Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Тёмная половина
Тёмная половина

ПРИШЕЛ! - закричал Тад.

Крики Старка прекратились после того как его горло было проклевано сотнями безжалостных клювов. Воробьи теперь перебирались на руки, и на секунду даже его ноги мелькнули на кровавом паркете.

Он махнул руками - тем, что от них осталось - вниз по бокам диким жестом, давя дюжины птиц... но дюжина дюжин рвалась занять место выбывших пернатых коллег.

Звук трескавшейся и расщепляемой древесины справа от Тада вдруг стал все усиливаться. Тад посмотрел туда и увидел что восточная стенка его кабинета разваливается подобно папиросной бумаге. Он за какой-то миг сумел рассмотреть тысячи желтых клювов, пробившихся сквозь дерево одновременно, а затем схватил близнецов и накрыл их собой, выгнув тело, чтобы защитить из от обломков, может быть, впервые и единственный раз в жизни проявив настоящую ловкость и проворство.

Стена рухнула внутрь кабинета, подняв пыльное облако из щепок и опилок. Тад закрыл глаза и прижал детей ближе к себе.

Он больше ничего не видел.

11

Но Алан Пэнборн это увидел, как и Лиз.

Они сбросили покрывало с плеч, как только туча птиц над ними и рядом с ними исчезла в кабинете Тада. Лиз начала пробираться в гостевую спальню по направлению к открытой двери в кабинет, и Алан спешил за ней.

Какой-то момент он ничего не смог разглядеть там из-за черно-коричневого облака, клубящегося в бешеной пляске. Затем это облако приняло какие-то очертания - ужасную и узнаваемую форму. Это был Старк. Он был покрыт птицами, съедаем заживо, но еще жил.

Еще больше птиц появилось, затем еще и еще. Алан подумал, что этот стук клювов сведет его с ума. А затем он увидел, что они делают.

- Алан! - закричала Лиз. - Алан, они его поднимают!

Предмет, который раньше был Джорджем Старком, предмет, который сейчас был только неопределенно человеческим, поднимался в воздух на воробьиной подушке. Он двинулся через кабинет, почти упал, затем снова поднялся вверх. Он приблизился к огромной дыре в восточной стене кабинета.

Через нее влетело еще больше воробьев; все, которые еще находились в других помещениях, ринулись в кабинет.

Плоть стекала и падала со скелета Старка непрерывным дождем.

Тело Старка прошло через провал в стене окруженное воробьями, остервенело выщипывающими остатки волом с головы своей жертвы. ( )

Алан и Лиз кинулись по ковру из погибших птиц внутрь кабинета. Тад медленно поднимался на ноги, держа в каждой руке по малышу. Лиз побежала и забрала их у него. Она ощупывала их, ища раны.

- О'кей, - сказал Тад. - Я думаю, они в порядке.

Алан подошел к проему в стене кабинета. Он выглянул наружу и увидел сцену, напоминавшую лишь сказочную. Небо было черно от птиц, и все же в одном его месте находилось словно черное дерево, как будто на цельной материи кто-то сделал прорезь.

Эта прорезь имела форму борющегося человека.

Птицы поднимали это все выше, и выше, и выше. Оно достигло верхушек деревьев и, казалось, остановилось там. Алан подумал, что ему слышится нечеловеческий вопль из центра этого птичьего облака. Затем воробьи двинулись снова. Наблюдение за ними напоминало зрелище прокручиваемой назад киноленты. Черные потоки воробьев взлетали из всех выбитых окон в доме, они очистили от своего присутствия подъездную дорожку, деревья и изогнутую крышу "Фольксвагена".

Все они направлялись к тому центральному темному облаку.

Контур человеческого тела начал снова двигаться... над деревьями... в темное небо... и наконец исчез из поля зрения.

