Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга - Регуляторы
Регуляторы Резким движением он оторвал руки мужчины от своей любимой футболки. Гэри отступил на шаг, его глаза сначала раскрылись, потом превратились в щелочки. - Ладно, - процедил он. - Ладно. Ты сам на это напросился. Ты на это напросился, так что получишь сполна. - И он рванулся вперед. Синтия встала между ними, коротко глянула на Стива, убедилась, что тот не рвется в бой, и повернулась к Гэри: - У тебя что, крыша поехала? Гэри усмехнулся: - Он тут не живет, так? - Господи, да я тоже тут не живу. Я из Бейкерсфилда, штат Калифорния. Значит, я тоже одна из них? - Гэри! - Это было похоже на лай собачонки, которая долго-долго бежала одна по пыльной пустынной дороге и наконец почувствовала, что пора гавкнуть. - Перестань дурью маяться и помоги мне! Моя рука... - Женщина продолжала держать руку перед собой, и Стиву вспомнилась (он не хотел думать об этом, но получилось само собой) мясная лавка в Ньютоне. Мужчина в белой рубашке, белом колпаке и фартуке, перепачканном кровью, протягивал его матери кусок отрубленного мяса: "Зажарите этот кусок, миссис Эмес, и ваша семья больше смотреть не захочет на курицу. Это я вам гарантирую". - Гэри! Тощий мужчина, от которого пахло джином, шагнул к своей жене, но потом повернулся к Стиву и Синтии. Воинственность уступила место беспомощности. - Я не знаю, что с ней делать. - Гэри, ты безмозглая тварь. - Голос женщины слабел с каждым словом. - Тупоголовый баран. - Она побледнела еще больше. Стала белее белого. Под глазами обозначились темные мешки, а левая кроссовка из белой превратилась в темно-красную. Она умрет, если ей сейчас не помогут, подумал Стив. Но речь-то могла идти только о профессиональной помощи. О парнях в зеленых халатах, хирургах, которые знают, как вогнать больной десять кубиков оживляющего эликсира. Но в данный момент парни эти отсутствовали, и вероятность их появления в ближайшее время равнялась нулю. Сирен Стив не слышал, только грохот медленно уходящей к востоку грозы. На стене висела фотография маленькой коричневой собачонки с умными глазами. Под снимком Стив прочитал: "Дэйзи, девять лет. Может считать. Обладает способностью складывать простые числа". Слева от Дэйзи, из-под запачканного кровью тощей женщины стекла, на Стива смотрела улыбающаяся в камеру колли. Ниже он прочитал: "Шарлотта, девять лет. Может различать фотографии и откладывать те, на которых изображены люди, находящиеся рядом с ней". За Шарлоттой следовал попугай с дымящейся сигаретой в клюве. - Ничего этого нет. - Голос Стива звучал обыденно, правда, в нем все же можно было различить веселые нотки. Он и сам не понимал, к кому обращается, к Синтии или к себе. - Видимо, я нахожусь в больнице. Влетел в аварию на трассе. Именно так я расцениваю то, что со мной случилось. Просто "Алиса в стране чудес", только в варианте "Наин инч нейлз" . Синтия уже открыла рот, чтобы ответить, но тут появился старичок, должно быть, тот самый, который наблюдал, как Дэйзи, складывая два и шесть, получает восемь. АБСОЛЮТНО НИКАКИХ ПРОБЛЕМ ДЛЯ ДЭЙЗИ. Старичок нес черный саквояж. За ним следовал коп (То ли его зовут Колли, то ли это моя фантазия, навеянная фотографиями, подумал Стив), который на ходу вытягивал из брюк ремень. Сзади плелся Питер, муж убитой женщины, оставшейся лежать на лужайке. - Помогите ей! - закричал Гэри, сразу забыв про Стива и свои подозрения. - Помогите ей, Док, она истекает