Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Лангольеры
Лангольеры

внизу пошла бетонная полоса с белыми отметинами на ее дальнем конце.

Брайан осторожно опустил самолет, промелькнул второй комплект белых отметин, и спустя момент легкий удар возвестил о том, что шасси опустились на полосу. Теперь рейс № 29 катился по 33-й взлетно-посадочной полосе со скоростью сто двадцать миль в час, нос слегка поднят. Брайан включил тормоза, опустил подкрылки. Последовал еще один легкий удар, когда нос самолета опустился. Движение его стало замедляться со ста двадцати миль до ста, потом до восьмидесяти, сорока и наконец до скорости бегущего человека.

Дело сделано. Они приземлились.

- Обычная посадка, - сказал Брайан. - Ничего особенного. - Он судорожно вздохнул и остановил самолет. Тело пробрала дрожь. Когда он провел ладонью по лицу, ладонь оказалась мокрой от пота. Он посмотрел на нее и тихо засмеялся.

На его плечо легла рука.

- С тобой все в порядке, Брайан?

- Да, - ответил он и взял в руки микрофон. - Леди и джентльмены! Добро пожаловать в Бангор.

До них донесся хор приветственных криков, и Брайан снова рассмеялся. Ник Хопвелл не смеялся. Он, наклонившись, всматривался в окно. Нигде ни намека на движение. Не разъезжали автомашины, не двигались самолеты. На взлетных полосах застыли военный транспортный самолет "С-12" и "Дельта-727".

- Спасибо за доброе приветствие, мой друг, - тихо сказал Ник. - Тем более оно приятно, что кроме тебя нас некому приветствовать. Здесь никого нет.

Несмотря на полное молчание радио, Брайан не воспринял замечания Ника... но к тому моменту, как он подрулил к месту между двумя пассажирскими терминалами, ни во что другое поверить уже не мог. Дело было не только в полном отсутствии людей, не только в том, что не появился автомобиль службы безопасности, чтобы проверить, что за чрезвычайная ситуация с "Боингом767". Дело было в атмосфере полной безжизненности, словно международный аэропорт Бангора был покинут тысячу лет тому назад. Поезд, ведомый джипом и содержавший на своих платформочках несколько предметов багажа, припарковался под крылом Дельты. Именно к нему был прикован взгляд Брайана после того, как он остановил самолет. Примерно дюжина чемоданов выглядели, как артефакты из раскопок некоего древнего города.

"Наверное, так себя чувствовал тот парень, который открыл гробницу Тутанхамона", - подумал он.

Мотор умолк, а он неподвижно сидел в своем кресле. Слышно было, как тихо жужжит батарея внутреннего питания где-то в хвосте самолета. Рука Брайана потянулась к выключателю ВНУТРЕННЕЕ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЕ, но тут же отдернулась. Внезапно расхотелось полностью все отключать. В чем причина - он не понимал, но инстинкт оказался сильнее.

"Кроме того", - подумал он, - "не думаю, что кто нибудь здесь станет делать мне замечания за напрасный расход того малого количества горючего, что у нас осталось".

Наконец он отстегнул ремень и поднялся.

- Ну, что дальше будем делать, Брайан? - спросил Ник. Он тоже встал из кресла, и Брайан впервые обратил внимание на то, что Ник дюйма на четыре выше его ростом. Подумал: "Я был командиром с того момента, как произошла эта зловещая история, точнее с того момента, как мы обнаружили происшедшее. Я был за командира. Но думаю, скоро это изменится, очень скоро".

Он обнаружил, что это ему, в сущности, безразлично. Пролет 767-го сквозь облака потребовал всей его отваги до последней капли, но никакой благодарности он за это не ждал. Такова была его работа. А за смелость ему платили жалованье. Вспомнил, как однажды один пилот сказал ему: "Нам, Брайан, платят сто тысяч долларов в год и больше по одной единственной причине. Они знают, что в карьере почти каждого пилота бывают тридцать или сорок секунд, когда от него будет зависеть все. Нам платят за то, чтобы мы не растерялись, когда эти секунды однажды наступят".

Все это понятно, когда тебе говорят, что должен приземлиться с облаками или без облаков, что иного выхода просто нет. А твои нервные окончания вопят свои извечные предостережения, нагнетают древний страх высокого напряжения перед неведомым. Даже Ник, кем бы он там ни был на земле, захотел вернуться обратно, подальше от облаков, когда начали в них влетать. Ему нужен был Брайан, чтобы сделать то, что следовало сделать. Ему и всем остальным Брайан был необходим, чтобы сохранить жизнь и рассудок. Теперь они были внизу и никаких монстров под облаками не увидели. Только эта зловещая тишина и брошенные багажные тележки под крылом "Дельты-727".

