Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Лангольеры
Лангольеры

То, что Боб налил в бокал, однако, водой не выглядело. Похоже было на пиво. Выдохшееся пиво. Никакой пены. К внутренней стенке бокала прилипли несколько крошечных пузырьков, но ни один не всплыл к поверхности.

- Ну что ж, - сказал Ник, - выдохлось. Такое случается. Не завернут пробку как следует на фабрике - весь газ и выходит. Наверно, каждому такое попадалось.

- Но если вы к этому добавите и лишенный вкуса сандвич с салями, какие-то выводы напрашиваются, верно?

- Да о чем выводы?! - воскликнул Брайан.

- Минуточку, - ответил Боб. - Сначала давайте прореагируем на замечание мистера Хопвелла. - Он обернулся, сгреб обеими руками несколько бокалов (некоторые попадали с полки на пол и разбились), затем с ловкостью профессионального бармена расставил их в ряд. - Дайте-ка сюда еще пива! И прохладительных напитков, раз уж мы тут.

Альберт и Бетани подошли к холодильнику и каждый из них взял наугад бутылок по пять.

- Он что, чокнутый? - тихо спросила Бетани.

- Не думаю, - ответил Альберт. Он примерно понимал, что хочет им продемонстрировать писатель. - Помнишь, как он посоветовал тебе поберечь спички? Он знал - что-то в этом роде должно было случиться. Потому так и хотел, чтобы мы пошли в ресторан. Хотел продемонстрировать.

Листок дежурства был разорван десятка на три узких полосок, а лангольеры подобрались еще ближе. ()

Крэг ощущал их приближение где-то в глубине сознания, как растущее давление.

Давило заметно сильней.

Пора было идти.

Он взял пистолет, поднял атташе-кейс, встал и покинул комнату службы безопасности. Шел медленно и мысленно повторял: "Я не хочу вас убивать, но сделаю это, если придется. Отвезите меня в Бостон. Не хочу в вас стрелять, но сделаю, если придется. Отвезите меня в Бостон".

- Сделаю, если придется, - пробормотал Крэг, возвращаясь в зал ожидания. - Сделаю, если придется. - Его палец нащупал курок револьвера и взвел его.

На полпути через зал его внимание вновь приковал сумеречный свет, исходивший из окна. Он повернул в его сторону. Чувствовал их присутствие где-то там. Лангольеры. Они сожрали всех бесполезных, ленивых людей, а теперь возвращались за ним. Ему непременно нужно вылететь в Бостон. Знал, что это единственный путь спасения того, что от него осталось... а их смерть будет ужасной. Ужасающей будет их смерть.

Он медленно подошел к окну и уставился наружу, не замечая разговоров остальных пассажиров позади него.

Боб Дженкинс налил понемногу из каждой бутылки в свой бокал. Содержимое каждой было лишено газа.

- Убедились? - спросил он Ника.

- Разумеется, - ответил Ник. - Если вы догадались, что здесь происходит, друг, поделитесь. Расскажите, пожалуйста.

- Есть у меня идея, - сказал Боб. - Боюсь, она не очень утешительна. Но я принадлежу к категории тех людей, для которых знание в итоге лучше, чем неведение, безопаснее даже, я бы сказал, причем невзирая на то, что истина может оказаться весьма неприятной. Вы поняли?

- Не совсем, - ответил Гаффни.

Боб пожал плечами и чуть улыбнулся.

- Будь что будет, но я утаивать свои соображения не стану. Прежде чем я скажу что-то, попрошу всех осмотреть это место и сказать мне, что вы видите.

Они осмотрели весь зал, сосредоточив внимание на креслах и столиках. Однако не заметили Крэга, который стоял в дальнем конце зала и глядел на летное поле.

- Ничего, - сказала наконец Лорел. - Извините, но я ничего не увидела. Может быть, ваше зрение повнимательнее, мистер Дженкинс?