кровью, словно недорезанная свинья! - Ты же знаешь, что я не врач, ведь правда, Гэри? Если я кого и лечил, то лишь лошадей и... - Гэри, не смей называть меня свиньей. - прервала его Мэриэл. Говорила она еле слышно, но глаза ее, устремленные на мужа, мрачно сверкали. Она попыталась выпрямиться, но не смогла, а, наоборот, сползла по стене еще ниже. - Не смей.., так называть меня. Старик-ветеринар повернулся к копу, голому по пояс и с ремнем в руке. Этот коп напомнил Стиву вышибалу из одного ночного клуба, где он работал с группой "Биг хром хоулз". - Надо? - спросил голый по пояс коп, тоже бледный как полотно. Биллингсли кивнул и поставил черный саквояж на большое кресло перед телевизором. Раскрыв саквояж, он принялся в нем рыться. - И поспеши. Чем больше крови она потеряет, тем меньше у нее шансов. - Ветеринар распрямился. В одной руке он держал моток нити для сшивания ран, во второй - хирургические ножницы. - Мне это тоже не в радость. В последний раз я видел в таком состоянии пони, которого приняли за оленя и отстрелили ему ногу. Закрепляй жгут как можно выше. Пряжку поверни к груди и затягивай изо всей силы. - Где Мэри? - спросил Питер. - Где Мэри? Где Мэри? Где Мэри? - С каждым повтором голос у него все поднимался и поднимался, пока не дошел до фальцета. Внезапно он закрыл лицо руками, отвернулся от всех и уткнулся в стену между снимками Лабрадора по кличке Барон, знавшего буквы, из которых складывается его кличка, и козы Замарашки, которая умела извлекать какие-то звуки из гармоники. Стив подумал, что покончил бы с собой, если б услышал, как какая-нибудь коза наигрывает "Желтую розу Техаса" . Мэриэл Содерсон тем временем впилась глазами в Биллингсли. Так вампир мог бы смотреть на человека, порезавшегося при бритье. - Мне больно, - просипела она. - Дайте мне что-нибудь. - Дадим, - кивнул Биллингсли, - но сначала надо наложить жгут. Он нетерпеливо посмотрел на копа. Тот шагнул к Мэриэл. Кончик ремня он уже просунул в пряжку, образовав петлю. Когда коп приблизился к тощей женщине, светлые волосы которой заметно потемнели от пота, она вытянула здоровую руку и с силой оттолкнула его. Коп этого не ожидал. Он отступил на два шага, зацепился ногой за кресло старика и плюхнулся в него. Да так комично, что в иной ситуации вызвал бы смех зрителей. Мэриэл даже не посмотрела на него. Она не сводила глаз со старика и черного саквояжа. - Сейчас! - тявкнула она. Действительно, голос ее очень походил на собачье тявканье. - Немедленно дай мне что-нибудь, старый козел, боль сводит меня с ума! Коп выбрался из кресла, поймал взгляд Стива. Тот все понял и двинулся к женщине, которую звали Мэриэл, заходя справа. Будь осторожен, сказал себе Стив, у нее поехала крыша, может и поцарапать, и укусить, будь осторожен. Мэриэл оторвалась от стены, покачнулась, но устояла на ногах и двинулась к старику. Руку она вновь держала перед собой, словно вещественное доказательство, представляемое в суде. Биллингсли отступил на шаг, переводя взгляд с копа на Стива. - Сделай мне укол демерола! - потребовала Мэриэл. - Сделай, а не то я тебя задушу! Я... Коп вновь кивнул Стиву и надвинулся на женщину слева. Стив подскочил справа и рукой обхватил Мэриэл за шею. Душить ее он не собирался, но опасался схватить женщину за плечи, боясь задеть раненую руку. - Стойте тихо! - прокричал он. У него и в мыслях не было кричать, он не хотел повышать голос, но так уж вышло. В этот момент коп накинул петлю на левую руку