Лиз сидела в углу, с близнецами на коленях, качая и лаская их - но ни один из них, видимо, особенно и не был уже опечален или расстроен. Они внимательно смотрели на ее изможденное и покрытое слезами лицо. Уэнди потрогала его, словно желая утешить мать. Уильям приподнялся, снял перо с волос Лиз и тщательно осмотрел его.

- Он ушел, - хрипло сказал Тад. Он присоединился к Алану, стоявшему все еще у проема в стене кабинета.

- Да, - сказал шериф. Он вдруг разрыдался. Он даже не мог понять, почему это случилось, просто произошло само собой.

Тад попытался обнять его, и Алан успокоился, его ботинки сухо хрустели на тушках мертвых воробьев.

- Нет, - сказал Пэнборн. - Я буду в порядке.

Тад посмотрел через проем снова в ночное небо. Из этой темноты вдруг появился воробей и сел на его плечо.

- Спасибо, - сказал ему Тад. - Спа...

Воробей клюнул его, внезапно и сильно, кровь потекла под самым глазом. ()

Затем он улетел, присоединяясь к другим птицам.

- Почему? - спросила Лиз. - Она смотрела на Тада, шокированная. -Почему он так сделал?

Тад не ответил, но подумал, что знает ответ. Он подумал, что и Роули Делессепс также знает этот ответ. То, что произошло, было достаточно мифическим... но ведь это была не сказка. Может быть, последний воробей и был послан той силой, которая посчитала, что Таду нужно напомнить об этом. Чтобы он надолго это запомнил.

Будь осторожен, Тадеуш. Ни один человек не может управлять агентами из загробного мира. Очень недолго - и всегда есть цена.

"Какую цену должен буду уплатить я? - подумал Тад. А затем: - Счет... когда он должен прийти?"

Но это был вопрос для другого времени, другого дня. А кроме того было еще и такое - может быть, счет уже был оплачен.

Может быть, он был навсегда отпущен.

- Он мертв? - спросила Лиз... почти умоляюще.

- Да, - ответил Тад. - Он мертв, Лиз.

Книга закрывается на Джордже Старке. Пошли, ребята - давайте выбираться отсюда.

ЭПИЛОГ "Генри не поцеловал Мэри-Лу в тот день, но он не оставил ее без слова, хотя и мог так поступить. Он видел ее; он вытерпел ее раздражение и подождал, когда оно перейдет в то блокирующее молчание, которое он так хорошо знал. он уже распознал, что большая часть этих печалей были ее личными, а потому не подлежали разделению с ним или даже обсуждению. Мэри-Лу всегда лучше всего танцевала, когда танцевала одна. наконец они пошли через поле и посмотрели еще разок на театр, где Эвелин умерла три года назад. Это было не очень много для прощания, но это было лучшим, что они могли сделать. Генри чувствовал, что это достаточно хорошо. он положил маленькие бумажные куколки-балерины, принадлежавшие некогда Эвелин, у высокую траву около разрушенной веранды, зная, что ветер несет их отсюда достаточно скоро. Тогда и он с Мэри-Лу покинут это старое место в последний раз. Это не было хорошо, но все было правильно. Достаточно правильно. Он не был человеком, верящий в счастливые концы. И та ясность, которую он имел в мыслях, происходила главным образом от этого". Тадеуш Бомонт. "Неожиданные танцоры".

Сны людей - их настоящие сны, а не галлюцинации, которые могут приходить во сне, а могут и не приходить - кончаются в различное время. Сон Тада Бомонт о Джордже Старке закончился в четверть десятого вечером, когда психопомпы отнесли его темную половину в то место, которое было ему предназначено. Сон завершился черным "Торнадо", этим тарантулом, на котором Тад и Джордж всегда приезжали к дому в это постоянно возобновляемом ночном кошмаре.

Лиз и близнецы были наверху подъездной дорожки Бомонтов, там, где она соединялась с Лейк Лейн. Тад и Алан стояли около черного автомобиля Джорджа Старка, который уже и не выглядел черным. Теперь он стал серым от птичьего помета.

