицу, с грохотом захлопнув дверь.

Мы с Нортоном вышли за ним.

- Может, нам отправиться к тебе и перепилить то дерево, что упало на твою машину? - спросил я, неожиданно для себя начав придумывать причину, чтобы отложить поездку в город.

- Не хочу даже смотреть на него до тех пор, пока не перекушу и не приму еще банку-другую пива, - сказал Нортон. - Что случилось, то уже случилось, Дэйв.

Мы забрались все втроем на переднее сиденье "скаута", и я задним ходом выехал из гаража. Под колесами захрустели сорванные бурей ветки. Стефф стояла на бетонной дорожке, ведущей к грядкам в западном конце нашего участка. В одной руке она держала садовые ножницы, в другой тяпку. На голову она надела старую мятую панаму, и лицо ее было в тени. Я дал два коротких гудка, она помахала в ответ рукой, в которой держала ножницы, и мы выехали на дорогу.

С тех пор я ее больше не видел.

Шоссе Канзас-роуд оказалось свободным от завалов, но в некоторых местах мы видели оборванные провода, а примерно в четверти мили за туристским лагерем "Викки-линн" в канаве лежал столб, у верхушки которого толстые провода спутались в какой-то дикой прическе.

- Однако нам досталось от непогоды, - сказал Нортон своим гладким, натренированным в судебных заседаниях голосом, но сейчас он не работал на публику, а просто, видимо, был озабочен.

- Да уж.

Нортон допил пиво, раздавил банку рукой и, не задумываясь, бросил ее на пол "скаута".

Билли принялся крутить ручки настройки приемника и я попросил его посмотреть, вернулись ли в эфир "Воксо". Он прогнал движок до конца длинноволнового диапазона, но, кроме нудного гудения, ничего не поймал, и попытался вспомнить, какие еще станции располагались по ту сторону этого странного тумана.

- Попробуй "Вблм", - сказал я.

Он прогнал движок в другую сторону, пройдя через передачи

Еще двух станций. Эти передавали, как обычно, но " Вблм ", основная станция в Мэне, специализирующаяся на прогрессивном роке, молчала.

- Странно, - сказал я.

- Что- странно? - спросил Нортон.

- Нет, ничего. Просто мысли вслух.

Билли вернулся к одной из музыкальных станций и довольно скоро мы приехали в город.

Прачечную "Нордж" в торговом центре закрыли, поскольку без электричества в автоматической прачечной делать нечего, но Бриджтонская аптека и супермаркет "Федерал Фудс" работали. Как всегда в середине лета, на автостоянке перед супермаркетом было полно машин, и среди них много с номерами других штатов. Тут и там на солнцепеке стояли небольшие группки людей, видимо, обсуждали бурю, женщины с женщинами, мужчины с мужчинами.

Я заметил миссис Кармоди, повелительницу чучел и проповедницу воды из трухлявого пня. Одетая в ослепительный канареечного цвета брючный костюм, она вплыла в двери супермаркета. Сумка, похожая скорее на чемодан, висела у нее через руку. Потом какой-то идиот в джинсовой куртке, зеркальных очках и без шлема пронесся мимо меня на "ямахе", едва не задев передний бампер.

- Глупая скотина! - прорычал Нортон.

Я объехал стоянку по кругу, подыскивая место получше. Мест не было, и я уже совсем было решился на долгую прогулку пешком из дальнего конца стоянки, когда мне повезло: из ряда, ближайшего ко входу в супермаркет, начал выбираться "кадиллак" размером с автобус. Как только он освободил место, я мгновенно его занял.

Список покупок я вручил Билли. Хотя ему всего пять, он умеет читать печатные буквы.

- Бери тележку и начинай. Я попробую позвонить маме. Мистер Нортон тебе поможет. Я скоро.

Мы выбрались из машины, и Билли сразу же схватил Нортона за руку. Мы давным-давно приучили его не ходить по автостоянке без взрослых и он до сих пор не забыл этого. Нортон сначала удивился, но потом улыбнулся, и я почти простил ему то, как он ощупывал глазами Стефф.