женщины и потянул ее выше, к самому плечу. - Держи ее, приятель! - крикнул коп. - Держи крепче! Секунду или две Стив и держал, а потом пот, теплый и жгучий, попал ему в глаз, и он ослабил хватку аккурат в тот момент, когда коп затянул ремень-жгут. Мэриэл рванулась направо, ее глаза все так же сверлили старика, а ее левая рука осталась в руках голого по пояс копа. Стив видел ее часы, "Индигло", с минутной стрелкой, застывшей между четырьмя и пятью. Ремень продержался на плече мгновение-другое, а потом свалился на пол. Продавщица пронзительно закричала, не сводя глаз с левой руки Мэриэл. Разинув рот, смотрел на нее и коп. - Положите ее в морозильник! - гаркнул Гэри. - Немедленно положите ее в морозильник! Немедленно... - Тут он наконец-то осознал случившееся. Понял, что держит коп. Его рот приоткрылся, он вывернул голову и вывалил содержимое желудка на фотографию курящего попугая. Мэриэл ничего этого не заметила. Она плелась к застывшему в ужасе старому ветеринару, вытянув вперед оставшуюся руку. - Сделай мне укол! Сейчас же! - прошептала она. - Ты меня слышишь? Сделай мне этот гребаный... Она рухнула на колени. Голова упала на грудь. Затем с невероятным усилием она вновь вскинула голову. Ее взгляд остановился на Стиве. - А ты кто такой? - ровным, нормальным голосом полюбопытствовала она, а затем повалилась на пол лицом вниз. Ее голова застыла в нескольких дюймах от каблуков Питера, который только что потерял жену. Джексон, внезапно вспомнил Стив. Его фамилия Джексон. Питер Джексон по-прежнему стоял, отвернувшись к стене и закрыв лицо руками. Если он сделает шаг назад, подумал Стив, то споткнется о Мэриэл. - Святой Боже, - вырвалось у копа. Он посмотрел вниз и увидел, что все еще держит руку женщины. Нетвердой походкой коп направился со своей ношей на кухню. С улицы доносился шум дождя. - За дело. - Первым пришел в себя старик-ветеринар. - Мы еще не закончили. Надо наложить жгут, сынок. Сумеешь? - Попробую, - ответил Стив и очень обрадовался, когда Синтия-продавщица быстро подняла ремень с пола и опустилась на колени рядом с потерявшей сознание женщиной. "Силовой коридор", эпизод 55 сериала "МОТОКОПЫ 220О', отрывок из сценария Аллена Смитти: ЧАСТЬ 2 ПЕРЕХОД ОТ ЧЕРНОГО К КАРТИНКЕ: ИНТЕРЬЕР. КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР, ШТАБ-КВАРТИРА "МОТОКОПОВ". Как всегда, доминирующий элемент гигантский ситуационный экран. Перед ним на летающей платформе ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Он мрачен. За столом совещаний в форме подковы сидят остальные мотокопы: ОХОТНИК СНЕЙК, БАУНТИ, МАЙОР ПАЙК, РУТИ И КАССИ. На ситуационном экране мы видим ЧЕРНОЕ ЗВЕЗДНОЕ НЕБО. Вдалеке Земля, сине-зеленая монетка. Мирная и безмятежная. ОХОТНИК СНЕЙК (как всегда, пренебрежительно) Так в чем, собственно, дело, полковник? Я не вижу ничего. Что это? Внезапно на ситуационном экране появляется СИЛОВОЙ КОРИДОР, практически заполняет его, закрывая звезды. Его появление напоминает прибытие дредноута Карта Вадера в.., короче, вызывает благоговейный трепет! СИЛОВОЙ КОРИДОР состоит из двух длинных металлических пластин с большими квадратными выступами через определенные интервалы. КОРИДОР ЗЛОВЕЩЕ ГУДИТ, СИНИЕ МОЛНИИ ПРОСКАКИВАЮТ между выступами. КАССИ СТАЙЛЗ ахает, глядя на ситуационный экран. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ нажимает кнопку на пульте управления, и изображение на экране застывает. Мы можем видеть Землю, оказавшуюся между двумя металлическими полосами. Ясно, что ей грозит опасность: электрический заряд может распылить нашу планету НА МОЛЕКУЛЫ! ПОЛКОВНИК ГЕНРИ (ОХОТНИКУ СНЕЙКУ). Вот в чем дело! Силовой коридор, творение давно исчезнувшей инопланетной цивилизации. Несущий смерть и.., направляющийся к Земле! КАССИ (с ужасом). О Боже! ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Успокойся, Касси, до него еще сто пятьдесят световых лет. Это монтаж. МАЙОР ПАЙК. Да, но как быстро он движется? ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Достаточно быстро. Скажем так, если мы не сможем разрешить этот кризис в ближайшие семьдесят два часа, думаю, нам придется отменять намеченные на уик-энд планы. РУТИ Рут-рут-рут-рут! ОХОТНИК СНЕЙК. Замолчи, Рути. (Обращается к ПОЛКОВНИКУ ГЕНРИ) Так какой у над план? ПОЛКОВНИК ГЕНРИ поднимает платформу повыше, чтобы лучом-указкой обвести пару выступов на внутренней поверхности металлических пластин. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Автоматический зонд-разведчик докладывает, что длина Силового коридора двести тысяч миль, а ширина - пятьдесят тысяч. Полоса смерти, в которой уничтожается все живое. Но у него должно быть слабое место! Я думаю, что эти квадратные выступы - энергетические генераторы. Если мы сможем от.. БАУНТИ. Вы говорите об атаке космофургонов, босс? Крупным планом суровое лицо ПОЛКОВНИКА ГЕНРИ. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Для Земли это единственный шанс. ИНТЕРЬЕР. СТОЛ СОВЕЩАНИЙ, ВОКРУГ СИДЯТ МОТОКОПЫ. ОХОТНИК СНЕЙК. Атака космофургонов в дальнем космосе может прямиком привести нас в райские кущи. РУТИ Рут-рут-рут-рут! ВСЕ ХОРОМ. Замолчи. Рути! ИНТЕРЬЕР. ХОЛЛ КРИЗИСНОГО ЦЕНТРА. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ и КАССИ идут впереди, остальные мотокопы следуют за ними. РУТИ, как обычно, в одиночестве плетется в арьергарде. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Ты волнуешься, малышка. КАССИ. Разумеется, я волнуюсь. Охотник Снейк прав. Космофургоны не рассчитаны на ведение боевых действий в глубоком космосе 1 ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Но тебя тревожит не только это. КАССИ. Иногда я просто ненавижу твою телепатию, Хэнк. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Так выкладывай. КАССИ. Не нравятся мне эти выступы в Силовом коридоре. А если это не силовые генераторы? ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. А чем еще они могут быть? Они подходят к сдвижной двери, ведущей в ангар космофургонов. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ прикладывает ладонь к сканирующей пластине замка, и дверь уходит в стену. КАССИ. Не знаю, но.. ИНТЕРЬЕР. АНГАР КОСМОФУРГОНОВ. МОТОКОПЫ СТОЯТ У ДВЕРИ. КАССИ ахает от удивления, ее глаза широко раскрываются. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ, помрачнев еще больше, обнимает ее за плечи. Остальные мотокопы придвигаются к ним. РУТИ Рут-рут-рут-рут. ОХОТНИК СНЕЙК. Да, Рути, полностью с тобой согласен. ОХОТНИК СНЕЙК злобно смотрит на плавающий между его "Стрелой следопыта" и серебристым "Рути-Тути" черный космофургон "Мясовозка". Последний МЯГКО ГУДИТ. ИНТЕРЬЕР. МОТОКОПЫ КРУПНЫМ ПЛАНОМ. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Мотокопы, приготовиться к бою. ОХОТНИК СНЕЙК (парализатор он уже вытащил из кобуры). Готов, босс. Остальные следуют примеру ОХОТНИКА. ИНТЕРЬЕР. "МЯСОВОЗКА" КРУПНЫМ ПЛАНОМ. Турель на крыше ПОВОРАЧИВАЕТСЯ, открывая БЕЗЛИЦЕГО, затянутого, как обычно, в черную униформу. За ним у пульта управления можно видеть сексапильную ГРАФИНЮ ЛИЛИ. Гипнокамень у нее на шее ПУЛЬСИРУЕТ, переливаясь всеми цветами радуги. БЕЗЛИЦЫЙ. Задействовать летающую платформу. Немедленно! ГРАФИНЯ ЛИЛИ. Да, ваше великолепие. ГРАФИНЯ двигает какой-то рычаг. К турели подваливает летающая платформа, БЕЗЛИЦЫЙ встает на нее, и платформа мягко спускается на пол ангара. БЕЗЛИЦЫЙ не вооружен, поэтому ПОЛКОВНИК ГЕНРИ, направляясь к нему, убирает парализатор в кобуру. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Не слишком ли далеко вы подались от дома, Безлицый? БЕЗЛИЦЫЙ. Дом там, где сердце, Хэнк. БАУНТИ. Сейчас не время для игр, БЕЗЛИЦЫЙ. В данной ситуации не могу с вами не согласиться Приближается Силовой коридор. Вы, полковник Генри, планируете атаковать его космофургонами... МАЙОР ПАЙК. Откуда вы это знаете? БЕЗЛИЦЫЙ (ледяным тоном). Потому что знать - моя профессия, идиот! (Продолжает, обращаясь к ПОЛКОВНИКУ ГЕНРИ.; Атака космофургонов - чрезвычайно рискованное предприятие, но это единственный шанс для Земли. Вам требуется помощь, а такого мощного космофургона, как "Мясовозка", у вас нет. ОХОТНИК СНЕЙК. Это с какой стороны посмотреть. Моя "Стрела следопыта". ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. Отложим дискуссию. (Обращаясь к Безлицему.) Что вы предлагаете? БЕЗЛИЦЫЙ. Объединить наши усилия до разрешения этого кризиса. Забыть прежние обиды, хотя бы временно. Вместе атаковать Силовой коридор. Он протягивает руку в черной перчатке. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ уже тянется к ней рукой, но тут вперед выступает МАЙОР ПАЙК. Его миндалевидные глаза широко раскрыты, рот-хобот тревожно дрожит. МАЙОР ПАЙК. Не делай этого, Хэнк! Ему нельзя доверять! Это ловушка! БЕЗЛИЦЫЙ. Я понимаю ваши чувства, майор... Мы оба понимаем, не так ли, графиня? ГРАФИНЯ ЛИЛИ. Да, ваше великолепие. ВЕЗЛИЦЫЙ. Но сейчас не время для ловушек или тузов в рукаве. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ (майору Пайку). И у нас нет выбора. БЕЗЛИЦЫЙ. Действительно нет. Счет идет на минуты. ПОЛКОВНИК ГЕНРИ пожимает руку БЕЗ-ЛИЦЕГО. БЕЗЛИЦЫЙ. Союзники? ПОЛКОВНИК ГЕНРИ. На данный момент. РУТИ. Рут-рут-рут-рут! КАРТИНКА ТЕМНЕЕТ. КОНЕЦ ЧАСТИ 2. Глава 6 1 Теперь Тек говорил голосом Бена Картрайта , патриарха Пондерозы. - Мэм, у меня такое ощущение, что вы собрались слинять. - Нет... - Это был ее голос, но такой слабый, доносящийся издалека, словно радиотрансляция с Западного побережья в дождливый вечер. - Нет, я просто собралась в магазин. У нас закончился... Что у нас могло закончиться? Что надо было сказать, чтобы это чудовище поверило? И наконец она догадалась: - Шоколадный сироп! "Херши"! Демон двинулся на нее, вернее, не двинулся - Сет Гейрин в плавках мотокопов (Одри видела, что пальцы его ног едва касаются ковра гостиной) плыл по воздуху, словно надувной шарик в форме мальчика. Тело с грязными руками и коленками принадлежало Сету, а вот глаза - нет. Абсолютно! Из глаз выглядывала та тварь, что жила в болоте. - Слушай, она говорит, будто ей захотелось пробежаться до магазина, - произнес голос Бена Картрайта. Тэк, конечно, дерьмо, но в имитации он мастер. Тут нет никаких сомнений. - И что ты об этом думаешь. Адам? - Думаю, она лжет, па. - Теперь это был голос Пернелла Робертса, актера, игравшего Адама Картрайта. Роберте за эти годы потерял все волосы, но ему повезло больше других: актеры, исполнявшие роли его