Алан не хотел смотреть на дом, но не мог отвести глаз. Это была разнесенная на клочки руина. Восточная часть - сторона кабинета - была снесена для наказания Старка, но и весь дом был разрушен дотла. Дыры и щели зияли повсеместно. Вокруг здания лежали груды мертвых птиц. Ими были заняты крыша и водосточные желоба. Взошла луна и - Вы уверены, что с вами все о'кей? - спросил Тад.

Алан кивнул.

- Я спрашиваю, потому что нужно свидетельское показание.

Алан хрипло рассмеялся. - Разве кто-нибудь поверит, о чем это свидетельство?

- Думаю, что нет. - Тад помолчал и добавил: - Вы знаете, было время, когда я почувствовал, что вы как будто симпатизируете мне. Но больше я этого не чувствую. Совсем нет. Я этого не понимаю. Вы считаете меня ответственным за... все это?

- Меня это не затрагивает, - сказал Алан. - Оно кончилось. И это все, что меня теперь может занимать, мистер Бомонт. Именно сейчас, это единственная мысль во всем мире, которая меня как-то трахает.

Он увидел боль на усталом и помрачневшем лице Тада и сделал огромное усилие над собой.

- Ну, Тад. Это слишком много. Слишком много - и сразу. Я только что видел человека, уносимого в небо сворой воробьев. Дайте мне передохнуть, о'кей?

Тад кивнул.

- Я понимаю.

"Нет, ты не понимаешь, - подумал Алан. - ты не понимаешь, что ты такое, и я сомневаюсь, что когда-нибудь поймешь. Твоя жена - может быть... хотя я очень удивлюсь, что все между вами будет в полном порядке после всего этого, если она когда-либо попробует понять это, или осмелится любить тебя снова. Твоих детей, может быть, когда-нибудь... но не тебя, Тад. Стоять рядом с тобой - все равно, что стоять у могилы, из которой вылезает какое-то кошмарное ночное создание. Монстр сейчас исчез, но тебе все же не хочется стоять слишком близко к тому месту, откуда он появился. Потому что может появиться и другой. Может быть, и нет; твое сознание знает об этом, но твои чувства - они ведь играют на другой волне. Ох, парень. И даже, если могила навсегда пуста, есть сны. И воспоминания. Есть Хомер Гамаш, забитый до смерти своим же протезом. Из-за тебя, Тад. Все только из-за тебя".

Это было несправедливо, и часть Алана знала об этом. Тад не просил быть близнецом, он не уничтожил своего брата в утробе по преступному намерению ("Мы же не говорим о Каине, убивающем камнем своего брата Авеля", как говорил доктор Притчард); Тад же не знал, какой монстр его поджидал, когда он начал писать как Джордж Старк.

И все же они были близнецами.

И Алан не мог забыть, как Старк и Тад смеялись вместе.

Тот безумный смех и выражение их глаз.

Он бы очень удивился, если бы и Лиз смогла забыть об этом.

Легкий ветер донес до них запах бензина из машины Старка.

- Давайте подожжем это, - коротко сказал шериф. - Подожжем все это. Меня не волнует, кто и что потом подумает. Вряд ли будет ветер, пожарные машины прибудут до того, как огонь сможет куда-то распространиться. Если он коснется нескольких деревьев вокруг этого места, то тем даже лучше.

- Я сделаю это, - сказал Тад. - Вы идите вверх по дорожке с Лиз. Помогите ей с бли...

- Мы сделаем это вместе, - ответил Алан. - Дайте мне ваши носки.

- Что?

- Вы меня слышали - я хочу ваши носки.

Алан открыл дверцу "Торнадо" и заглянул внутрь. Да - стандартная ручная передача, как они думал. Естественный человек типа Джорджа Старка никогда не будет удовлетворен всеми этими автоматическими штучками; они были для таких типов, как Тад Бомонт.

