Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга - Регуляторы
Регуляторы наклонилась еще ниже, к струе, сделала пару глотков, зачерпнула воду ладонью и плеснула на лоб. Ей сразу полегчало. Одри завернула кран, прошла в кладовую и взяла совок. Тэк строит, сказал Сет. Тэк делает. Но что? Она присела у кучи мусора, со щеткой в одной руке и совком в другой. И тут перед ней встал более серьезный вопрос. Если она сбежит, что будет с Сетом? Что сделает с ним это чудовище? 2 Белинда Джозефсон придержала дверь, пока ее муж не прополз на кухню, потом выпрямилась и огляделась. Лампа под потолком не горела, но стало чуть светлее, чем раньше. Гроза слабела, и Белинда решила, что через час-другой они вновь увидят синее небо. Она посмотрела на висевшие на стене над столом часы и не поверила своим глазам. Три минуты пятого. Неужели прошло так мало времени? Белинда пригляделась: секундная стрелка не двигается. Она потянулась к выключателю у двери, и в это время на кухне появился Джонни. Он закрыл за собой дверь и встал. - Напрасный труд, - подал голос Джим Рид. Он сидел на полу между холодильником и плитой с Ральфи Карвером на коленях. Ральфи сосал большой палец. Глаза его остекленели. Белинда не питала к Ральфи особых симпатий (собственно, на всей улице если его кто и любил, так это родители), но тут не могла не пожалеть ребенка. - Почему напрасный? - спросил Джонни. - Нет электричества. Так что выключатель не поможет. Белинда ему поверила, но на всякий случай пару раз щелкнула выключателем. Безо всякого результата. В кухню набилось много народу, вместе с собой Белинда насчитала одиннадцать человек, но все сидели тихо как мышки, поэтому ощущения толпы не возникало. Эллен Карвер иногда всхлипывала, но она полулежала, уткнувшись лицом в грудь матери, и Белинда подумала, что девочка скорее всего спит. Дэвид Рид одной рукой обнимал за плечи Сюзи Геллер. С другой стороны сидела ее мать и тоже обнимала девушку. Счастливая, подумала Белинда. Кэмми Рид, мать близнецов, прислонилась спиной к двери с надписью "ВАША УЮТНАЯ КЛАДОВАЯ". Белинда видела, что в отличие от многих других Кэмми не в шоке. В ее взгляде читались хладнокровие и способность к адекватной оценке ситуации. - Вы слышали, как кто-то кричал? - обратился Джонни к Сюзи Геллер. - Я никаких криков не слышу. - Больше никто и не кричит, - ответила девушка. - Я думаю, кричала миссис Содерсон. - Точно, она. - Джим Рид поудобнее посадил Ральфи. - Я узнал ее голос. Мы всю жизнь слышим, как она орет на Гэри. Правда. Дэйв? Дэйв Рид кивнул. - Я бы с удовольствием ее убил. Честное слово. - К счастью, дальше мыслей дело у тебя не пошло. - Джонни шагнул к телефону, снял трубку, послушал, пару раз нажал на рычаг и положил трубку на место. - Дебби мертва, да? - обратилась Сюзи к Белинде. - Что ты, доченька, конечно, нет, - тут же вмешалась Ким Геллер. Сюзи пропустила слова матери мимо ушей. - Она же не побежала в соседний дом? Так ведь? Об этом тоже не надо лгать. Белинда как раз хотела сказать, что Дебби в соседнем доме, но решила, что это не выход. По собственному опыту она знала, что ложь, даже во благо, не доводит до добра, только все усложняет. А на Тополиной улице сложностей и так хватало. - Ты права, дорогая, - не стала кривить душой Белинда. - К сожалению, ее уже нет с нами. Сюзи Геллер закрыла лицо руками и разрыдалась. Дэйв Рид притянул ее к себе, и Сюзи прижалась лицом к его плечу. Когда Ким попыталась