"Итак, ты хочешь принять команду и стать капитаном, мой крутящий носы друг. Даю тебе свое благословение. Даже готов дать тебе поносить мою фуражку, если пожелаешь. Но только после того, как покинем самолет. Пока ты и все остальные гуси не ступят на землю, я за вас несу ответственность".

Однако Ник задал ему вопрос, и Брайан решил, что ответа он вполне заслуживает.

- Теперь мы покинем самолет и посмотрим, в чем тут дело, - сказал он, проходя мимо англичанина.

Ник положил ему на плечо руку.

- Так ты думаешь...

Брайан испытал вспышку необычного раздражения. Стряхнул с себя руку Ника.

- Я думаю, что мы сейчас будем высаживаться с самолета, - перебил он его. - Здесь никого нет, кто подкатил бы к нам трап. Так что я думаю, нам придется воспользоваться аварийным спуском. А после этого думай ты, дружок.

Он вышел в первый класс и чуть не упал, споткнувшись о перевернутую тележку. Кругом валялось битое стекло и сильно пахло алкоголем. Перешагнул через все это безобразие. Ник догнал его при входе в первый класс.

- Брайан, если я сказал тебе что-нибудь обидное, прости меня. Ты выполнил потрясающую работу.

- Да нет, ты меня не обидел, - сказал Брайан. - Просто за последние десять часов мне пришлось вести борьбу с утечкой давления над Тихим океаном, чтобы после этого обнаружить, что моя бывшая жена умерла в дурацком пожаре в Бостоне, и еще - что Соединенные Штаты отменили. Чувствую себя не в своей тарелке.

Он пересек деловой класс и вошел в центральный салон. На миг воцарилась полная тишина. Их бледные лица были повернуты к нему с потрясенными выражениями.

И тогда Альберт Косснер начал аплодировать.

Тут же к нему присоединился Боб Дженкинс... и Дон Гаффни... и Лорел Стивенсон. Лысый мужчина оглянулся и тоже начал аплодировать.

- Что это? - спросила Дайна. - Что происходит?

- Это капитан, - пояснила Лорел и вдруг заплакала. - Это капитан, который посадил нас на землю целыми и невредимыми.

Тогда Дайна тоже принялась горячо аплодировать.

Брайан ошарашенно смотрел на них. А позади него аплодировал Ник.

Они поднялась со своих мест, продолжая аплодировать. Только трое не присоединились: Бетани, которая все еще пребывала в обмороке, бородатый мужчина, храпевший где-то позади, и Крэг шуми, который оглядел всех взглядом лунатика и принялся отрывать узкую полоску следующего журнала.

Брайан почувствовал, что краснеет, - это было так неожиданно. Поднял ладони, но они продолжали аплодировать еще некоторое время.

- Леди и джентльмены, прошу вас... пожалуйста... уверяю вас, посадка была самой обыкновенной...

- Чистая шелуха, мэ-эм. Раз плюнуть, мэ-эм, - сказал Боб Дженкинс, довольно удачно имитируя Гарри Купера. Альберт расхохотался.

Веки Бетани задрожали, раскрылись, и она тупо осмотрелась.

- Мы приземлились живыми, да? - спросила она. - О, Боже! Вот это блеск! А я думала, что мы уже концы отдали.

- Прошу вас! - Брайан снова поднял ладони повыше, почувствовав себя Ричардом Никсоном, принимающим назначение еде на четыре года. С трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться. Этого он не мог себе позволить - они его просто не поймут. Им нужен был герой и его таковым выбрали. Такое можно было и принять... и использовать, когда понадобится. Но в конце концов их нужно было высадить из самолета. - Прошу вашего внимания! Пожалуйста!

Аплодисменты стихли, и все выжидающе уставились на него, кроме Крэга, который решительным жестом вдруг отбросил журнал. Он отстегнул ремень и вышел в проход, отбросив ворох бумажных полосок ногой.

Начал что-то искать в багажном отсеке над головой. При этом хмурился. - Вы посмотрели в окно и увидели то же, что и я почувствовал, - сказал Брайан. - Большинство пассажиров и экипаж исчезли, пока мы спали. Все это достаточно безумно. Но теперь нам, кажется, придется столкнуться с еще более безумной ситуацией. Похоже на то, что и прочие люди тоже исчезли... правда, логика подсказывает, что где-то все же должны быть какие-то люди. Мы с вами спаслись от чего бы там ни было, значит, и другие люди могли тоже как-то спастись.