братьев и отца, уже умерли, а "Золотое дно" все крутили и крутили как по обычному, так и по кабельному телевидению. Вновь зазвучал голос Бена, тварь приблизилась к ней, до ноздрей Одри донеслись едкий запах пота и легкий аромат шампуня "Без слез". - А что думаешь ты, Хосс? Говори, парень. - Лжет, па. - раздался голос Дэна Блокера.., и на мгновение плывущий по воздуху ребенок стал похожим на Блокера. - Маленький Джо? - Лжет, па. - Рут-рут-рут-рут! - Замолчи, Руги! - Это уже был Охотник Снейк. Какая-то фантасмагория. Охотник пропал, уступив место Бену Картрайту, этому суровому Моисею Сьерра-Невады. - Здесь, в Пондерозе, мы не жалуем лгунов, мэм. Не любим и тех, кто только и думает, как бы слинять. Так что прикажете с вами делать, мэм? Не бейте меня, попыталась сказать Одри, но ни слова не сорвалось с ее губ, они даже не шевельнулись. Одри попыталась установить мысленную связь с Сетом, представила себе маленький красный телефон, только с именем СЕЛ на трубке. Раньше она никогда не пыталась напрямую связаться с Сетом, но ведь и в такую передрягу она еще не попадала. Если демон захочет ее убить... Она увидела телефон, увидела, как говорит по нему: "Не позволяй Тэку бить меня. Сет. Поначалу ты был сильнее его, я знаю. Ненамного, но сильнее. Если у тебя осталась хоть капелька власти над ним, пожалуйста, не позволяй ему причинить мне боль, не позволяй убить меня. Я несчастна, но не так несчастна, чтобы желать себе смерти. Я еще не хочу умирать". Одри искала в глазах мальчика что-то человеческое, принадлежащее Сету, но не нашла. Внезапно ее левая рука резко поднялась и влепила ей увесистую пощечину по левой же щеке. Кожа вспыхнула огнем. Словно кто-то поднес к щеке мощную лампу. А тут и правая рука возникла у нее перед глазами, словно змея, подчиняющаяся свирели факира. На мгновение рука замерла, потом пальцы сложились в кулак. Нет, попыталась вымолвить Одри, пожалуйста, нет, пожалуйста. Сет, не позволяй этого. Но все было напрасно, кулак с такой силой врезал ей по носу, что из глаз посыпались искры, а по губам и подбородку потекла теплая кровь. Одри отшатнулась. - Эта женщина - позор двадцать третьего столетия, - сурово заявил полковник Генри, голос его с каждой новой серией этого гребаного мультфильма Одри ненавидела все больше. - Ей надо показать, что она не права. Тут вмешался Хосс: - Совершенно верно, полковник! Мы должны показать этой сучке, кто в доме хозяин! - Рут-рут-рут-рут! - Я согласна с Руги! - произнесла Касси Стайлз. - Для начала подсластим ей пилюлю! Одри уже шла, вернее, ее вели. Гостиная проплыла перед глазами, словно ландшафт за окном бегущего поезда. Щека горела. Болел нос. Во рту чувствовался вкус крови. Теперь Одри попыталась представить себе телефон мотокопов, с экранчиком, где видно лицо человека, с которым говоришь, попыталась представить, как она говорит с Сетом по этому телефону. "Сет, это я, твоя тетя Одри Уайлер. Ведь ты узнаешь меня, хотя мои волосы и другого цвета? Тэк заставил меня покраситься, чтобы я стала похожа на Касси. Выходя из дома, я должна затягивать волосы синей лентой, как Касси. Но это по-прежнему я, твоя тетя Одри, та, что заботится о тебе, во всяком случае, пытается заботиться. А вот теперь ты должен позаботиться обо мне. Не позволяй Тэку мучить меня. Сет, пожалуйста, не позволяй". Свет в кухне не горел, сумрак вызвал у Одри панический страх, но ее втолкнули на желтый линолеум (такой веселенький, когда он чистый), и тут мозг Одри