Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Сияние
Сияние

Ветер швырнул кучку горящей черепицы и несколько реек в двери сарая. И немного погодя сарай тоже загорелся.

Когда Холлоранн остановился, чтобы залить в бак остаток бензина, до Сайдвиндера оставалось еще двадцать миль. Он начинал сильно тревожиться за Венди Торранс - она как бы уплывала от них. А ехать еще так далеко!

- Дик! - закричал Дэнни. Забравшись на сиденье с ногами, он показывал куда-то пальцем. - Дик, смотри! Смотри! Там!

Снег прекратился. Из расходящихся туч выглянул серебряный доллар луны. Впереди на дороге виднелась жемчужная цепь огней - далеких, но движущихся по извилистому серпантину шоссе в их сторону. Ветер на мгновение затих, и Холлоранн услышал далекое жужжащее ворчание моторов. Снегоходы!

Холлоранн, Дэнни и Венди встретились с ними через пятнадцать минут. Им привезли одежду, бренди и доктора Эдмондса.

И долгая тьма закончилась.

58. ЭПИЛОГ.

"ЛЕТО"

Проверив салаты, приготовленные учеником, и заглянув в кастрюлю с бобами по-домашнему (на этой неделе они служили аппетитной закуской), Холлоранн развязал фартук, повесил на крючок и выскользнул через черный ход. До того, как всерьез приступить к обеду, у него оставалось примерно сорок пять минут.

Это место называлось "Сторожка Красная стрела" и пряталось в горах западного Мэна в тридцати милях от городка Ренджли. Холлоранн считал, что здешняя контора ничего себе. Работы не слишком много, чаевые приличные, и пока еще ни одно блюдо не отсылали обратно. Вовсе неплохо, если учесть, что полсезона уже позади.

Дик прошел между баром под открытым небом и бассейном (хотя с чего это людям взбредает в голову купаться в бассейне, когда до озера рукой подать, он не мог себе представить), пересек зеленое поле, где компания из четырех человек, хохоча, играла в крокет, и взобрался на небольшую насыпь. Там росли сосны, ветер весело вздыхал в их ветвях, принося аромат хвои и сладкой смолы.

По другую ее сторону среди деревьев врассыпную стояли домики, выходящие на озеро. Самый крайний был лучше других, и в апреле, получив здесь работу, Холлоранн забронировал его для двоих гостей.

На крыльце с книгой в руках сидела в кресле-качалке женщина. Холлоранна снова поразило, как она изменилась. Отчасти дело было в том, что, несмотря на совершенно неофициальное окружение, женщина сидела будто аршин проглотив, как в присутственном месте - но, разумеется, виноват был корсет на спине. У нее оказался сломан позвоночник, а еще - три ребра и несколько внутренних повреждений. Позвоночник заживал медленнее всего, Венди до сих пор носила корсет... отсюда и ее казенная поза. Но перемена состояла не только в этом. Она теперь выглядела старше, уже не такой смешливой. Сейчас, когда она сидела за чтением, Холлоранн заметил печальную красоту - ее не было в день их первой встречи, около девяти месяцев назад. Тогда Венди была еще совсем девчонкой. Теперь же перед ним сидела женщина, человек, который совершил вынужденное путешествие в царство тьмы и, возвратившись, оказался в силах склеить куски заново. Но, подумал Холлоранн, они никогда не сойдутся так, как раньше. В этом мире - уже никогда.

Она услышала шаги и, закрывая книгу, подняла глаза.

- Дик! Привет! - она стала подниматься и лицо исказила легкая гримаса боли.

- Не-не, сидите, - сказал он. - Ежели я без фрака и белого галстука, так не настаиваю, чтоб версаль вертеть.

Она улыбнулась, а Дик поднялся по ступенькам и уселся на крыльцо подле нее.

- Как дела?

- Прекрасно, - сознался он. - Сегодня вечером попробуйте креветок по-креольски. Вам понравится.

- По рукам.

- Где Дэнни?

- Вон там, дальше. - Она показала, и Холлоранн увидел в конце пристани маленькую фигурку. На Дэнни были закатанные до колен джинсы и рубашка в красную полоску. Чуть поодаль на спокойной воде покачивался поплавок. Время от времени Дэнни выдергивал его, осматривал крючок и грузило, и забрасывал обратно.

- Загорел, - сказал Холлоранн.

- Да. Сильно загорел, - она нежно взглянула на мальчика.