- Ничуть. Я вижу то же, что и вы, а именно - ничего. Но аэропорты открыты двадцать четыре часа в сутки. Когда произошло Событие, видимо, здесь было самое затишье в круглосуточной активности. Однако мне трудно поверить, что не было тут хотя бы нескольких человек, пьющих кофе или даже принимающих завтрак. Это могли быть работники технических служб, персонал аэропорта, транзитные пассажиры, которые предпочли сэкономить деньги и не останавливаться на ночь в ближайшем мотеле. Когда я сошел с конвейерной ленты, сразу почувствовал, что не туда попал. Почему? Да потому что аэропорты никогда не бывают полностью пустынными, так же как и полицейские участки, пожарные депо. А теперь осмотритесь еще раз и спросите себя: где недоеденные блюда, недопитые стаканы? Помните тележку в самолете, где на нижней полке находились грязные стаканы? Помните надкусанное печенье и недопитую чашку кофе возле сиденья пилота на нашем самолете? Здесь ничего подобного нет. Где хоть один признак тога, что какие-то люди тут находились в момент События? ( )

Альберт посмотрел вокруг и медленно произнес:

- Нету здесь трубки на фордеке, верно?

Боб внимательно посмотрел на него:

- Что? Что ты сказал, Альберт?

- Когда мы были в самолете, - так же медленно сказал Альберт, - я думал о том паруснике, о котором когда-то читал. Он назывался "Мария Селеста". Кто-то обнаружил его бесцельно болтающимся в море. Вернее, не то чтобы болтающимся, поскольку в книге было написано, что все паруса были на месте, но когда люди взобрались на корабль, оказалось, что на нем никого не было. Все исчезли. А их вещи оставались на своих местах, на очаге готовилась еда. Кто-то даже обнаружил на фордеке еще дымящуюся трубку.

- Браво! - возбужденно воскликнул Боб. Теперь все смотрели на него, и никто не заметил, как Крэг Туми направился к ним. Револьвер в его руке больше не смотрел в пол.

- Браво, Альберт! Ты нашел точную аналогию! И еще одно знаменитое исчезновение имело место - целая колония поселенцев на острове Роанок близ побережья Северной Каролины. Все исчезли, но оставили после себя очаги, хижины, утварь, мусор. Теперь, Альберт, сделай еще один шаг дальше. Чем еще отличается этот аэропорт от нашего самолета?

Некоторое время лицо Альберта ничего не выражало, потом в глазах появилась догадка.

- Кольца! - воскликнул он. - Кошельки, бумажники, монеты, искусственные суставы! Здесь ничего такого нет!

- Правильно, - тихо сказал Боб. - На сто процентов правильно. Как ты говоришь, здесь ничего такого нет. Но ведь мы, спасшиеся, проснулись в самолете, верно? В кабине пилота была недопитая чашка кофе и надкусанное датское печенье. То есть эквивалент той самой дымящейся трубки на фордеке. - Вы полагаете, что мы влетели в иное измерение, так? - спросил Альберт, в голосе - восхищение. - Прямо как в научно-фантастической истории!

Дайна склонила голову набок.

- Нет, - сказал Боб. - Я думаю...

- Осторожно! - вскрикнула Дайна. - Я слышу...

Она опоздала. Едва паралич покинул Крэга Туми, он начал действовать стремительно. Прежде чем Ник и Брайан успели обернуться, он локтем обхватил шею Бетани и потащил ее назад. Револьвер приставил к ее виску. Девушка в ужасе сдавленно крикнула.

- Я не хочу в нее стрелять, но сделаю, если придется, - сказал Крэг. - Отвезите меня в Бостон. - Его глаза утратили отсутствующее выражение, они бросали быстрые взгляды по сторонам, в них светился испуганный параноидальный разум. - Вы слышите?! Отвезите меня в Бостон!

Брайан шагнул в его сторону, но Ник положил ему ладонь на грудь, не сводя глаз с Крэга.

- Спокойнее, друг, - сказал он тихо. - Это небезопасно. У нашего приятеля крыша поехала.

Бетани стонала под давлением его руки. ()

- Ты меня задушишь! Не души меня! Пожалуйста!

- Что происходит?! - крикнула Дайна. - Что там?

- Заткнись! - крикнул Крэг Бетани. - Не рыпайся! Ты вынудишь меня сделать то, чего я не хочу! - Он прижал дуло к ее голове, а она продолжала сопротивляться. Альберту вдруг стало ясно, что она не соображает, какой опасности подвергается, понятия не имеет, что у него пистолет, хотя дуло его прижато к ее виску.

- Прекрати, девочка! - резко сказал Ник. - Не сопротивляйся!