пронзила жуткая мысль: а с какой стати Сету помогать ей? Даже если он получил ее сообщение и мог помочь? Удрать от Тэка - все равно что бросить Сета, а ведь именно в этом и состояли ее намерения. Если мальчик еще здесь, он знает это не хуже Тэка. Рыдание вырвалось из груди Одри, когда запятнанные кровью пальцы правой руки нащупывали выключатель на стене рядом с плитой. Нашли, повернули. - Подсласти ей пилюлю, па! - прокричал Маленький Джо Картрайт. - Подсласти, клянусь Богом! - Этот голос внезапно сменился пронзительным смехом робота Руги. Одри уже мечтала Одри посмотрела на мальчика, забыв про мед, который все еще мешал ей дышать. Затем сердце ее учащенно забилось. Ушел! Она это чувствовала, но... - Он в доме, дорогой? Ушел в дом? Ты, это хочешь сказать? В какой дом? - Дом. - повторил Сет, потом вновь пожал плечами и мотнул головой. - Делает. Ну конечно. Не "дом", а "строить" . Не существительное, а глагол. Тэк строит. Тэк делает. Что же он делает?.. Впрочем, чего от него ждать, кроме новых бед? - Он. - произнес Сет. - Он. Он. Он!.. Мальчик раздраженно стукнул себя кулаком по коленке, чего раньше Одри никогда не видела. Она взяла его ручонку, расправила пальцы. - Не надо. Сет - К горлу Одри подкатила тошнота, желудок не желал мириться с таким количеством меда, но она сумела взять свой организм под контроль. - Не надо, не надо. Расслабься. Говори мне только то, что можешь. Если что-то сказать не удается, ничего страшного. - Ложь, конечно, но, если Сет начнет нервничать, то не сможет сказать и самой малости. Более того, может уйти от нее. Уйти в себя, дожидаясь возвращения Тэка. - Он!.. - Сет потянулся к Одри, прикоснулся к ее ушам. Потом ладошками обхватил свои уши и согнул их вперед. Одри увидела, что и уши у него очень грязные, мальчик же целыми днями возился в песочнице. Глаза ее наполнились слезами. Но Сет продолжал пристально смотреть на нее, и она кивнула. Когда Сет старался. Одри могла его понять, а сейчас он старался. Он слушает тебя, говорил мальчик. Тэк слушает тебя моими ушами. Разумеется, он слушал. Тэк Великолепный. Тэк с тысячью голосов (большинство из которых с техасским выговором) и всего с одной парой ушей. Присел перед ней Тэк, а поднялся Сет, худенький, маленький мальчик в грязных плавках. Он направился к двери, но потом повернулся. Одри как раз думала, то ли ей вытянуть руки и опереться на столик, чтобы встать, то ли на коленях подобраться к этому столику поближе. Она сжалась, увидев, как Сет оборачивается, и подумав, что Тэк вернулся, что сейчас она увидит холодный блеск его взгляда в глазах Сета. Но когда он вновь шагнул к ней, Одри поняла, что ошиблась. Мальчик плакал, и глаза его блестели от слез. Раньше она не видела его плачущим, даже если он обдирал коленку или ударялся головой. До этого мгновения она и не знала, способен ли он на слезы. Мальчик обнял Одри за плечи и прижался лбом к ее лбу. Лоб болел, но Одри не отстранилась. На мгновение перед ее мысленным взором возник красный телефон, только раздувшийся, огромных размеров. А когда этот образ пропал, в ее голове зазвучал голос Сета. Ей и раньше несколько раз казалось, что она слышит его, что он пытается наладить с ней телепатическую связь. Такое ощущение возникало, когда она уже засыпала или только просыпалась. Голос звал ее издалека, а обладатель его скрывался за плотной пеленой тумана. Сейчас, однако, этот голос звучал совсем рядом. Голос ребенка, нормального, не умственно отсталого. Я