Боб Дженкинс, писатель детективных романов, что-то тихо пробормотал. Альберт не расслышал - что именно. Слегка обернувшись к Дженкинсу, он на сей раз уловил. Он сказал: "фальшивая логика".

- Лучший способ действия в сложившейся ситуации, я полагаю, делать все по порядку. Первый наш шаг - покинуть самолет.

- Я купил билет до Бостона, - сказал Крэг Туми спокойным рациональным тоном. - Мне нужно в Бостон.

Ник шагнул из-за спины Брайана. Крэг посмотрел на него, и глаза его прищурились. На какой-то миг он напомнил разъяренного кота. Ник поднял руку, согнул два пальца и слегка покрутил ими в воздухе. Крэг Туми, которому однажды пришлось терпеть горящую спичку между пальцами ног, пока мамаша тянула "Хэппи Берсдэй", мгновенно все понял. Но он умел ждать.

- Нам придется воспользоваться аварийным скатом, - пояснил Брайан. - Поэтому я хочу объяснить вам, как это делается. Слушайте меня внимательно. Потом вам нужно будет выстроиться гуськом в очередь и проследовать за мной к носовой части самолета.

Спустя четыре минуты передняя дверь "Гордости Америки" рейса № 29 открылась внутрь. Шум разговоров, донесшийся оттуда, тотчас стих в прохладном неподвижном воздухе. Послышалось шипение, и в дверном проеме показалась растущая оранжевая подушка.

Она вывалилась наружу и превратилась в широкую ленту, быстро наполнившуюся воздухом. Теперь из двери на взлетную полосу вел длинный огромный оранжевый матрас с ребристой поверхностью.

Брайан и Ник возглавляли очередь у выхода.

- Что-то не то тут с воздухом, - тихо заметил Ник.

- Что ты имеешь в виду? - спросил Брайан еще тише. - Отравлен? - Нет. Не думаю. Но в нем нет запаха, вкуса, что ли.

- Ты с ума сошел, - ответил Брайан не без тревоги.

- Нет не сошел, - сказал Ник. - Это аэропорт, друг, не сенокос разумеется. Но ты ощущаешь запах газа или машинного масла. Я лично - нет. Брайан принюхался. И тоже ничего не уловил. Он не мог поверить в то, что воздух был отравлен. Но вдруг в нем содержался какой-нибудь медленно действующий токсин? Дышалось, однако, нормально. Но Ник был прав: никаких запахов. И еще этого, что британец назвал... вкусом, - его тоже не было. Воздух снаружи был каким-то нейтральным на вкус. Словно законсервирован.

- Что-нибудь не так? - поинтересовалась с беспокойством Бетани Симмс. - Я не думаю, что мне это так уж нужно знать, но...

- Да нет, все в порядке, вроде бы, - отозвался Брайан. Он обернулся и пересчитал людей. Десять человек. - Обернулся к Нику. - А тот парень, что спит сзади, как думаешь, надо его будить?

Ник мгновение думал, потом покачал головой.

- Не стоит, у нас и так проблем хватает, чтобы еще быть сиделками при мужике с дикого похмелья.

Брайан улыбнулся. Именно это он и сам подумал.

- Да, ты прав, конечно. Ну, ладно, давай ты первым, Ник. А там подержишь конец для других. Я буду помогать Остальным отсюда.

- Может ты спустишься первым? Это я на тот случай если наш скандальный друг что-нибудь затеет по поводу непредусмотренной посадки. Брайан оглянулся на человека в джерси. Тот стоял в самом конце очереди, в руке атташе-кейс с монограммой, отсутствующий взгляд устремлен в потолок. В общем, на лице не больше выражения, чем у манекена в витрине универмага.

- Никаких неприятностей у меня не будет, - сказал он, - потому что мне абсолютно начхать, что он там затевает. Может выйти, может остаться - мне это безразлично.

Ник улыбнулся.

- Да и мне тоже. Тогда начинаем наш великий исход.

- Обувь снимаем?

Ник уже держал в руке пару мягких черных мокасин.

- О'кей, отправляйся. - Брайан обернулся к Бетани: - Смотрите, как он это делает, мисс. Вы - следующая.

- О, Боже! Терпеть не могу таких штук!