Впервые в своем бодрствующем состоянии Альберт обнаружил, что не только думает, как Аризонский Еврей, но и готов действовать, как его легендарный типаж. Не спуская глаз с безумца в джерси без воротничка, он начал медленно поднимать чехол своей скрипки. Туми на него не смотрел, его взгляд метался между Брайаном и Ником, а обе его руки были заняты в полной мере Бетани.

- Я не хочу в нее стрелять, - начал было снова Крэг, но в этот момент его рука дернулась вверх, когда девушка толкнула его задом. Тотчас она вцепилась в его руку зубами, в самое запястье.

- О! - вскрикнул Крэг и завыл. - О-о-о-о!!!

Его хватка ослабла, и Бетани вывернулась из-под нее. Альберт прыгнул к нему, подняв футляр, в тот момент, когда Туми нацелил револьвер на Бетани. Лицо его было искажено гримасой боли и гнева.

- Нет, Альберт! - крикнул Ник.

Крэг Туми увидел Альберта в последний момент и направил дуло револьвера на него. В какой-то момент Альберт смотрел прямо в дуло револьвера - такого не бывало ни в его снах, ни в фантазиях. Это было все равно что смотреть в разверзшуюся могилу.

"Наверно, я тут ошибся", - подумал он, и в этот момент Крэг нажал на курок.

Вместо выстрела прозвучал легкий хлопок, как из духового ружья, не более. Альберт почувствовал, как о его грудь с надписью на рубашке с короткими рукавами "Хард Рок" что-то стукнуло. Понял, что в него выстрелили, и одновременно обрушил чехол скрипки на голову Крэга. Послышался звук мощного удара, отдавшийся в его руках, и одновременно в мыслях прозвучал голос отца: "Что с тобой, Альберт? Разве можно так обращаться с дорогим музыкальным инструментом?"

Внутри чехла скрипка издала звук: бойнк!

Один медный замок угодил в лоб Туми, и оттуда тотчас показалась кровь, полилась струей. Колени подогнулись, и он повалился прямо перед Альбертом. Глаза Крэга Туми закатились, обнажив белки, и он потерял сознание у ног Альберта.

Сумасшедшая и одновременно чудесная мысль на миг заполнила разум Альберта: "Клянусь Богом, я никогда в жизни лучше не сыграл!" И тут же обнаружил, что задыхается. Повернулся к остальным со слабой улыбкой на губах.

- Кажется, я психанул, - сказал Туз Косснер. Его колени вдруг тоже ослабели, и он повалился на пол, прямо на футляр своей скрипки.

Он пришел в себя менее, чем через полминуты. Брайан похлопывал его по щекам и смотрел на него с тревогой. Бетани стояла на коленях возле него, глядя восхищенными сияющими глазами. Позади нее плакала Дайна в объятиях Лорел. Альберт взглянул на Бетани и ощутил, как его сердце разрастается в груди.

- Аризонский Еврей снова в седле, - пробормотал он.

- Что ты сказал, Альберт? - спросила она и погладила его по щеке. Ладонь ее была чудесно мягкой, чудесно прохладной. Альберт решил, что влюбился.

- Ничего, - ответил он.

В это время пилот снова похлопал его по щеке.

- С тобой все в порядке, парнишка? - спрашивал Брайан. - Как себя чувствуешь? Хорошо?

- Думаю, что да, - ответил Альберт. - И хватит по щеке меня бить. И потом - меня зовут Альберт. Для друзей - Туз. Я сильно ранен? Пока ничего не чувствую. Кровотечение удалось остановить?

Ник Хопвелл присел на корточки рядом с Бетани. На его лице застыла растерянная улыбка.

- Я думаю, ты выживешь, дружок. В жизни не видел ничего подобного... а повидал я много чего. Дай-ка руку, я тебе дам один сувенир на память. Альберт протянул ему ладонь, которая заметно дрожала, и Ник что-то вложил в нее. Альберт поднес предмет к глазам и обнаружил, что это пуля.

- С пола подобрал, - пояснил Ник. - Даже не деформирована. Прямо тебе в грудь угодила - даже вон, на рубашке, след пороха. Стукнула и отскочила, представляешь? Осечка, что ли, произошла? Видно, Бог тебя любит, друг.

- Я еще про спички подумал в тот момент, - слабо сказал Альберт. - Решил, что вообще не выстрелит.