оторвать ее, тело девушки напряглось: она не желала подчиняться матери. Ким бросила на Дэвида Рида злобный взгляд, но юноша его даже не заметил. Тогда она повернулась к Белинде. - Зачем вы ей это сказали? - зло прошипела Ким Геллер. - Девушка лежит на крыльце, и с такой копной рыжих волос ее трудно не заметить. - Тихо. - Брэд взял жену за руку и увлек к раковине. - Не расстраивай ее. С этим предупреждением ты опоздал, подумала Белинда, но промолчала. Через забранное сеткой окно над раковиной она увидела забор, разделявший участки Карверов и Старины Дока, и зеленую крышу дома Биллингсли. Облака над Тополиной улицей стали уже не такими черными. Обойдя раковину сбоку и повернувшись к ней спиной, Белинда уселась на нее. Затем она наклонилась к сетке, вдохнув запахи мокрого металла и травы, почему-то живо напомнившие ей о детстве. - Эй! - крикнула она, сложив ладони рупором. Брэд схватил жену за плечо, вероятно, чтобы ее остановить, но Белинда энергично стряхнула его руку. - Эй, Биллингсли! - Не надо, Би, - подала голос Кэмми Рид. - Это неразумно. "А что разумно? - подумала Белинда. - Сидеть на полу и ждать, пока прискачет кавалерия?" - Кричите, кричите. - поддержал Белинду Джонни. - Что в этом плохого? Если те, кто в нас стрелял, еще здесь, они прекрасно знают, где нас искать. - Тут ему в голову пришла интересная мысль, и он повернулся к вдове почтового служащего. - Кирстен, у Дэвида было оружие? Может, охотничье ружье или... - Револьвер в ящике стола, - ответила Кирстен. - Во втором слева. Этот ящик заперт, но ключ в большом ящике, в том, что посередине. Завернут в зеленую тряпку. Джонни кивнул. - А стол? Где стол? - В маленьком кабинете. Наверху, в конце коридора. - Кирстен говорила все это, не отрывая взгляда от колен, потом подняла на Джонни полные отчаяния глаза. - Дэвид лежит под дождем, Джонни. Не следовало нам оставлять их под дождем. - Дождь скоро кончится, - ответил Джонни. Он знал, что говорит глупость, это читалось по его лицу, но Пирожок успокоилась хотя бы на время, и Белинда поняла, что главное не слова, а тон. Слова ничего не значили, а вот тон вселял спокойствие. Мол, волноваться не надо, ситуация под контролем. - Позаботьтесь о детях, Кирсти, а об остальном пока не волнуйтесь. Джонни повернулся и направился к двери. - Мистер Маринвилл, - обратился к нему Джим Рид, - можно мне пойти с вами? Однако когда Джим попытался ссадить Ральфи с колен, мальчика охватила паника. Он вытащил палец изо рта, вцепился в Джима, забормотал: - Нет, Джим, нет, Джим. Он говорил так жалобно, что у Белинды по коже побежали мурашки. Наверное, подумала она, таким вот голосом заключенные в тюрьме просят не запирать их в одиночку. - Оставайся на месте, Джим. - быстро сориентировался Джонни. - Брэд, как насчет вас? Не желаете прогуляться в заоблачную высь? Прочистить легкие? - Конечно. - Брэд с любовью посмотрел на жену. - Вы действительно думаете, что эта женщина может орать во все горло? - Повторяю, что не вижу в этом ничего плохого. - Будь осторожен, - напутствовала мужа Белинда и ласково провела рукой по его груди. - Не высовывайся. Обещай мне. - Обещаю не высовываться. Она повернулась к Джонни: - А теперь вы. - Я? Да, конечно. - Он обворожительно улыбнулся, и Белинда поняла: вот она, та улыбка, которой мистер Джон Эдуард Маринвилл всегда одаривал женщин, если что-то им обещал. - Я обещаю. Они вышли, чуть пригнувшись, а Белинда вновь повернулась к затянутому сеткой окну. Помимо запахов травы и металла, в воздухе чувствовался запах пожарища. Белинда услышала и потрескивание горящего дерева. Дождь не давал огню распространиться, но куда, черт побери, подевались пожарные машины? Ради чего все мы платим налоги? - Эй, Биллингсли! Отзовитесь Мгновение спустя Белинда услышала незнакомый мужской голос: - Нас тут семеро! Двое из дома, что стоит выше по улице... Содерсоны, подумала Белинда. - ..