Я двинулся к телефону, что находился между аптекой и прачечной. Какая-то, видимо, изнемогающая от жары женщина в фиолетовом купальнике стояла у телефона и непрерывно дергала за рычаг. Остановившись за ее спиной, я сунул руки в карманы, размышляя, почему я так волнуюсь за Стефф и почему это волнение связано как-то с линией белого матового тумана, замолчавшими радиостанциями и "ПРОЕКТОМ СТРЕЛА".

Женщина с обгоревшими, покрытыми веснушками полными плечами выглядела, как вспотевший оранжевый ребенок. Она швырнула трубку на рычаг, повернулась к аптеке и тут заметила меня.

- Не тратьте деньги. Одно только "ту-ту-ту", - сказала она раздраженно и пошла прочь.

Я чуть не хлопнул себя по лбу. Конечно же, где-нибудь оборвало и телефонные провода. Часть из них проложена под землей, но ведь далеко не все. На всякий случай я попробовал позвонить. Телефоны-автоматы в здешних местах из тех, что Стеффи называет "параноидными". Вместо того, чтобы сразу опустить туда 10 центов, вы сначала слышите гудок, потом набираете номер. Когда кто-то отвечает, телефон автоматически отключает звук, и вы должны срочно, пока там не повесили трубку, запихнуть свою монету. Это раздражает, но в тот день я действительно сэкономил десять центов. Как сказала дама в купальнике, только "ту-туту".

Толкнув дверь, я вошел в магазин и первым делом заметил, что кондиционеры не работают. Летом их включают так, что, если пробудешь в магазине больше часа, наверняка что-нибудь себе отморозишь.

Как все современные супермаркеты, "Федерал" больше всего напоминает лабиринт, где волей современной техники торговли все покупатели превращаются в подопытных белых крыс. То, что вам действительно нужно, например, такие продукты, как хлеб, мясо, пиво, замороженные обеды, - все это находится в самом дальнем конце магазина, и, чтобы попасть туда, вам нужно пройти мимо того, что покупается под влиянием момента, мимо всех "ненужных" предметов, начиная от зажигалок и кончая резиновыми костями для собак.

Я двинулся вдоль стеллажей, потом свернул налево и нашел своих только в третьем проходе, где Билли остановился в задумчивости перед упаковками желе и концентрата для пудинга. Нортон стоял у него за спиной, заглядывая в список в таком замешательстве, что я невольно улыбнулся.

Я стал пробираться к ним мимо наполовину загруженных тележек(очевидно, Стефф была не единственной, у кого сработал "беличий инстинкт") и обирающих стеллажи покупателей.

Нортон выбрал две банки начинки для пирога и положил их в тележку.

- Как успехи? - спросил я, и Нортон оглянулся с видом явного облегчения.

- Все в порядке, да, Билли?

- Конечно, - сказал Билли и, не удержавшись, добавил довольно ехидным тоном: - Правда здесь записано еще много такого, что мистер Нортон тоже не смог разобрать.

Возле каждого пункта, что они с Билли выполнили, Нортон поставил по-адвокатски аккуратную галочку- примерно с полдюжины, включая молоко и упаковку кока-колы. Оставалось еще с десяток различных продуктов.

- Придется нам вернуться во "фрукты и овощи", - сказал я. - Маме нужны помидоры и огурцы.

Билли принялся разворачивать тележку, когда Нортон сказал:

- Ты лучше посмотри, какая там очередь, Дэйв.

Я пошел смотреть. Такое можно иногда увидеть лишь в газете на фотографии с какой-нибудь забавной надписью в дни, когда им больше нечего печатать. Работали только две кассы, и двойная очередь людей с покупками тянулась мимо почти опустевших хлебных стеллажей , загибалась вправо и исчезала из вида за рефрижераторами с замороженными продуктами. Новенькие компьютеризованные кассовые аппараты стояли под чехлами, а на контроле две уже измучившиеся девушки подсчитывали стоимость покупок на батареечных калькуляторах. Рядом с ними стояли двое служащих супермаркета, Бад Браун и Олли Викс. Олли мне всегда нравился больше чем Бад, который, как мне кажется, считал себя неким Шарлем де Голлем мира универмагов.

Когда каждая из девушек заканчивала подсчет, Бад или Олли подкалывали листки с суммой к банкнотам или чекам покупателей и бросали их в специальный ящик. Все четверо, похоже, взмокли и устали.