Дик вытащил сигарету, размял и прикурил. Дым пластами лениво поплыл вверх в солнечное послеполуденное небо.

- Как насчет этих его снов?

- Лучше, - откликнулась Венди. - За эту неделю только один раз. Раньше бывало каждую ночь, иногда по два-три раза. Взрывы. Живая изгородь. А чаще всего... ну, вы знаете.

- Ага. Венди, с ним все будет О'кей.

Она взглянула на Дика.

- Правда? Хотела бы я знать.

Холлоранн кивнул.

- Вы оба... вы оба возвращаетесь. Может, не такие, как раньше, но живые-невредимые. Вы уже не те, что были, оба. Но это необязательно плохо.

Они немного помолчали. Венди легонько покачивалась в кресле-качалке, Холлоранн курил, задрав ноги на перила крыльца. Налетел легкий ветерок, он протолкался укромной дорожкой через сосны, однако едва взъерошил Венди волосы. Она их коротко остригла.

- Я решила принять предложение Эла... мистера Шокли, - сообщила она. Холлоранн кивнул.

- Работа вроде неплохая. Из тех, что может вам стать интересной. Когда приступаете?

- Сразу после Дня труда. Когда мы с Дэнни уедем отсюда, то отправимся прямиком в Мэриленд поискать жилье. Знаете, на самом деле меня убедила брошюрка "Чэмбер оф Коммерс". Вроде бы подходящий город, чтоб растить там ребенка. И потом, хотелось бы начать работать до того, как мы слишком сильно влезем в страховку Джека. Еще осталось больше сорока тысяч. Если правильно вложить эти деньги, хватит, чтобы послать Дэнни в колледж и еще останется на первое время, пока он не станет на ноги.

Холлоранн кивнул.

- Ваша мама?

Она взглянула на него и бледно улыбнулась.

- Думаю, Мэриленд достаточно далеко.

- Не забудете старых друзей, а?

- Дэнни не позволит. Сходите, повидайтесь с ним, он ждал весь день.

- Да и я тоже, - он поднялся, отряхивая белые штаны повара. - Все с вами будет тип-топ. С обоими, - повторил он. - Неужто не чувствуете?

Венди подняла глаза на Дика, и на этот раз улыбка вышла более теплой. - Да, - сказала она. Она взяла его руку и поцеловала. - Иногда мне кажется, что да.

- Креветки по-креольски, - напомнил он, шагая к ступенькам. - Не забудьте.

- Не забуду.

Он спустился с откоса, прошел по посыпанной гравием дорожке, которая вела к пристани, а потом - по видавшим виды доскам на край, где, опустив ноги в прозрачную воду, сидел Дэнни. Дальше ширилось озеро, отражая растущие по берегам сосны. Места тут были гористые, но от старости горы скруглились, износились от времени. Холлоранну они пришлись очень по душе.

- Много поймал? - спросил Холлоранн, усаживаясь рядом с мальчиком.

Он снял ботинок, потом другой. И со вздохом опустил в прохладную воду разгоряченные ступни.

- Нет. Но совсем недавно клевало.

- Завтра утром возьмем лодку. Ежели, мальчик мой, тебе охота поймать съедобную рыбу, надо выбираться на середину. Там, дальше - вот уж где рыба большая.

- Очень большая?

Холлоранн пожал плечами.

- Ну... акулы, марлини, киты и все такое.

- Тут нет никаких китов!

- Нет, синих-то нет, конечно нету. Тутошние больше восьмидесяти футов не бывают. Розовые киты. ()

- А как же они могут попасть сюда из океана?

Холлоранн положил ладонь на светлые рыжеватые волосы мальчика и взъерошил их.

- Плывут против течения, мальчуган. Вот как.

- Правда?

- Правда.

Они немного помолчали, глядя на неподвижное озеро, а Холлоранн думал. Когда он снова посмотрел на Дэнни, то увидел, что в глазах у малыша стоят слезы. Приобняв его, он спросил:

- Что такое?

- Ничего, - прошептал Дэнни.

- Скучаешь по папке, так?

Дэнни кивнул.

- Ты всегда понимаешь.

Из уголка правого глаза выскользнула слезинка, она медленно покатилась вниз по щеке.

- У нас с тобой секретов быть не может, - согласился Холлоранн. - Вот оно как.

Не сводя глаз с удочки, Дэнни сказал:

- Иногда хочется, чтоб все случилось со мной. Это я виноват. Во всем виноват я.