- Это было очень отважно и очень безрассудно с твоей стороны, мой мальчик, - сказал Боб Дженкинс. Лицо его было бледным, словно он сам готов был упасть в обморок. - Ох, никогда не верь писателям. Слушай их сколько влезет, но никогда не верь. Боже мой, а что, если бы я оказался неправ?

- Вы почти были неправы, - заметил Брайан, помогая Альберту подняться на ноги. - Это, знаете ли, вроде того, как вы подожгли другие спички из той чаши. Там заряда как раз хватило, чтобы вытолкнуть пулю из патрона. Чуть больше заряда, и Альберт получил бы пулю в легкие.

У Альберта снова закружилась голова. Он покачнулся, и Бетани немедленно обхватила его за поясницу.

- Я подумала, до чего же он смело поступил, сказала она, глядя на него так, будто Альберт Косснер по большой нужде ходит не иначе, как бриллиантами. - Просто невероятно.

- Благодарю, - сказал Туз с холодноватой улыбкой. - Ничего особенного. - Самый проворный еврей к западу от Миссисипи вдруг осознал, что значительная часть девушки была прижата к нему и что от нее исходил невыразимо приятный аромат. Неожиданно он почувствовал себя просто отлично. Более того, показалось, что никогда еще не чувствовал себя так классно. Тут он вспомнил про свою скрипку и подобрал чехол. На чехле образовалась небольшая вмятина, и один замочек сломался. К нему прилипли кровь и волоски. В желудке Альберта что-то лениво перевернулось. Он раскрыл чехол и заглянул внутрь. Инструмент был в полном порядке, и Альберт облегченно вздохнул.

Потом вспомнил про Крэга Туми и облегчение сменилось тревогой.

- Послушайте, а я не убил его случайно? Так сильно врезал. - Он посмотрел на Крэга, который лежал на полу возле входа в ресторан. Дон Гаффни сидел возле него на корточках. Альберту чуть снова не стало дурно. Лицо, голова Крэга были залиты кровью.

- Он жив, - сказал Дон. - Просто отключился, как электричество.

Альберт ощутил спазму в горле.

- Боже, как много крови!

- Это еще ничего не значит, - заметил Ник. - Ранения скальпа очень кровоточат. - Он подошел к Дону, взял руку Крэга и нащупал пульс. - Не забывай, дружок, что он приставил револьвер к голове девушки. Если бы нажал на курок в упор, с ней было бы все кончено. Помнишь, как один актер убил себя холостым патроном несколько лет назад? Мистер Туми получил то, на что напросился сам. Целиком его вина. Так что выброси из головы.

Ник бросил руку Крэга и выпрямился.

- Кроме того, - сказал он, вытаскивая из коробки на ближайшем столе салфетки, - пульс у него отличный. Я думаю, он через несколько минут очухается всего лишь с головной болью. Полагаю также, было бы благоразумным принять кое-какие меры по случаю такого радостного события. Мистер Гаффни, там я вижу столики возле раковины умывальника со скатертями - как ни странно. Не могли бы вы мне принести парочку скатертей? Мне кажется, было бы разумно связать за спиной руки мистера "Я-Должен-Лететь-В-Бостон".

- А есть ли в этом нужда? - тихо спросила Лорел. - Человек все-таки без сознания, у него кровотечение.

Ник прижал салфетку к ране на лбу Крэга Туми, потом взглянул на нее. - Вы Лорел, верно?

- Верно.

- Ну что ж, Лорел, давайте не будем приукрашивать. Этот человек сумасшедший. Не знаю - то ли наше приключение явилось причиной его безумия, то ли это у него давно, но что я знаю точно, так это то, что он опасен. Вместо Бетани он вполне мог схватить Дайну, будь она поближе от него. Если мы оставим его несвязанным, он может попытаться сделать то же самое еще раз.

Крэг застонал и слабо замахал руками. Боб Дженкинс шагнул прочь от него, едва он задвигался, хотя револьвер был благополучно заткнут за пояс Брайана Энгла. Лорел тоже отшатнулась, потащив с собой Дайну.

- Кто-нибудь умер? - нервозно спросила Дайна. - Никто? Ведь так?

- Нет, дорогая.

- Мне надо было раньше его услышать, но я слушала дяденьку, который говорил, как учитель.