Оставив дверцу открытой шериф стоял на одной ноге, снимая правый ботинок и носок. Тад посмотрел на него и начал делать то же самое. Алан надел ботинок на голую ногу и проделал ту же операцию с левой ногой. У него не было желания идти голыми ступнями по телам мертвых птиц, хотя бы одну секунду.

Сняв оба носка, шериф связал их вместе. Затем добавил еще к ним связанные носки Тада. Он обошел "Торнадо" сзади и открыл бак с горючим. Мертвые птицы хрустели под ногами. Он вынул затычку бензобака и опустил свой самодельный зажигательный шнур в горловину бака. Когда он вытянул связку носков обратно, они уже пропитались бензином. Шериф подошел к боковой стороне автомобиля и закрепил там пропитанный бензином фитиль, держа за сухой конец. Он повернулся к следовавшему за ним Таду. Алан залез в карман форменной рубашки и достал оттуда пачку бумажных спичек. Эти спички продаются в газетных киосках как приложения к сигаретам. Он не знал, где он раздобыл эти, но на их этикетке стоял рекламный штамп, столь почитаемый коллекционерами спичек.

На штампе была изображена птица.

- Зажигайте носки, когда машина поедет, - сказал Пэнборн. - Ни секундой ранее, понимаете меня?

- Да.

- Она поедет с ударом. Дом примет таран. Бензобак сзади. Когда пожарники прибудут сюда, все будет выглядеть так, будто ваш приятель не справился с управлением и врезался в дом, после чего машина взорвалась. По крайней мере, я так надеюсь.

- О'кей.

Алан обошел машину сзади.

- Что там происходит у вас внизу? - позвала Лиз, волнуясь. - Дети замерзнут!

- Еще одну только минутку! - отозвался Тад.

Алан забрался внутрь неприятно пахнущего салона "Торнадо" и убрал тормоз. - Подождите, когда он покатит, - бросил он через плечо.

- Да.

Алан нажал ногой сцепление и перевел ручку скоростей в нейтральное положение.

"Торнадо" сразу поехал.

Алан выскочил из машины и на какой-то миг подумал, что Тад не успел поджечь свой конец связки носков... но тут огонь показался позади машины, и побежал по фитилю, прочерчивая яркую линию в ночной темноте.

"Торнадо" медленно катил последние пятнадцать футов по дорожке, подпрыгивая н небольших асфальтовых выступах. Он уткнулся в боковую стену дома и остановился. Алан смог прочитать наклейку на бампере, ярко освещенную оранжевым пламенем:

"МОДНЫЙ СУКИН СЫН".

- Уже больше нет, - пробормотал он.

- Что?

- Ничего. Пойдемте назад. Машина собирается взорваться. ()

Они отошли на десять корпусов, когда "Торнадо" превратился в огненный шар. Огонь ворвался через щели и дыры внутрь деревянного дома, превратив пролом в стене кабинета в черное глазное яблоко, уставившееся неизвестно куда.

- Пойдем, - сказал Алан. - Давайте двигаться к моей патрульной машине. Теперь, после того, как мы это сделали, нам надо дать сигнал пожарной тревоги. Нет нужды кому-либо на озере пострадать из-за этого.

Но Тад чуточку помедлил, и Алан - тоже вместе с ним. Дом Бомонта был из сухой древесины, покрытой щепой, и потому он вспыхнул почти сразу. Языки пламени, ворвавшиеся в кабинет Тада, стали захватывать и листы его рукописей. Эти листы стали разлетаться в разные стороны. При свете огня Алан смог увидеть, что они исписаны карандашом. Листы бумаги охватывались пламенем, съеживались и становились черными. Они летели в ночь под слабыми порывами ветра, подобно черным птицам.

"Раз они попали в тягу, - подумал Алан, - нормальный ветерок должен прихватить их. Прихватить и разнести подальше, может быть, даже на край земли".

"Хорошо", - затем подумал он и отправился по дорожке к Лиз с детьми, опустив голову.

Сзади него Тад Бомонт поднял руки и закрыл ими лицо.

Он стоял так довольно долго.

30



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.