плюс коп и муж убитой женщины. Еще мистер Биллингсли и Синтия из магазина! - Кто вы? - крикнула Белинда. - Стив Эмес! Из Нью-Йорка. У меня возникли неполадки с грузовиком, я свернул с автострады и заблудился! Остановился у магазина, чтобы позвонить! - Бедняга. - прокомментировал Дэйв Рид. - Вытянул лотерейный билет с бесплатным проездом в ад. - Что происходит? - спросил голос с другой стороны забора. - Вы знаете, что происходит? - Нет! - прокричала в ответ Белинда. Мысли налезали одна на другую. Спросить надо о многом, но с чего начать? - Вы выглядывали на улицу? - вновь раздался голос Эмеса. - Как там на улице? Белинда уже открыла рот, чтобы ответить, но ее внимание привлек паучок на другой стороне сетчатого экрана. Оконная коробка защищала его от дождя, но крошечные капельки все-таки висели на паутине сверкающими бриллиантиками. Хозяин располагался в центре. Не двигался. Может, и помер. - Мэм? Я спросил... - Не знаю! - ответила Белинда. - Джонни Маринвилл и мой муж выглядывали, но сейчас они наверху... - Ей не хотелось говорить о том, что они пошли за оружием. Да ну, конечно, какие тут могли быть секреты, от кого, но не хотелось, и все тут. - Хотят посмотреть, что к чему. А как насчет вас? - Мы занимались другими делами, мэм! Женщине, что живет ближе к вершине холма... - Пауза. - Телефон у вас работает? - Нет! Не работает. И света нет! Вновь пауза, а потом сквозь шелест дождя Белинда услышала, как мужчина сказал, разумеется, обращаясь не к ней, а к кому-то рядом: "Дерьмо!" И тут же раздался другой голос: - Белинда, это вы? - Да! - Голос она опознать не смогла и оглядела остальных, надеясь, что ей помогут. - Это мистер Джексон. - Ее надежды оправдал Джим Рид, сидевший с Ральфи на коленях. Мальчик еще не спал, но чувствовалось, что дело идет к этому: палец уже начал выскальзывать у него изо рта. - Я подходил к двери! - продолжал Питер. - Улица пуста! До вершины холма! Абсолютно пуста! Ни зевак, ни пожарных, ни полицейских. Ни на Гиацинтовой, ни в следующем квартале Тополиной. Вы понимаете, что это означает? Белинда, нахмурившись, задумалась и огляделась. Одни лишь недоуменные взгляды да опущенные головы. Питер расхохотался. Смех этот больно резанул по нервам Белинды и покрыл ее кожу мурашками, совсем как бормотание маленького Ральфи Карвера. - Считайте, что мы в одной лодке! Я тоже ни шиша не понимаю! - Да кто пойдет в наш квартал? - пробурчала Ким Геллер. - В здравом уме никто этого не сделает. Кому охота лезть под пули? Белинда не нашлась с ответом. Вроде бы логично, но очень уж далеко от жизненных реалий. Ведь люди забывают о логике, когда приходит беда. Они толпятся вокруг и глазеют. Обычно на безопасном расстоянии, но глазеют. - Вы уверены, что на перекрестке внизу тоже нет людей? Пауза так затянулась, что Белинде пришлось повторить свой вопрос. Ответил ей голос, который она узнала без труда: Старина Док. - Мы никого там не видим, но мешают дождь и вызванный им туман! Пока он не рассеется, ничего определенного мы не