- Надеюсь, ты захватил с собой хорошую книгу, - сказал Нортон, присоединяясь ко мне. - Мы, видимо, долго простоим.

Я вновь подумал о Стефф, оставшейся дома в одиночестве, и опять испытал какое-то неуютное чувство.

- Ты говорил с мамой? - потянул меня Билли за рубашку.

- Нет, - солгал я. В действительности я волновался, сам не понимая, почему. - Нет, конечно. А ты?

- Не-е-е.. - но он тоже волновался, и по его лицу это было Заметно.

Нам следовало бы ехать домой сразу. Но даже тогда, может быть, уже было поздно.

Глава третья

Пробираясь обратно к фруктам и овощам, я чувствовал себя как лосось, сражающийся с течением. Стали попадаться знакомые лица: Майк Хатлен, один из членов городского управления, миссис Репплер, учительница начальных классов (гроза нескольких поколений третьеклассников с улыбкой разглядывала стеллаж с дынями), миссис Терман, которая иногда оставалась посидеть с Билли, когда мы со Стефф отправлялись куда-нибудь вдвоем. Но в основном здесь собрались люди, приехавшие на лето: они запасались не требующими приготовления продуктами и перебрасывались шутками насчет "суровых условий", в которых приходится проводить отпуска. Отдел копченостей и прочих закусок они подчистили так же основательно, как, бывает, подчищают стенды с десятицентовыми книгами в день дешевой распродажи: там не осталось ничего, кроме сосисок, фарша и одинокого несъедобного вида батона колбасы.

Я взял помидоры, огурцы и банку майонеза. Стефф нужен был еще бекон, но бекона уже не осталось, и я прихватил вместо него колбасного фарша, хотя с тех пор, как газеты сообщили, что в каждой упаковке содержится небольшое количество "примесей" от насекомых (бесплатный довесок), я никогда не ел его с большим энтузиазмом.

- Посмотри, - сказал Билли, когда мы свернули за угол в четвертом проходе. - Вон- солдаты.

Их было двое, и серая форма сразу бросалась в глаза на фоне более яркой летней одежды и спортивных костюмов остальных покупателей. Все давно привыкли к появлению на улицах военнослужащих: примерно миль тридцать отделяло город от "ПРОЕКТА СТРЕЛА". Эти двое выглядели так, словно бриться начали совсем недавно.

Я посмотрел список и убедился, что мы взяли все, что нужно.. Нет, почти все. В самом конце, словно, вспомнив об этом напоследок, Стефф дописала: "бутылка "Лансерс"?"

Оставив тележку, я пошел к винным стеллажам, выбрал бутылку и двинулся обратно мимо большой двустворчатой двери в складское помещение, из-за которой доносилось ровное гудение сильного генератора. Но, видимо, его хватало только на то, чтобы поддерживать холод в рефрижераторах, а на автоматические двери, кассовые аппараты и другое электрооборудование мощности уже не доставало. Звук был такой, словно за дверью работал мотоцикл.

Когда мы встали в очередь, появился Нортон с двумя упаковками светлого пива, и встал в очередь рядом с нами. Без кондиционирования в помещении магазина было жарко, и я подумал, что тут стало бы гораздо лучше, если бы кто-нибудь из подсобных рабочих по крайней мере застопорил входные двери в открытом положении. Через два прохода позади от нас я видел грузчика Бадди Иглтона в его красном фартуке, но он явно не собирался трогаться с места. От монотонного гудения генератора у меня начала болеть голова.

- Положи продукты в нашу тележку, - сказал я Нортону.

- Благодарю.

Теперь очередь тянулась мимо секции замороженных продуктов, и, чтобы добраться к нужным стеллажам, покупателям приходилось, постоянно извиняясь, пробираться через два ряда людей.

- Мы здесь хрен знает сколько будем стоять, - угрюмо пробормотал Нортон, и я нахмурился: на мой взгляд, такого рода выражения Билли лучше не слышать.

Когда очередь проползла немного вперед, рев генератора стал менее слышен, и мы с Нортоном разговорились, старательно обходя тему раздора из-за земли, в результате которого мы оба оказались в суде, и касаясь лишь шансов на победу команды "Ред Сокс" и погоды. Исчерпав наконец запас ни к чему не обязывающих тем, мы оба замолчали.

