Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Сердца в атлантиде
Сердца в атлантиде

заговорю никогда. То была другая жизнь. То была другая девушка. И та девушка умерла. Она была очень юной, очень идеалистичной, и ее обманули. Помнишь человека с картами в Сейвин-Роке?

Он кивнул, чуть улыбнулся и взял ее руку. Она крепко сжала его пальцы.

- Вверх-вниз, понеслись, туда-сюда, смотри куда, все по мерке для проверки. Его звали Макканн, или Маккозленд, или еще как-то так.

- Имя не важно. А важно то, как он все время внушал тебе, что ты можешь выиграть. Верно?

- Верно.

- Та девушка связалась именно с таким человеком. С человеком, который всегда умел двигать карты чуть быстрее, чем его считали способным. Он искал сбитых с толку, рассерженных детей, и он их нашел.

- У него был желтый плащ? - спросил Бобби, не зная, шутит она или нет.

Она поглядела на него, чуть сдвинув брови, и он понял, что вот этого она не помнит. Да и рассказывал ли он ей о низких людях? Наверное, да. Ему казалось, что он рассказывал ей практически обо всем, но она не помнила. Возможно, то, что произошло с ней в Лос-Анджелесе, прожгло несколько дыр в ее памяти. Бобби понимал, как могло произойти такое. И ведь она тут не исключение, верно? Многие их ровесники очень старались позабыть, кем они были и во что верили в годы между убийством Джона Кеннеди в Далласе и убийством Джона Леннона в Нью-Йорке.

- Не важно, - сказал он. - Продолжай. Она покачала головой.

- Я уже сказала все, что собиралась сказать об этом. Все, что могу сказать. Кэрол Гербер умерла на Бенефит-стрит в Лос-Анджелесе. Дениз Шуновер живет в Покипси. Кэрол ненавидела математику, не была способна разобраться даже в десятичных дробях, но Дениз ПРЕПОДАЕТ математику. Как же они могут быть одной и той же? Нелепое предположение. Дело закрыто. Я хочу знать, при чем тут Тед. Он ведь не может быть еще жив, Бобби. Ему было бы за сто. И много за сто.

- Не думаю, чтобы время имело особое значение для ломателя, - сказал Бобби. Не имело оно особого значения и для WKND, где Джимми Гилмер пел теперь о "Тростниковом шалаше" под гудящий аккомпанемент чего-то вроде окарины.

- Ломатель? Но что...

- Не знаю, и это не важно, - сказал Бобби. - А важно, думаю, вот что. Так что слушай внимательно, ладно?

- Ладно.

- Я живу в Филадельфии. У меня чудесная жена, профессиональный фотограф, трое чудесных взрослых детей, чудесная старая собака с плохой спиной и хорошим характером и старый дом, который все время отчаянно нуждается в ремонте. Моя жена говорит, что раз дети сапожника всегда бегают босиком, то в доме плотника всегда течет крыша, - Так значит, ты плотник? Он кивнул.

- Я живу в Редмонт-Хиллс и когда вспоминаю, что надо бы купить газету, покупаю филадельфийскую "Инквайрер". ()

- Плотник, - сказала она задумчиво. - Я всегда думала, что ты кончишь писателем, и вообще... ( )

- Я тоже так думал. Но у меня был период, когда я думал, что кончу в тюрьме штата Коннектикут. Однако этого не произошло, так что, пожалуй, одно уравновешивает другое.

- А про какую посылку ты упомянул? И какое отношение она имеет к Теду?

- Посылка пришла федеральным экспрессом от типа по имени Норман Оливер. Банкир. Он душеприказчик Салла. А внутри было вот что.

Он снова сунул руку в спортивную сумку и вытащил старую потрепанную бейсбольную перчатку. Он положил ее на колени женщины, сидевшей рядом с ним на скамье. Она сразу перевернула ее и посмотрела на имя, написанное сбоку.

- Боже мой, - сказала она бесцветным растерянным голосом.

- Я не видел эту крошку с того дня, когда нашел тебя с вывихнутым плечом вон в тех деревьях. Наверное, какой-нибудь мальчишка проходил мимо, увидел ее в траве и присвоил. Хотя она даже тогда была не слишком новой.