сможем сказать! - Но сирен-то нет! - вмешался Питер. - С севера не доносятся сирены? - Нет! - крикнула Белинда. - Должно быть, из-за грозы! - Я так не думаю. - Кэмми Рид говорила скорее себе, чем остальным. Если бы раковина не находилась рядом с дверью в кладовку, Белинда ее бы и не услышала. - Нет, я так не думаю. - Я собираюсь выйти, чтобы забрать жену! - крикнул Питер Джексон, и тут же раздались протестующие голоса. Слов Белинда не слышала, но по тону догадалась, о чем речь. Внезапно паучок, которого она считала дохлым, зашевелил лапками, оседлал одну из шелковых ниточек, полез наверх и вскоре скрылся из виду. Совсем он и не помер, подумала Белинда. Только изображал покойника. Тут Кирстен Карвер рванулась к сетке, едва не сбросив Белинду с раковины. Та едва успела ухватиться рукой за настенную полку. Лицо Кирстен было мертвенно-бледным, в глазах застыл страх. - Не выходи из дома, Питер! - прокричала она. - Они вернутся и убьют тебя! Они вернутся и убьют нас всех! Долгая-долгая пауза, после которой послышался голос Колли Энтрегьяна: - С ним бесполезно говорить, мэм! Он ушел! - Ты должен был его остановить! - взвизгнула Кирстен. Белинда положила руку ей на плечо и даже испугалась: такая дрожь била женщину. - Что ты за полицейский, если не смог остановить его! - Он не полицейский, - пробубнила Ким. - Его уволили из полиции. Он возглавлял банду, занимавшуюся торговлей угнанными автомобилями. Сюзи подняла голову: - Я в это не верю. - Что ты можешь об этом знать, в твоем-то возрасте? - фыркнула ее мать. Белинда уже собиралась слезть с раковины, когда увидела нечто необычное, заставившее ее застыть. Это нечто зацепилось за стойку детских качелей и напоминало гигантскую паутину, усеянную капельками дождя. - Кэмми! - Что? - Подойди сюда. Кэмми должна знать, что это. На своем участке она разбила огород, комнатные растения превратили ее дом в джунгли, а книг по биологии там хватило бы на целую библиотеку. Кэмми встала и подошла к сетчатому окну. К ней присоединились Сюзи и ее мать, а потом и Дэйв Рид. - Что ты увидела? - Безумные глаза Кирстен Карвер уставились на Белинду. Эллен Карвер обнимала мать за ногу, уткнувшись лицом в ее джинсовые шорты. - Что? Белинда проигнорировала ее вопрос, обратившись к Кэмми: - Посмотри вон туда. На качели. Видишь? Кэмми уже хотела сказать, что ничего не видит, но Белинда ткнула пальцем, и она увидела. Грозовой фронт уходил к востоку, внезапный порыв ветра ударил в окно. С паутины посыпались капельки. Непонятное, увиденное Белиндой, отцепилось от стойки качелей и покатилось через двор, к забору из штакетника. - Это невозможно. - вырвалось у Кэмми. - Поташник не растет в Огайо. Но даже если бы рос.., сейчас лето. Летом они укореняются. - Что такое поташник, мама? - спросил Дэйв Рид. Его рука обвивала талию Сюзи Голлер. - Никогда о нем не слышал. - Перекати-поле. - все тем же лишенным эмоций голосом ответила Кэмми. - Поташник - это перекати-поле. 3 Брэд всунулся в маленький кабинет Дэвида Карвера как раз в тот момент, когда Джонни доставал из ящика стола бело-зеленую коробочку с патронами. В другой руке писатель держал револьвер Дэвида. Барабан он откинул, чтобы убедиться, что все гнезда для патронов пусты. Убедился, но револьвер по-прежнему держал неловко, обхватив всеми пальцами предохранительную скобу у спускового крючка. Брэду он сейчас напоминал одного из тех парней, которые рекламируют по телевизору не пойми что. К