Однако Бетани встала рядом с Брайаном и внимательно проследила, как Ник изготовился к спуску. А тот лихо подпрыгнул, как лыжник на трамплине, мягко упал задом на скат и аккуратно съехал вниз. Так же ловко встал в носках на асфальт, повернулся, заложил руки за спину и шутливо поклонился. - Проще пареной репы! - крикнул он. - Следующий клиент!

- Теперь вы, мисс... - сказал Брайан, - Бетани?

- Да, - нервозно ответила она. - Только я не думаю, что смогу. Я вообще физкультурой не могла заниматься. Меня даже освободили от занятий. - Все получится, - успокоил ее Брайан. Он давно приметил, что люди съезжали со ската с большим энтузиазмом, когда обнаруживали зримую опасность, скажем, пробоину в фюзеляже или пожар в двигателе. - Обувь снимем?

Бетани сняла пару потрепанных теннисных тапочек, однако, попыталась попятиться от ярко-оранжевого ската.

- Может, мне лучше выпить для храбрости?

- Мистер Хопвелл внизу подстрахует, не бойтесь, - уговаривал Брайан, а сам начал опасаться, как бы не пришлось сталкивать ее. Очень не хотелось бы, но если она скоро не спрыгнет, придется. Нельзя было никому позволять отступать в хвост очереди, пока, мол, соберется с духом. При спуске по скату это было недопустимо. Позволишь одному - все захотят быть последними.

- Спускайся, Бетани, - неожиданно сказал Альберт. Он держал под мышкой футляр со скрипкой. - Я сам до смерти боюсь этой штуки, но, если ты съедешь, мне тоже придется решиться.

- Почему? - Она удивленно посмотрела на него.

Альберт густо покраснел.

- Ну, потому, что ты... девочка. Я понимаю, что это несправедливо, но - вот так...

Бетани задержала на нем взгляд. Затем рассмеялась и повернулась лицом к скату. Брайан решил все-таки подтолкнуть ее, если оглянется еще раз или попятится. Однако, делать этого не пришлось.

- Мальчик, мне бы сейчас травки, - сказала она и спрыгнула.

Бетани видела, как удачно спрыгнул Ник, и знала, что делать, но в последний момент испугалась и решила поджать ноги. Из-за этого ее занесло вбок. Брайан решил, что она свалится, но в последний момент девушка поняла опасность и успела выровняться. Пронеслась на правом боку, схватившись рукой за голову. Ее блузка задралась до самой шеи, но тут Ник поймал ее и поставил на ноги.

- Ух ты! - сказала она, переводя дыхание. - Прямо как в детстве.

- Все в порядке? - спросил Ник.

- Да. Думала обмочусь со страху, но - ничего. ()

Ник улыбнулся ей и обернулся к скату.

Альберт посмотрел на Брайана с извиняющимся выражением и протянул ему футляр со скрипкой.

- Вы не подержите скрипку? Я боюсь, если свалюсь с горки, она разобьется. Мои родители убьют меня. Это ведь Гретч.

Брайан принял у него футляр. Лицо его было спокойным и вполне серьезным, но внутри он улыбался.

- А можно мне на нее посмотреть? Я сам когда-то играл на такой - тысячу лет назад.

- Конечно, - ответил Альберт.

Интерес Брайана к инструменту возымел успокаивающее действие на мальчика... на что он и рассчитывал. Открыл три защелки на футляре и раскрыл его. Скрипка внутри действительно была фирмы "Гретч" и отнюдь не из дешевых вариантов. Брайан прикинул, что по цене этой скрипки можно вполне приобрести небольшой автомобиль.

- Великолепна, - сказал Брайан и тихонько отщипнул все четыре струны. Звук был удивительно мелодичным. Брайан закрыл и застегнул футляр. - Сберегу. Обещаю.

- Спасибо. - Альберт остановился на пороге, набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул. - Джеронимо, - тихо сказал он и спрыгнул. Сразу же спрятал обе руки под мышками. Охранять пальцы от любых возможных повреждений для него давно уже стало рефлексом. Скатился вниз вполне аккуратно и без проблем.

- Отлично сделано! - приветствовал его Ник.

- А чего тут такого? - ответил Туз Косснер и чуть не упал, споткнувшись о собственную ногу.

- Альберт! - окликнул его Брайан. - Держи! - Он наклонился, положил футляр точно по центру и отпустил. Альберт легко перехватил его в пяти футах от низа, сунул под мышку и отступил.