- М-м-м. Почему они так медленно, пап? - спросил Билли, лицо которого все еще сохраняло встревоженное выражение, и внезапно окутывающий меня туман беспокойства на мгновение расступился. Сквозь него проглянуло что-то ужасное - блестящее металлическое лицо страха.

- Спокойней, малыш, - пробормотал я.

Внезапно откуда-то издалека возник похожий на крик звук. Он быстро приближался и превратился в вой полицейской сирены. С перекрестка донесся автомобильный гудок, потом визг тормозов. Оттуда, где я стоял, видно было плохо, но вскоре звук сирены достиг максимальной громкости, когда полицейская машина пронеслась мимо супермаркета, и стал стихать по мере того, как она удалялась. Несколько человек, стоявших в очередях, пошли посмотреть, в чем дело, но большая часть осталась на месте: люди стояли слишком долго, чтобы рисковать потерять свою очередь.

Нортон пошел: его покупки все равно лежали в нашей тележке.

Через несколько секунд он вернулся и встал на свое место.

- Местные легавые, - прокомментировал он. ()

Тут, медленно перерастая в крик, стихая, потом снова возвышаясь до крика, завыла сирена городской пожарной охраны. Билли взял меня за руку. Вернее, схватил.

- Что это, пап? - спросил он.

И тут же еще:

- Ты думаешь, с мамой все в порядке? ()

- Должно быть, пожар на Канзас-роуд, - сказал Нортон. - эти чертовы оборванные провода..

Какой-то парень распахнул входную дверь, и мне показалось, что это был тот самый, что чуть не врезался в нашу машину на "ямахе".

- Туман! - закричал он. - Что творится! Это надо видеть!

Люди стали поворачиваться к парню. Он дышал тяжело, словно долго бежал. Все молчали.

- В самом деле, это надо видеть, - повторил он, на этот раз уже будто оправдываясь.

Люди продолжали молча глядеть на него, кто-то шаркнул ногой, но уходить из очереди никто не хотел. Несколько человек из тех, что еще не встали в очередь, бросили свои тележки и прошли мимо неработающих касс посмотреть, о чем идет речь. Очередь снова двинулась вперед. Люди вытягивали шеи, стараясь разглядеть туман, о котором говорил вбежавший в магазин парень, но через окно было видно лишь чистое голубое небо. Кто-то сказал, что парнишка, видимо, пошутил. Кто-то ответил, что меньше часа назад видел полосу необычного тумана на озере. Пожарная сирена продолжала надсадно завывать.

Все это мне очень не нравилось. Слишком сильно отдавало большой катастрофой.

Еще несколько человек вышли на улицу. Некоторые даже оставили место в очереди, отчего она продвинулась чуть дальше. Затем старый седой Джон ли Фровин, механик с заправочной станции "Тексако", прошмыгнул в магазин и крикнул:

- Эй! У кого-нибудь есть фотоаппарат?

Он оглядел зал и выскочил обратно на улицу. Тут уже все зашевелились: если зрелище стоит того, чтобы его фотографировать, то уж хотя бы посмотреть надо обязательно.

Неожиданно своим ржавым, но сильным старческим голосом закричала миссис Кармоди:

- Не ходите туда!

Люди стали оборачиваться к ней. Стройная очередь распалась: кто-то отправился посмотреть на туман, кто-то просто отошел, разыскивая своих друзей. Привлекательная молодая женщина в красной блузке и темно-зеленых брюках задумчиво, оценивающе смотрела на миссис Кармоди. Кассирша рядом с Бадом Брауном обернулась, и тот постучал ее по плечу своим длинным пальцем:

- Не отвлекайся, Салли.

Снова закричала миссис Кармоди:

- Не ходите туда! Там смерть! Я чувствую, что там смерть! Бад и Олли, хорошо знавшие ее, лишь раздраженно поморщились, но приезжие, даже стоявшие в очереди, тут же отошли от нее подальше. Видимо, к этим крикливым старухам в больших городах относятся так же. Словно они переносчицы какой-то заразной болезни. Впрочем, кто знает? Может быть, так оно и есть.

Тут через входную дверь ввалился мужчина с разбитым носом.