Холлоранн сказал:

- Тебе неохота говорить про это, когда мамка рядом, да?

- Нет. Она хочет забыть, что это вообще случилось. Я тоже, но...

- Но не можешь.

- Нет.

- Тебе надо поплакать?

Мальчик попытался ответить, но слова потонули во всхлипе. Он припал головой к плечу Холлоранна и заплакал; слезы градом катились по лицу. Холлоранн молча обнимал его. Он знал, мальчику еще не раз нужно будет выплакаться, и Дэнни повезло - он пока так мал, что ему это удается. Те же слезы, что лечат, еще обжигают и бичуют.

Когда мальчик немного успокоился, Холлоранн сказал:

- Ты с этим совладаешь. Сейчас-то ты так не думаешь, но ты справишься. У тебя си...

- Не хочу! - задохнулся Дэнни, голос еще был хриплым от слез. - Не хочу, чтоб оно у меня было!

- Но оно есть, - спокойно сказал Холлоранн. - Хорошо это или плохо, есть. Тебя не спрашивают, малыш. Но худшее позади. Сияние может пригодиться, чтоб поговорить со мной. Ежели начнется черная полоса, позови - и я тут как тут.

- Даже если я буду в Мэриленде?

- Даже там. ()

Они притихли, наблюдая, как поплавок Дэнни относит на тридцать футов от края пристани. Потом Дэнни еле слышно выговорил:

- Будешь со мной дружить?

- Пока буду тебе нужен.

Мальчик крепко обнял его, и Холлоранн сжал его в ответ.

- Дэнни. Послушай-ка меня. Что я тебе сейчас скажу - скажу один-единственный раз, больше никогда ты этого не услышишь. Кой-какие вещи не стоит говорить ни одному шестилетке на свете; только вот то, что должно быть да то, что есть на самом деле, не шибко совпадает. Жизнь - штука жесткая, Дэнни, ей на нас плевать. Не то, чтоб она ненавидела нас... нет, но и любить нас она тоже не любит. В жизни случаются страшные вещи, и объяснить их никто не может. Хорошие люди умирают страшной мучительной смертью и остаются их родные, которые любят их, остаются одни-одинешеньки. Иногда кажется, будто только плохие люди как сыр в масле катаются и болячка к ним не пристает. Жизнь тебя не любит - зато любит мамочка... и я тоже. Ты убиваешься по отцу. Вот как почувствуешь, что должен по нему поплакать - лезь в шкаф или под одеяло и реви, пока все не выревешь. Вот как должен поступать хороший сын. Только научись управляться с этим. Вот твоя работа в нашем жестком мире: сохранять живой свою любовь и следить, чтоб держаться, что бы ни случилось. Соберись, прикинься, что все в порядке - и так держать!

- Ладно, - прошептал Дэнни. - Хочешь, будущим летом я опять к тебе приеду... если можно. Будущим летом мне исполнится семь.

- А мне - шестьдесят два. И я так обниму тебя, аж мозги из ушей полезут. Но давай сперва проживем одно лето, а уж потом примемся за следующее.

- О'кей. - Он посмотрел на Холлоранна. - Дик?

- М-м-м?

- Ты ведь долго не умрешь, да?

- Будь спок, я этим заниматься не собираюсь, а ты?

- Нет, сэр. Я...

- Клюет, сынок. - Дик показал туда, где под водой скрылся красно-белый поплавок. Он выскочил, поблескивая, а потом опять нырнул.

- Эй! - ахнул Дэнни.

Венди спустилась вниз и теперь присоединилась к ним, остановившись у Дэнни за спиной.

- Что там? - спросила она. - Щука?

- Нет, мэм, - ответил Холлоранн. - По-моему, это розовый кит.

Удочка согнулась. Дэнни потянул, и длинная радужная рыба, описав сияющую мерцающую параболу, снова исчезла.

Сдерживая волнение, Дэнни неистово сматывал леску.

- Дик, помоги! Поймал! Поймал! Помоги!

Холлоранн рассмеялся.

- Ты и сам отлично справляешься, мужичок. Не знаю, розовый это кит или форель, но лишней эта рыбка не будет. Она отлично сгодится.

Он обнял Дэнни за плечи, и мальчик мало-помалу вытащил рыбу на берег. Венди уселась по другую сторону от Дэнни... так они и сидели втроем на краю причала, в лучах послеполуденного солнца.

( )

37



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.