Дженкинс зажмурил глаза, спрыгнул и скатился вниз на боку. Ник успел подхватить его прежде, чем тот мог ушибиться об асфальт.

- Благодарю вас, молодой человек.

За ним благополучно последовали Гаффни и лысый мужчина. В дверях показались Лорел и Дайна Беллман.

- Я боюсь, - дрожащим голосом сказала Дайна.

- Все будет отлично, малышка, - успокоил ее Брайан. - Тебе и прыгать-то не придется. - Он положил ладони на плечи Дайны и повернул ее к себе лицом, спиной к скату. - Давай мне твои ручки, и я спущу тебя на скат.

Дайна отвела руки за спину.

- Нет, не вы. Я хочу, чтобы Лорел это сделала.

Брайан посмотрел на молодую женщину с темными волосами.

- Сделаете?

- Да, - ответила она. - Только скажите, что нужно.

- А Дайна уже знает. Вы ее за руки опустите на скат. Когда она ляжет и выпрямит ноги, отпустите.

Руки Дайны были холодными в ладонях Лорел.

- Я боюсь, - повторила она.

- Миленькая, да это все равно, что с детской горки кататься, - сказал Брайан. - А дяденька с английским акцентом ждет внизу, чтобы тебя поймать. Он уж и руки приготовил, как при игре в бейсбол.

"Хотя вряд ли она представляет, как это выглядит", - подумал он.

Дайна обратила к нему лицо с таким выражением, словно он элементарных вещей не понимает.

- Я не боюсь скатиться. Я боюсь этого места. Какой странный запах.

Лорел, которая никакого запаха не ощущала, с недоумением посмотрела на Брайана.

- Послушай, дорогая, - Брайан опустился на одно колено перед девочкой, - нам надо спуститься с самолета. Ты ведь понимаешь, верно? Стекла черных очков обратились к нему.

- А почему надо? Почему мы должны покинуть самолет? Здесь же никого нет.

Брайан и Лорел обменялись взглядами.

- Да, но мы этого не знаем, пока сами не проверим, - возразил Брайан. - А я уже знаю, - ответила Дайна. - Здесь ничем не пахнет и ничего не слышно. Или нет... нет...

- Что "нет", Дайна?

Девочка заколебалась. Ей хотелось, чтобы все поняли. Вовсе не спуск страшил ей. Она и прежде с горок каталась, и к тому же доверяла Лорел. Лорел ее не отпустила бы, если это было хоть чуточку опасно. Здесь, в этом месте, что-то не то. Вот чего она боялась. Что-то очень не то. Дело было не в странной тишине и пустынности. Дело было в чем-то другом.

Но взрослые не верили детям, тем более слепым детям. А уж слепой девочке - особенно. Хотела сказать им, что здесь нельзя оставаться, что здесь очень опасно. Хотела сказать, что нужно снова завести самолет и улетать отсюда. А что они ей на это ответят? О'кей, конечно! Дайна права! Скорей обратно на самолет? Да никогда.

"Они сами увидят. Сами убедятся, что здесь пусто, и тогда мы снова поднимемся на самолет и отправимся куда-нибудь еще, в такое место, где не будет этого предчувствия беды. Время еще есть. Я так думаю".

- Ладно, ничего, - сказала она Лорел. Голос ее был тихим, полным отречения. - Опустите меня.

Лорел осторожно опустила ее на скат. Спустя мгновение Дайна посмотрела на нее. "За исключением того, что она не может смотреть или видеть", - подумала Лорел.

- О'кей, Дайна? - спросила она.

- Нет, - ответила девочка. - Здесь ничего не о'кей. - Прежде, чем Лорел отпустила ее, Дайна сама освободила пальцы, скатилась вниз, где ее легко подхватил Ник.

Лорел последовала за ней, придерживая юбку. Остались Брайан, храпящий алкаш в конце самолета и этот крупный "весельчак" в джерси, любитель рвать бумажки.

"Никаких неприятностей у меня с ним не будет", - подумал Брайан, - "потому что мне абсолютно начхать, что он там затевает". Теперь он обнаружил, что все не так-то просто. Этот человек раскрыл далеко не все карты. Брайану показалось, что маленькая девочка об этом знала, хотя и была слепой. Что, если бы они оставили этого типа в самолете, а он бы начал беситься? Вдруг бы разгромил бы кабину пилота?

"Ну и что? Все равно лететь некуда. Баки почти пусты".