- Не волнуйся, Дайна, - успокоила ее Лорел. - Все обошлось нормально. Все в порядке. - Она окинула взглядом пустой сумрачный зал и внутренне горько усмехнулась. - Ничего здесь не было в порядке. Абсолютно ничего. Дон вернулся с красно-белыми в клеточку скатертями в каждой руке.

- Красотища, - сказал Ник. Он взял одну скатерть, закрутил ее в длинный жгут, засунул ее середину себе в рот и зажал зубами, чтобы не раскрутилась. Затем перевернул Крэга, как омлет на сковородке.

Крэг вскрикнул, веки его задрожали.

- Разве так уж необходимо быть жестоким? - резко спросила Лорел.

Ник молча уставился прямо ей в глаза. Она тотчас отвернулась. Мысленно сравнила эти глаза с глазами на фотографиях Даррена Кросби. Широко поставленные ясные глаза на симпатичном, а может, и непримечательном лице. Но и глаза, пожалуй, были непримечательными. Не из-за этих ли глаз, однако, она предприняла такое путешествие? Разве она не решила после тщательного изучения, что то были глаза человека, умеющего вести себя? Человека, который отстанет, когда скажешь ему: отстань. Поднимаясь по трапу на рейс № 29, она говорила себе, что начинается классное приключение, экстравагантное танго с романом, импульсивный бросок через весь континент в объятия высокого темного незнакомца.

Но порой оказываешься в одной из тех скучнейших ситуаций, когда правды не избежать. Лорел подумала, что правда состоит в следующем: она выбрала Даррена Кросби потому, что его письма и фотографии подсказали ей - он не слишком отличался от мирных мальчиков и мужчин, с которыми она встречалась примерно с пятнадцатилетнего возраста. Мальчики и мужчины, которые быстро приучались вытирать ноги в дождливые вечера, прежде чем войти в дом. Мальчики и мужчины, которые без просьбы с готовностью хватают полотенца, чтобы вытереть вымытую посуду. Мальчики и мужчины, которые немедленно отцепятся от тебя, когда на них цыкнешь.

Села ли бы она на рейс № 29, если бы на фотографиях был изображен Ник Хопвелл с его умеренно карими глазами вместо темно-голубых глаз Даррена? Она так не думала. Решила, что написала бы ему доброе, но безличное письмецо: "Благодарю вас за ваш ответ и фотографию, мистер Хопвелл, но мне почему то кажется, что мы с вами друг другу не подойдем". И продолжила бы поиски человека вроде Даррена. Ну и конечно же она весьма сомневалась, что мужчины типа Хопвелла когда-либо читали журналы для одиноких сердец, не говоря уж о даче объявлений о себе в подобных изданиях. Но так или иначе она оказалась теперь с ним в этой зловещей ситуации.

Что ж... она хотела испытать какое-нибудь приключение, прежде чем достигнет среднего возраста. Разве не так? Да. И вот она здесь, подтверждая правоту Толкиена: переступила порог своего дома прошлым вечером, как обычно, и завершила свой путь в странном и страшном варианте Страны Фантазии. Но это было и приключение. Экстренная посадка... заброшенный аэропорт, безумец с пистолетом. Чем не приключение? Еще какое! В памяти Лорел всплыла фраза, прочитанная несколько лет тому назад: "Будь осторожен, когда молишься ради чего-то, потому что можешь это получить".

А ведь верно.

И как неожиданно, и как смущает.

В глазах Ника Хопвелла смущения не было... но не было в них и жалости. От его взгляда она испытала внутреннюю дрожь, и в этом чувстве не было ничего романтичного.

"Ты уверена?" - прошептал внутренний голос, и Лорел заставила его немедленно заткнуться.

Ник заложил руки Крэга за спину и сложил запястьями вместе. Крэг снова издал стон, на этот раз погромче. Начал было сопротивляться.

- Спокойно, мой старый добрый друг, - сказал Ник. Он дважды обмотал импровизированную веревку вокруг запястий Крэга и туго завязал концы. Крэг задвигал плечами и издал сдавленный крик. - Вот так! - сказал Ник и поднялся. - Запакован не хуже рождественской индейки. И у нас еще одна веревка в запасе, если эта окажется недостаточно надежной. - Он присел на ближайший столик и посмотрел на Боба Дженкинса. - Да! Так что вы там говорили, когда нас так грубо прервали?