примеру: "Посмотрите, друзья, на эту красотульку, она не только может проткнуть любого незваного гостя, который ночью спутает ваш дом со своим, но еще чистит картофель и режет его на куски! А вы ведь любите жареную картошку, просто у вас нет времени готовить ее дома!" - Джонни. Писатель вскинул голову, и тут Брэд в полной мере оценил, насколько он напуган. Брэд еще больше проникся к Джонни теплыми чувствами. Почему, он объяснить бы не смог, но проникся. - Какой-то болван выбрался на лужайку Дока. Думаю. Джексон. - Черт. Похоже, умом Бог его обделил. - Это точно. Смотрите не застрелитесь из этой штуковины. - Брэд скрылся за дверью, но потом появился вновь. - Мы сошли с ума? Мне кажется, что это так. Джонни вскинул руки ладонями вверх, показывая, что ответ ему неведом. 4 Джонни еще раз заглянул в гнезда барабана, словно в одном из них за то время, пока он смотрел в другую сторону, мог вырасти патрон, затем вернул барабан на место. Сунул револьвер за пояс, а коробку с патронами - в нагрудный карман. Коридор Ральфи Карвер заминировал своими игрушками. Родители, похоже, еще не успели внушить мальцу, что за собой надо прибирать. Брэд вошел в комнату девочки. Джонни последовал за ним. Брэд ткнул пальцем в окно. Джонни посмотрел вниз. Питер Джексон, точно. Стоит на лужайке Дока на коленях у тела жены. Уже посадил ее. Одной рукой поддерживает спину, другую подсовывает под колени. Юбка закрывала бедра Мэри, и Джонни вновь подумал об отсутствующих трусиках. И что из этого? Кому какое дело? Джонни было видно, как дрожит спина Питера от сотрясающих его рыданий. Подняв голову, Джонни увидел большой серебристый фургон, заворачивающий на Тополиную улицу с Гиацинтовой. За ним следовали красный фургон, из которого убили разносчика газет и собаку, и еще один, синий. Джонни посмотрел в другую сторону, на Медвежью улицу. С нее на Тополиную въезжали розовый фургон с радиолокационной антенной в форме сердечка, желтый, который протаранил автомобиль Мэри, и черный, с турелью-"поганкой". Шесть фургонов. Двумя колоннами по три. Джонни видел, как американские БТР выстраивались в такой же боевой порядок. Очень давно, во Вьетнаме. Они создавали огневой коридор. На мгновение Джонни застыл. Кисти рук превратились в гири, которые тянули его книзу. Да как они смеют, подумал он, и внезапно его охватила ярость, кок они смеют возвращаться, мерзавцы, как смеют! Брэд их не видел, он смотрел на лужайку соседнего дома, на мужчину, который пытался встать с телом своей убитой жены на руках. И Питер тоже их не видел. Джонни заставил правую руку двинуться. Он схватился за рукоятку револьвера и выхватил его из-за пояса. Стрелять нечем: барабан пуст. Заряжать револьвер некогда. Поэтому Джонни рукояткой разбил окно в спальне Эллен Карвер. - Беги в дом! - крикнул он Питеру. Крик получился слабенький, Джонни сам едва расслышал его. Господи, что же это за кошмар, как такое могло с ними случиться. - Беги в дом! Они едут вновь! Они вернулись! Они приближаются! Сложенный листок с этим рисунком найден в блокноте, который, судя по всему, является дневником Одри Уайлер. Хотя рисунок, не подписан, по всей вероятности, он принадлежит Сету Гейрину. Если предположить, что местонахождение рисунка в блокноте соотносится со временем записей на страницах, между которыми он лежал, получается, что сделан он летом 1995 года, после смерти Херберта Уайлера и внезапного отъезда семьи Хобартов с Тополиной