- Ее украл Уилли, - сказала она чуть слышно. - Уилли Ширмен. Я думала, что он хороший. Видишь, какой я была дурой во всем, что касалось людей? Даже тогда.

Он глядел на нее в немом изумлении, но она этого не видела, она смотрела на старую перчатку модели Алвина Дарка, пощипывала путаницу сыромятных ремешков, которые каким-то чудом все еще удерживали ее воедино. А затем она обрадовалась и растрогала его, поступив так, как поступил он, едва вскрыл коробку и увидел, что лежит в ней: она поднесла бейсбольную перчатку к лицу и вдохнула маслянисто-кожаный аромат кармана. Правда, он сначала надел перчатку на руку, даже не заметив как. Естественное движение бейсболиста, естественное движение мальчишки, такое же непроизвольное, как дыхание. Мальчишкой Норман Оливер когда-то, конечно, был, но в бейсбол, видимо, не играл никогда, потому что не обнаружил листа бумаги, который был глубоко засунут в последний палец перчатки - палец с глубокой бороздкой в старой коже. Лист нашел Бобби. Ноготь его мизинца задел его и заставил зашуршать.

Кэрол положила перчатку. Несмотря на седину, она снова выглядела юной и полной жизни.

- Рассказывай.

- Она была на руке Салла, когда его нашли мертвым в машине.

Глаза у нее стали огромными и круглыми. В этот миг она не просто была похожа на девочку, которая каталась на Колесе Обозрения вместе с ним, она БЫЛА этой девочкой.

- Погляди туда, где был автограф Алвина Дарка. Видишь? Свет уже стремительно угасал, но она увидела, увидела ясно: ()

Б.Г.

1464 Дюпон-Серкл-роуд

Редмонт-Хиллс, Пенсильвания

Зона 11

- Твой адрес, - прошептала она. - Твой теперешний адрес.

- Да, но погляди сюда. - Он постучал по строчке "Зона II". - Почтовое ведомство отменило почтовые зоны в шестидесятых. Я проверял. Тед либо не знал, либо забыл.

- А может быть, он нарочно? Бобби кивнул.

- Не исключено. В любом случае Оливер прочел адрес и послал мне перчатку - упомянул, что не видит нужды включать старую бейсбольную перчатку в опись имущества. Он, собственно, хотел сообщить мне о смерти Салла на случай, если я не знал, и что заупокойная служба будет в Харвиче. По-моему, он хотел, чтобы я приехал, хотел узнать историю перчатки. Но тут я не мог его просветить. Кэрол, ты уверена, что Уилли...

- Она была у него на руке. Я потребовала, чтобы он отдал ее, и я бы отослала ее тебе, но он отказался ее отдать.

- По-твоему, позднее он отдал ее Салл-Джону?

- Получается, что так.

Но почему-то ей не верилось. Она чувствовала, что правда должна быть куда более странной, чем такое объяснение. Да и отношение Уилли к перчатке было странным, хотя она уже не помнила, почему, собственно.

- В любом случае, - сказал он, постукивая по адресу на перчатке, - это написал Тед. Не сомневаюсь. Я надел перчатку и нашел кое-что. И приехал из-за этого.

Он сунул руку в спортивную сумку в третий раз. Свет уже утратил красноту, и остаток дня был угасающе розовым, цвета лесного шиповника. Транзистор, все еще лежащий в траве, пел "Или ты не знаешь" голосом Хью "Пиано" Смита и "Клоунов".

Бобби вытащил смятый листок. Пропотелые внутренности перчатки оставили на нем пару пятен, но в остальном он выглядел удивительно чистым и новым. Бобби протянул его Кэрол.

Она подставила листок меркнущим лучам, чуть отодвинув от лица - ее зрение, понял он, было уже не то, что прежде.

- Титульный лист, - сказала она, а потом засмеялась. - "Повелитель мух", Бобби. Твоя любимая книга.

- Погляди внизу, - сказал он. - Прочитай.

- "Фабер и Фабер, лимитед... 24 Рассел-сквер... Лондон". - Она вопросительно взглянула на него.