Боб посмотрел на него с удивлением:

- Что?

- Я говорю, продолжайте. Это же интересно, - ответил Ник. Он мог быть прилежным слушателем лекций, а не человеком, который сидел на столе пустынного ресторана в аэропорту возле связанного мужчины, лежавшего в луже собственной крови. - Вы как раз остановились на том, что ситуация рейса № 29 схожа со случаем на "Марии Селесте". Любопытная аналогия.

- И вы хотите, чтобы я продолжал? - удивленно спросил Боб. - Словно ничего не произошло?

- Освободите меня! - крикнул Крэг. Голос его был слегка приглушен паласом, покрывавшим пол ресторана, однако звучал вполне живо для человека, всего пять минут назад потерявшего сознание от удара чехлом скрипки. - Я хочу встать! Я требую, чтобы вы...

И тут Ник сделал нечто такое, что повергло всех в шок, даже тех, кто наблюдал, как он выкручивал Крэгу нос, подобно крану над умывальником. Он коротко ударил его ногой в бок. Крэг вскрикнул и замолчал.

- Еще раз пикнешь, дорогой, и я тебе ребра сломаю, - мрачно сказал Ник. - Мое терпение с тобой иссякло.

- Эй! - воскликнул Гаффни ошарашенно. - Зачем это вы так...

- Слушайте! - перебил его Ник и обвел взглядом присутствующих. Его цивилизованные манеры впервые улетучились. Голос задрожал от гнева. - Вас всех пора встряхнуть, ребята и девочки, а у меня нет времени все это с вами рассусоливать. Эта слепая девочка Дайна говорит, что мы здесь влипли в какую-то беду, и я ей верю. Она говорит, что слышит что-то, нечто, приближающееся к нам. Я и этому склонен верить. Сам ни хрена не слышу, но нервы у меня почему-то очень шалят. Когда они так себя ведут, я обычно обращаю на это обстоятельство серьезное внимание. Я думаю, нечто к нам приближается, и не верю, что это нечто попытается продавать нам пылесосы или страховать жизнь. Мы, конечно, можем тут корректно и цивилизованно шуметь по поводу этого придурка. Но не лучше ли разобраться, что с нами произошло? Понимание случившегося, может быть, и не спасет наши жизни, но я все больше убеждаюсь, что отсутствие такого понимания может эти жизни прикончить, и притом очень скоро. - Он посмотрел на Дайну. - Скажи мне, Дайна, если я не прав. Тебя я выслушаю с удовольствием.

- Я не хочу, чтобы вы мучили Туми. Но я не считаю, что вы не правы, - ответила Дайна слабым, дрожащим голоском.

- Ну что ж, - сказал Ник. - Годится. Сделаю все, что в моих силах, чтобы больше его не трогать... хотя обещаний и не даю. Прежде всего хочу отметить элементарный факт. Этот парень, которого я связал...

- Туми, - подсказал Брайан. - Его зовут Крэг Туми.

- Ладно. Мистер Туми - сумасшедший. Если мы найдем дорогу обратно в наш мир или найдем то место, куда перебрались все люди, мы сможем организовать для него какую-то помощь. Но сейчас единственное, чем мы ему можем помочь, это вывести его из строя, что я и сделал со щедрой и душевной помощью Альберта. Теперь мы можем заняться своими делами. Кто-нибудь имеет возражения?

Ответа не последовало. Остальные пассажиры рейса № 29 с тревогой смотрели на Ника.

- Ладно, все, - сказал Ник. - Пожалуйста, продолжайте, мистер Дженкинс.

- Я... я не привык... - Боб с усилием попытался взять себя в руки. - В своих книгах, возможно, я убил достаточно людей, чтобы заполнить ими до отказа самолет, на котором мы летели. Но то, что произошло здесь, поверьте, первый акт насилия, который я видел воочию. Простите, если... м-м... вел себя нехорошо.

- Вы очень хорошо себя вели, мистер Дженкинс, - сказала Дайна. - А мне так интересно вас слушать. Как-то лучше себя начинаешь чувствовать. Боб благодарно посмотрел на нее и улыбнулся.

- Спасибо тебе, Дайна. - Он сунул руки в карманы, бросил беспокойный взгляд на Крэга Туми, потом дальше на пустой зал ожидания.