улицы. (Примечание издателя.) Глава 7 Тополиная улица, 15 июня 1996 года, 16.44 Фургоны выплывают из тумана, словно металлические динозавры. Окна опускаются. Вновь открывается люк в борту розового "Паруса мечты", ветровое стекло синего фургона "Свобода" Баунти соскальзывает вниз, за ним торчат три серых ствола. И вновь гремят громовые раскаты, на сей раз рукотворные. Теперь грохот от выстрелов намного сильнее. Колли Энтрегьян, лежащий лицом вниз у двери между кухней и гостиной Биллингсли, первым отмечает этот факт, но вскоре это доходит и до остальных. Каждый выстрел напоминает разрыв гранаты и сопровождается долгим протяжным звуком, чем-то средним между жужжанием и свистом. Два выстрела из красной "Стрелы следопыта", и от трубы дома Колли Энтрегьяна остается лишь розовая пыль да куски кирпича, разбросанные по крыше. Выстрел подбрасывает вверх синий пластик, которым Питер Джексон и Биллингсли укрыли тело Кэри Риптона, а следующий разрывает заднее колесо велосипеда Кэри. Впереди "Стрелы" катит серебристый фургон, часть его крыши поднята под углом, в зазоре видна серебряная фигура: робот в форме конфедератов. Он трижды стреляет в горящий дом Хобартов. Каждый выстрел грохотом не уступает взрыву динамитной шашки. Спускаясь вниз от Медвежьей улицы, "Парус мечты" и приблизившаяся к этому месту "Свобода" сосредотачивают огонь на домах номера 251 и 249, Джозефсонов и Содерсонов. Разбиваются окна. Вылетают двери. Один залп попадает в багажник старенького "сааба" Гэри. Прогибается металл, брызгают осколками задние фары, взрывается топливный бак, превращая автомобиль в огненный шар. Наклейки на заднем бампере "ВОЗМОЖНО. Я ЕДУ МЕДЛЕННО. НО Я ВПЕРЕДИ" и "ШТАБНОЙ АВТОМОБИЛЬ МАФИИ", чудом уцелев, мерцают в волнах горячего воздуха. Трио фургонов, движущихся на юг, и другое трио, которое держит путь на север, минуют друг друга и останавливаются, каждое напротив забора из штакетника, отделяющего участок Биллингсли соответственно от участков Карверов и Джексонов. Когда вновь разгорается стрельба, Одри Уайлер ест на кухне сандвич, запивая его безалкогольным пивом. Она выходит в гостиную и широко раскрытыми глазами смотрит на улицу, забыв о том, что в руке у нее кусок ржаного хлеба с салатом и салями. Выстрелы гремят непрерывно, канонада разрывает барабанные перепонки, но она в безопасности: стреляют по двум домам на другой стороне улицы. Одри видит, как взлетает в воздух покореженный красный возок Ральфи Карвера. Он шлепается колесами вверх на труп Дэвида Карвера, но следующий выстрел отбрасывает возок на цветочную клумбу слева от подъездной дорожки. Новые выстрелы срывают с петель сетчатую дверь и загоняют ее в холл. Еще два залпа со "Свободы" Баунти превращают в пыль большую часть гюммельских статуэток Пирожка. Все новые дыры появляются в корпусе "лумины", наконец этот автомобиль тоже взрывается, и языки пламени охватывают его от покореженного багажника до переднего бампера. Пули срывают две ставни на окнах дома Биллингсли. В почтовом ящике появляется дыра размером с бейсбольный мяч. Ящик падает на коврик и дымится: внутри горят рекламные проспекты и письмо Огайского общества ветеринаров. Еще выстрел, и дверной молоток в форме головы святого Бернарда исчезает, словно монета в руке фокусника. Не замечая ничего вокруг, Питер Джексон поднимается с телом жены на руках. Поблескивают круглые стекла его очков, залитые дождем. Взгляд отсутствующий. Связь с реальностью потеряна