- Там что-то есть в тумане! - закричал он. Билли прижался ко мне, то ли испугавшись этого человека с окровавленным лицом, то ли того, что он говорил.

- Там в тумане что-то есть! - продолжал кричать мужчина. Что-то из тумана схватило Джона ли! Что-то.. - покачнувшись, он наткнулся спиной на витрину с подкормкой для газонов и опустился рядом с ней на пол. - что-то из тумана схватило Джона ли, и я слышал, как он кричал!

Ситуация переменилась. Волнение, вызванное бурей, а потом полицейскими и пожарными сиренами, растерянность, которую средний американец всегда испытывает при нарушении электроснабжения, атмосфера нарастающей напряженности, все это вдруг заставило людей зашевелиться.

Они не побежали. Сказав так, я создал бы у вас неверное впечатление. Паники не было. Никто не бежал, по крайней мере, большинство людей не бежало. Они просто пошли. Одни пробирались к большой витрине у конца кассового ряда, другие направились прямо к дверям, причем некоторые с неоплаченными покупками. Бад Браун тут же закричал требовательным голосом:

- Эй! Вы не заплатили! Эй, вы! Ну-ка вернитесь! Немедленно верните сюда пирожки с сосисками!

Кто-то рассмеялся над ним, и от этого сумасшедшего неестественного хохота остальные люди заулыбались. Но даже улыбаясь, все они выглядели испуганно, неуверенно и неспокойно. Потом засмеялся кто-то еще, и Браун побагровел. Он выхватил коробку с грибами у дамы, которая пыталась протиснуться мимо него к окну, облепленному людьми.

- Отдайте мои грибочки, - завизжала дама, и это неуместное уменьшительное "грибочки" вызвало истерический хохот еще у двоих мужчин, стоявших рядом.

Происходящее чем-то уже стало напоминать сумасшедший дом. Миссис Кармоди продолжала трубить, чтобы мы не выходили на улицу. Не переставая, завывала пожарная сирена, словно крепкая старуха, заставшая у себя дома вора. Билли заплакал.

- Папа, что это за человек в крови? Почему?

- Все в порядке, большой Билл, он просто расшиб себе нос. Не волнуйся.

- Что он имел в виду, этот человек? Про что-то там в тумане? - спросил Нортон, усиленно хмурясь, что, видимо, заменяло ему замешательство.

- Папа, я боюсь, - сквозь слезы выдавил Билли. - Пожалуйста, давай поедем домой.

Кто-то пробежал мимо, грубо меня толкнув, и я взял Билли на руки. Я тоже испугался. А смятение нарастало. Салли, кассирша, работавшая рядом с Бадом Брауном, попыталась встать, и он вцепился в воротник ее красного халата. Ткань лопнула, и кассирша, отмахиваясь от него руками, вырвалась, закричав:

- Убери свои поганые лапы!

- Заткнись, - рявкнул Браун, но по его голосу чувствовалось, что он в полной растерянности.

Он снова потянулся за ней, но его остановил Олли Викс:

- Бад! Остынь!

Кто-то еще закричал. Если раньше паники не было, почти не было, то теперь обстановка быстро приближалась к панической. Люди текли из обеих дверей. Послышался звон бьющегося стекла, и по полу разлилась пузырящаяся лужа кока-колы.

- Боже, что происходит? - воскликнул Нортон.

И в этот момент начало темнеть. Я подумал было, что отключился свет в зале, и совершенно рефлекторно задрал голову, взглянув на флуоресцентные лампы. И не один я решил, что потемнело именно из-за этого. Потом я вспомнил, что тока нет и лампы не горели все время, пока мы были в магазине. Но ведь света хватало.. И тут я понял, даже раньше, чем люди, стоявшие у окон, начали кричать и указывать руками на улицу.

Надвигался туман.

Туман катился с Канзас-роуд, и даже с близкого расстояния он казался таким же, каким я впервые заметил его на озере. Белый, чистый, он быстро продвигался, и вместо солнца на небе осталась теперь маленькая серебряная монета, словно полная луна, видимая зимой сквозь тонкий покров облаков.

Казалось, что туман лишь лениво ползет, но в природе есть явления, протекающие с такой же плавной, гипнотизирующей быстротой, например, ураганы и торнадо. Они буквально завораживают, как

2



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.