- Я кажется, отметил главную ошибку в ходе наших размышлений, - сказал он. - Она вот в чем: мы все предположили, когда до нас дошел масштаб этого События, что нечто стряслось со всем остальным миром. Такое предположение легко понять, поскольку мы живы-здоровы, а все остальные, включая пассажиров, с которыми мы садились в самолет в Лос-Анджелесе, похоже исчезли. Однако есть свидетельства, заставляющие нас прийти к выводу о том, что то, что случилось, произошло только с нами одними. Я убежден, что тот мир, который мы знали, продолжает жить, как ни в чем ни бывало. Это мы - пропавшие пассажиры и одиннадцать уцелевших на рейсе № 29 - исчезли, пропали.

- Может, я тупой, но что-то не понимаю, что вы имеете в виду, - сказал Руди Варвик.

- Я тоже, - поддержала Лорел.

- Мы упомянули два знаменитых исчезновения, - тихо сказал Боб. Теперь к нему как будто прислушивался и Крэг Туми. По крайней мере, перестал ворочаться, пытаясь освободиться. - Один случай - с "Марией Селестой" - произошел в море. Второй - с островом Роанок - произошел возле моря. И эти два случая не единственные. Я припоминаю по крайней мере еще два с самолетами: исчезновение самолета "Амелия Эрхарт" над Тихим океаном и исчезновение нескольких самолетов с авианосца над той частью Атлантического океана, которая извечна как Бермудский треугольник. Это случилось не то в 45-м, не то в 46-м году. Пошла неразборчивая информация от ведущего пилота, с базы во Флориде немедленно были отправлены спасательные самолеты, но никаких следов исчезнувших самолетов или их экипажей так и не обнаружили.

- Я тоже слышал об этом, - сказал Ник. - Что, собственно, и послужило дурной репутацией злосчастному треугольнику, насколько мне известно.

- Да что вы! - вмешался Альберт. - Там же погибло много кораблей и самолетов. Я читал об этом в книге Чарлза Берлица. Так интересно. - Он посмотрел по сторонам. - Вот уже никогда не думал, что сам окажусь в их ситуации.

Дженкинс сказал:

- Я не знаю, пропадал ли когда-нибудь самолет над континентом Соединенных Штатов, но...

- Такое случалось не раз с маленькими самолетами, - перебил его Брайан. - Лет тридцать пять назад произошло и с пассажирским самолетом. Там было что-то около сотни пассажиров. Не то в 55-м, не то в 56-м году. Марки самолета не помню. Он летел в Денвер из Сан-Франциско. Пилот связался с диспетчерской Рено - обычная рутинная связь - и после этого о нем ничего больше не было слышно. Были, конечно, поиски, но... бесполезно. Брайан заметил, что все смотрели на него словно зачарованные страхом.

Неловко засмеялся.

- Пилотские легенды, - сказал он извиняющимся тоном. - Годится для мультика Гэри Ларсона.

- Наверняка они все проскочили, - пробормотал писатель. Он принялся поглаживать щеку пальцами. На лице выражение угрюмой печали и страха. - А тела их не нашли?

- Ну, скажите нам, что вам известно или что вы предполагаете, - попросила Лорел. - А то все это нагромождается и нагромождается. Если я не получу никаких ответов на все эти загадки, можете меня тоже связать и положить возле мистера Туми.

- Не надо льстить себе, - довольно отчетливо, хотя и приглушенно произнес Крэг.

Боб удостоил его еще одним обеспокоенным взглядом и после этого собрался с мыслями.

- Здесь нет беспорядка, а на самолете - есть. Здесь нет электричества, а на самолете оно есть. Это, конечно, еще не основание для каких-то достоверных выводов - все-таки на самолете имеется собственная система энергоснабжения. А здесь ток поступает откуда-то с электростанции. Но подумайте тогда о спичках. Бетани была на самолете, и ее спички действуют отлично. А спички из чаши здесь не загораются. Пистолет, который мистер Туми взял в службе безопасности, едва выстрелил. Я думаю, если вы здесь попробуете фонарь на батарейках, он тоже не будет работать. Если и загорится, то ненадолго.