- Лист из фаберовского издания в мягкой обложке тысяча девятьсот шестидесятого года, - сказал Бобби. - Это на обороте. Но посмотри, Кэрол, он же выглядит совсем новым. Я думаю, книга, из которой он вырван, была в тысяча девятьсот шестидесятом всего несколько недель назад. Но не перчатка - она потрепана куда больше, чем была, когда я ее нашел. Только страница.

- Бобби, не все старые книги желтеют, если их берегут. Даже старое дешевое издание...

- Переверни, - сказал он. - Погляди на другой стороне. Кэрол перевернула. Под строчкой "Исключительное право".., было вот что: "Скажи ей, что она была храброй, как львица".

- Вот тут я понял, что должен приехать, потому что он считает, что ты будешь здесь, что ты еще жива. Я не мог поверить, легче было поверить в него, чем... Кэрол? Что с тобой? Эта надпись в самом низу? Что она значит?

Теперь она заплакала, заплакала горько, держа вырванный титульный лист в руке и глядя на то, что было втиснуто в узкое белое пространство под условиями продажи:

- Что это означает? Ты знаешь? Ты ведь знаешь? Кэрол покачала головой.

- Не имеет значения. Это дорого мне. Только и всего. Дорого мне, как перчатка дорога тебе. Для старика он отлично знает, какие кнопки нажимать, верно?

- Пожалуй. Может, в этом назначение ломателя. Она поглядела на него. Она все еще плакала, но, подумал Бобби, эти слезы не были по-настоящему горькими.

- Бобби, а зачем он это сделал? И как он узнал, что мы вернемся? Сорок лет - долгий срок. Люди взрослеют. Люди взрослеют и оставляют в прошлом детей, какими были.

- Так ли?

Она продолжала глядеть на него в сгущающемся сумраке. Позади них тени деревьев обретали черноту. Там - под деревьями, где он рыдал в тот день, а на следующий нашел ее избитую, совсем одну - уже почти воцарился мрак.

- Иногда немножко магии остается, - сказал Бобби, - Вот что я думаю. Мы вернулись, потому что еще слышим правильные голоса. Ты их слышишь? Голоса?

- Иногда, - сказала она почти против воли. - Иногда слышу. Бобби взял у нее перчатку.

- Ты меня извинишь?

- Конечно.

Бобби пошел к деревьям, упал на колено, чтобы подлезть под низкую ветку, и положил свою старую бейсбольную перчатку карманом вверх к темнеющему небу. Потом вернулся и сел на скамью рядом с Кэрол.

- Ее место там.

- Завтра какой-нибудь мальчик пройдет мимо и подберет ее, ты ведь знаешь? - Она засмеялась и утерла глаза.

- Быть может, - согласился он. - А быть может, она исчезнет, возвратится туда, откуда взялась.

Когда последняя розовость дня угасла в пепельности, Кэрол положила голову на плечо Бобби, и он обнял ее одной рукой. Они сидели так, молча, а в транзисторе у их ног запели "Плоттеры".

ОТ АВТОРА Разумеется, в Ороно есть Университет штата Мэн. Я точно это знаю, потому что учился там с 1966 по 1970 год. Однако персонажи в этом романе абсолютно вымышленные, а многие описанные мною топографические приметы студгородка не существуют и не существовали. Харвич тоже выдуман, а Бриджпорт, хотя и вполне реален, про его описание у меня этого сказать нельзя. Как ни трудно этому поверить, шестидесятые годы не вымышлены. Они на самом деле были.

Кроме того, я позволил себе и некоторые хронологические вольности, в частности, использовал "Пленного" за два года до того, как телевидение США его показало, - но я старался оставаться верным духу времени. Можно ли этого достичь? Не знаю, но я старался.

Ранний и совсем непохожий вариант "Слепого Уилли" был напечатан журналом "Антеус". Он был опубликован в 1984 году.

Я хочу поблагодарить Чака Веррила, Сьюзен Молдоу и Нан Грэм, которые помогли мне набраться храбрости, чтобы написать эту книгу. И еще я хочу поблагодарить мою жену. Без нее я никогда бы не довел дело до конца.

С.К.

22 декабря, 1998 год.

33



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.