не виню тебя за то, что ты пыталась убежать, сказал голос. Одри почувствовала, что ребенок очень спешит. Торопится поделиться чем-то важным. Так перешептываются школьники за партой, думая, что учитель отвлекся и их не видит. Уходи к другим, тем, что на противоположной стороне улицы. Тебе придется подождать, но недолго. Потому что он... Слова оборвались, но Одри увидела новый, чуть размытый образ. Сет. В костюме шута и в колпаке с колокольчиками. Он танцевал. Только место колокольчиков занимали куколки. Маленькие фигурки гюммельского фарфора. Одна упала и разбилась. Одри посмотрела на пол, на осколки, валяющиеся около красно-белого шутовского сапожка с загнутым кверху носком, увидела, что у разбитой куколки лицо Мэри Джексон. Одри стало ясно, что фигурки эти - ее соседи. Она догадалась, что скорее всего некоторые ассоциации навеяны ее собственными впечатлениями (Одри, наверное, тысячу раз видела статуэтки гюммельского фарфора, которые собирала Кирсти Карвер), но эти ассоциации не меняли того, что хотел сказать ей Сет. Новые пакости, которые готовил Так (кто знает, что он там строил, делал), не позволяли ему отвлекаться. Правда, он отвлекся, когда я рванула к двери несколько минут назад, подумала Одри. Отвлекся, чтобы остановить меня. Может, в следующий раз он вместо меда насыплет мне в горло соли. Или чистящего порошка. Я скажи тебе когда, вновь зазвучал голос в ее голове. Прислушивайся ко мне, тетя Одри. После того как вновь появятся космофургоны. Прислушивайся ко мне. Ты должна вырваться отсюда. Это очень важно. Потому что... На сей раз перед ней промелькнула череда образов. Некоторые появлялись и исчезали слишком быстро, другие она опознала: пустая банка "Шефа Бойярди" , лежащая в канаве, старый, разбитый унитаз, автомобиль без колес и без стекол. Разбитые вещи. Использованные вещи. Последним, перед тем как контакт прервался, Одри успела увидеть свой портрет, стоящий на столике в холле. Глаза на портрете отсутствовали, их то ли выкололи, то ли выдрали. Сет отпустил ее и отошел, наблюдая, как она хватается за край стола и тяжело поднимается. Желудок, набитый медом, который заставил ее проглотить Тэк, тянуло вниз. Сет выглядел как всегда: отстраненный, эмоционально опустошенный. Однако под глазами остались светлые полоски. Да, остались, так что его слезы ей не привиделись. - 0-и. - тупо буркнул он (они с Хербом полагали, что это могло означать "Одри"), повернулся и вышел из кухни. Вернулся в "берлогу", где все еще продолжалась стрельба. А когда она закончится? Наверное, он перекрутит пленку и пустит ее вновь, с самого начала. Но он говорил со мной, думала Одри. Говорил вслух и телепатически. По своей модели игрушечного телефона. Только у него телефон этот очень уж большой. Из кладовки она достала щетку, начала заметать макароны и муку. В "берлоге" орал Рори Колхаун: - Никуда ты не денешься, мягкотелый янки. - Это не единственный выход, Джеб, - пробормотала Одри, подметая пол. - Это не единственный выход, Джеб. - произнес Тай Хардин, по фильму помощник шерифа Лейн, и тут же старый бяка, полковник Мердок, застрелил его. Совершил свое последнее злодейство, потому что самому ему оставалось жить всего тридцать секунд. У Одри опять скрутило живот. Со щеткой в руке она подошла к раковине, наклонилась и попыталась расстаться с медом. Не получилось. Мгновение спустя приступ миновал. Одри включила холодную воду, 7



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.