полностью. Но он стоит (Одри его видит), целый и невредимый... Тетя Одри! Это Сет. Очень издалека, но, несомненно. Сет. Тетя Одри, ты меня слышишь? Да, Сет, что происходит? Не важно! - Голос на грани паники. У тебя есть место, где ты можешь укрыться? Безопасное место? Мохок? Это он про Мохок? Да, несомненно, про что же еще, решает Одри. Да, я... Скорее туда! - требует едва слышный голос. Немедленно туда! Потому что... Фраза обрывается, но в общем-то уже все сказано. Одри отворачивается от тира-улицы, смотрит на арку, ведущую в "берлогу", где, как обычно, крутят кино. Нет, Кино. С большой буквы. Звук невероятно громкий, гораздо громче того, на что способен их "Зенит" . Тень Сета мечется по стене, разросшаяся в высоту, ужасная, похожая на то страшилище, которого в детстве Одри боялась больше всего, на рогатого демона из "Ночи на Лысой горе", одного из сюжетов "Фантазии" . Словно Тэк беснуется в теле Сета, выгибает и растягивает его. Но "берлогой" дело не ограничивается. Одри вновь поворачивается к окну, выглядывает из него. Поначалу ей кажется, что у нее непорядок с глазами, возможно. Тэк замутил ей хрусталики или сделал с ними что-то еще, но Одри поднимает руки и видит, что все нормально, руки как руки. Нет, что-то происходит с Тополиной улицей. Она непонятным образом заворачивается, изгибаются углы, стираются цвета. Меняется реальность, и Одри знает почему: долгий период подготовки и накопления сил закончился. Тэк делает. Тэк строит. Сет посоветовал ей выбраться отсюда, хотя бы на время, но куда сможет отправиться Сет? Сет! Одри собирает волю в кулак, стараясь сконцентрироваться на Сете. Сет, пойдем со мной! Я не могу! Уходи, тетя Одри! Уходи немедленно! Душевная боль, звучащая в его голосе, рвет душу. Одри опять поворачивается к арке, той, что ведет в "берлогу", но видит луг, уходящий вдаль. Вдыхает запах шиповника, такой возбуждающе-манящий, наслаждается весенним теплом. Джейнис рядом, Джейнис спрашивает ее, какая песня из репертуара Саймона и Гарфункеля нравится ей больше всего, и вскоре они горячо спорят о достоинствах и недостатках "Дороги домой" и "Я скала". Последняя начинается со слов: "Если б я не любил, то никогда бы не плакал". На кухне Карверов все лежат на полу, закрыв руками голову, вдавливаясь лицом в пол. Вокруг мир разваливается на куски. Звенит разбивающееся стекло, падает мебель, что-то взрывается. Пули с чмоканьем пробивают стены. Внезапно Кирстен Карвер чувствует, что не может больше выносить ухватившиеся за нее руки Элли. Она любит свою дочь, другого и быть не может, но сейчас ей нужен Ральфи, она должна обнять Ральфи, умненького, благоразумненького Ральфи, который так похож на отца. Кирстен грубо отталкивает Эллен, не обращая внимания на обиженный вскрик девочки, и бросается к нише между плитой и холодильником, куда Джим затолкал перепуганного, вопящего Ральфи, прикрыв ему голову рукой. - Ма-а-а-а-мо-о-о-о-чка! - верещит Элли и пытается броситься за Кирстен. Кэмми Рид отталкивается от двери кладовой, хватает девочку и валит на пол. В это самое мгновение что-то тяжелое с жужжанием летит через всю кухню, ударяет в кран и отлетает назад. Большая часть крана осколками вылетает через сетчатое окно и паутину во двор, из того, что осталось на трубе, бьет струя воды, поначалу чуть ли не до потолка. Жужжание повторяется. На этот раз удар приходится в одну из медных сковород, что висят над плитой. Сковорода разлетается по кухне дождем