- Вы правы, - сказал Ник. - И нам нет нужды искать здесь фонарик, чтобы проверить вашу теорию. - Он показал пальцем вверх. Там на стене находилась сигнальная лампа над грилем на кухне. Она не горела, как и прочие лампы. - Она - на батарейках, - продолжал Ник. Едва отключается электричество, светочувствительный соленоид тут же ее включает. Здесь достаточно сумрачно, она должна была сработать, однако этого не произошло. Это означает - либо в цепи соленоида что-то не так, либо батареи сели.

- Подозреваю и то, и другое, - заметил Боб Дженкинс. Он неторопливо подошел к двери ресторана и выглянул из нее. - Мы оказались в мире, который выглядит целостным и достаточно прибранным. Но в то же время этот мир выглядит почти полностью истощенным. Газированные напитки выдохлись, еда безвкусная, воздух без запахов. Мы еще пахнем - я ощущаю запах духов Лорел и лосьон после бритья капитана, например. Но здесь все потеряло запахи.

Альберт взял бокал с пивом и как следует понюхал. Решил, что очень слабый запах все же бью. Засушенный между страницами книги цветок мог дать подобное воспоминание о запахе.

- То же самое и со звуками, - продолжал Боб. - Они плоские, одномерные, лишенные резонанса.

Лорел вспомнила клап-клап - звук ее туфель по бетону и отсутствие эха, когда капитан сложил ладони рупором и закричал возле эскалатора, вызывая мистера Туми.

- Альберт, могу я попросить тебя что-нибудь сыграть на скрипке? - обратился к Косснеру Боб.

Альберт посмотрел на Бетани. Та кивнула и улыбнулась.

- Хорошо. Конечно. Мне, честно, и самому любопытно, как она звучит после... - Он бросил взгляд на Крэга Туми. - Ну, понимаете.

Открывая футляр, он слегка поморщился, когда его пальцы коснулись защелки, рассекшей лоб Крэга Туми, и извлек скрипку. Бегло провел по ней рукой ласковым жестом. Затем взял смычок в правую руку и зажал скрипку подбородком. Некоторое время стоял неподвижно, раздумывая. Какая музыка могла подойти к этому странному новому миру, где телефоны не звонили и псы не брехали? Стравинский? Моцарт? А может, Дворжак? Нет. Все не то. Вдохновение пришло внезапно, и он заиграл "Кто-то там на кухне с Дайной". На середине куплета смычок остановился.

- Сдается мне, что ты скрипку попортил, когда огрел этого типа, - сказал Дон Гаффни. - Звучит, будто ватой набитая.

- О нет, - медленно произнес Альберт. - Моя скрипка в полном порядке. Я сужу по тому, как ее чувствую, как действуют струны под пальцами. Но тут есть и еще что-то. Подойдите, мистер Гаффни. - Гаффни приблизился и остановился рядом с Альбертом. - А теперь приблизьтесь как можно ближе к скрипке. Нет... не настолько близко, а то я вам в глаз могу смычком угодить. Вот. Вот так. Теперь опять послушайте.

Альберт начал играть снова, мысленно подпевая. Так он делал всегда, когда исполнял эту залихватскую, зажигательную мелодию:

"Сингин фи-фи-фидли ай-о, Фи-фи-фидли-ай-о-хо-х о-хо, Фи-фи-фидли-ай-о, Страммин он дэ олд банжо".

- Почувствовали разницу? - спросил он, закончив куплет.

- О! Куда лучше звучит вплотную. Ты это имел в виду? - сказал Гаффни. Он смотрел на Альберта с большим уважением. - Здорово ты играешь, парень. Альберт улыбнулся Гаффни, но на самом деле он говорил все это для Бетани Симмс.

- Иногда, когда я уверен, что моего учителя нет поблизости, играю старые песни "Лед Зеппелин", - сказал он. - На скрипке эти старые клевые хиты - полный отпад. Вы бы удивились. - Он посмотрел на Боба. - Так или иначе, это как раз иллюстрирует то, что вы говорите. Чем ближе, тем лучше скрипка звучит. Здесь дело в воздухе, а не в скрипке. Он не проводит звуки, как положено, вот скрипка и звучит подобно тому, какое пиво на вкус.

- Выдохшееся, - подсказал Брайан.

Альберт кивнул.

- Спасибо тебе, Альберт, - поблагодарил Боб.

- Не за что. Можно положить в чехол?

- Конечно. - Боб продолжил, пока Альберт укладывал инструмент в футляр, потом

8



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.