шрапнели. И внезапно Пирожок начинает кричать, слов нет, один крик. Ее руки прижаты к лицу. Кровь хлещет между пальцев, заливает шею. Блузка Кирстен, застегнутая не на те пуговицы, вся в медных ошметках. Есть ошметки и в волосах, а довольно большой кусок меди вибрирует, воткнувшись в лоб, словно лезвие ножа. - Я ничего не вижу! - выкрикивает Кирстен и опускает руки. Естественно, не видит: глаз нет. Как и большей части лица. Кусочки меди валятся со щек, губ, подбородка. - Помогите мне, я ничего не вижу! Помоги мне, Дэвид! Где ты? Джонни, лежащий рядом с Брэдом в комнате Эллен, слышит крики и понимает: случилось что-то ужасное. Пули посвистывают над его головой. На дальней стене фотография Эдди Веддера . Как только Джонни начинает ползти по направлению к коридору, в груди Веддера появляется зияющая дыра. Следующая пуля разносит зеркало над туалетным столиком Эллен. Сверкающие осколки летят во все стороны. С улицы, перекрывая крики Кирстен Кар-вер, доносится вопль автомобильной охранной сигнализации. А стрельба продолжается. Выползая в коридор, Джонни слышит, как Брэд ползет за ним, и думает о том, что с таким пузом подобная аэробика не в радость.., но тут же эта мысль, крики женщины снизу, грохот выстрелов отсекаются от сознания. На мгновение у него такое ощущение, будто он повстречался с правой Майка Тайсона. - Это он. - шепчет Джонни. - Клянусь Богом, это он. - Ложитесь, идиот. - Брэд хватает его за руку и дергает. Джонни падает вперед, как автомобиль с плохо поставленного домкрата. Он не помнит, когда успел подняться на четвереньки, но, видно, поднялся, раз теперь рухнул на пол. Невидимые пули прошивают воздух над его головой. Стекло, прикрывающее от пыли свадебную фотографию в рамочке, разлетается. С грохотом падает и рамочка вместе с фотографией. Секунду спустя прямое попадание в деревянный шар, украшающий стойку лестницы, вызывает дождь щепок. Брэд приникает к полу, закрывая голову руками, а Джонни, забыв обо всем, таращится на какую-то вещь на полу. - Что с вами? - спрашивает Брэд. - Захотелось умереть? - Это он, Брэд, - повторяет Джонни, хватает себя за волосы и дергает, дабы убедиться, что не спит. - Па... - Громкое жужжание раздается над головами, светильник в коридоре разлетается вдребезги, осыпая стеклом Брэда и Джонни. - Парень, который управлял синим фургоном, - заканчивает фразу Джонни. - Был еще другой, который застрелил Мэри, но за рулем фургона сидел именно этот. Джонни протягивает руку и поднимает с пола, забросанного щепками и осколками стекла, игрушку Ральфи Карвера. Инопланетянина с выпуклым лбом, огромными темными миндалевидными глазами и ртом-хоботом. Одет он в зеленую переливающуюся униформу. Голова лысая, если не считать жесткой полоски светлых волос. Полоска эта напоминает Джонни гребень шлема римского центуриона. Интересно, где его шляпа, думает Джонни. Стайка пуль пролетает над головой Джонни, чтобы вонзиться в обои. Фигурка чем-то напоминает инопланетянина Стивена Спилберга. Так где же твоя кавалерийская шляпа, приятель? - Что вы там бормочете? - спрашивает Брэд, лежа на животе. Он берет семидюймовую фигурку из руки Джонни и разглядывает ее. На щеке Брэда царапина. От осколка светильника, решает Джонни. Внизу уже не кричат Брэд смотрит на странное существо в своей руке, потом поворачивается к Джонни. Глаза у него до смешного крутые. - У вас что-то с головой. 8



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.