Нет, идея ему очень оказалась не по душе. И дело не в том, что 767-й был снабжен многомиллионным оборудованием. Быть может, такие мысли явились отголоском тревоги, которую он уловил на лице Дайны, перед спуском. Здесь в самом деле что-то было не то, и даже хуже, чем казалось на первый взгляд. От этого делалось страшно, поскольку неизвестно, что же могло быть хуже. Только самолет оставался надежным. Пусть даже баки пусты, но это был мир, который он знал и понимал.

- Ваша очередь, дружище, - сказал он как можно вежливее.

- Вы понимаете, что я за это доложу на вас? - спросил Крэг Туми странным тонким голосом. - Вы ведь знаете, что я подам иск на вашу компанию на тридцать миллионов долларов, и что представлю вас в качестве главного виновника?

- Это ваше право, мистер...

- Туми. Крэг Туми.

- Мистер Туми, - согласился Брайан. После некоторого колебания спросил: - Мистер Туми, а вы в курсе того, что с нами произошло?

Крэг с порога посмотрел на пустынное летное поле, на широкие, слегка поляризованные окна аэропорта вдоль веранды, где не толпились радостные друзья и родственники в ожидании прибывающих, и не было пассажиров, собиравшихся улететь.

Конечно, он был в курсе. Это - лангольеры. Лангольеры пришли, чтобы забрать всех глупых, ленивых людей, как ему всегда говорил отец.

Все тем же тонким голосом Крэг произнес:

- В отделе закладных бумаг банковской корпорации "Солнце пустыни" я известен как Тягловый Конь. Вам это известно? - Он сделал паузу, ожидая какой-нибудь реакции от Брайана. Поскольку ее не последовало, Крэг продолжил: - Конечно, нет. Как и неизвестно вам, насколько важна была встреча в бостонском Центре Благоразумия. Вам это безразлично. Но позвольте вам заметить, капитан: экономическая судьба наций может зависеть от результатов этой встречи, встречи, на которой я буду отсутствовать, когда станут голосовать.

- Мистер Туми, все это, конечно, очень интересно, но у меня, право же, нет времени, - сказал Брайан.

- Времени?! - неожиданно взвизгнул Крэг. - Какого черта вам известно о времени? Меня спросите! Меня! Я знаю, что такое время, все знаю! Время очень кратко! Его мало, сэр! Черт бы вас побрал!

"Пошел он к дьяволу. Спихну этого сумасшедшего придурка", - подумал Брайан. Однако, прежде, чем он успел это сделать, Крэг Туми прыгнул и вполне гладко спустился, прижимая портфель к груди. Брайан почему-то вспомнил старую рекламу Хертца по ТВ, на которой О.Дж.Симпсон летал над аэропортом в костюме и галстуке.

Соскользнув вниз, Крэг крикнул:

- Времени чертовски в обрез! - и поправил штанины, которые задрались, обнажив нейлоновые носки и голые колени.

- Господи, ну и кошмарный тип, - пробормотал Брайан. Он оглянулся внутрь самолета, в этот спокойный и знакомый ему мир... и спрыгнул.

Десять человек стояли под огромным крылом 767-го разбившись на две части. В группе были Брайан, Ник, лысый мужчина, Бетани Симмс, Альберт Косснер, Роберт Дженкинс, Дайна, Лорел и Дон Гаффни. Отдельно от всех стоял Крэг Туми, он же Тягловый Конь. Наклонившись, он тщательно стряхивал пылинки со своих брюк левой ладонью, правая рука держала портфель. Потом он выпрямился и равнодушно осмотрелся вокруг.

- Что дальше, капитан? - коротко спросил Ник.

- Это уж ты мне скажи. Нам, вернее.

Ник вопросительно посмотрел на Брайана, словно сомневаясь - всерьез ли он так считает. Брайан чуть заметно кивнул ему. Этого было достаточно. - Ну, что ж, я думаю, сначала посмотрим, что делается в аэропорту, - сказал Ник. - Как туда пробраться кратчайшим путем? У кого какие идеи? Брайан кивнул в сторону скопления багажных платформочек под верандой аэропорта. ( )

- Я думаю, по багажному конвейеру будет проще всего войти.

- Тогда вползем по нему внутрь, леди и джентльмены! Пошли?

Это было совсем близко, а Лорел, которая шла, взяв за руку Дайну, этот отрезок пути показался самым странным в ее жизни. Она видела всю группу как бы сверху: десяток темных точек, передвигавшихся через обширную бетонную равнину. Не было ни малейшего ветра. Ни одна птица не пела. Ни шум мотора, ни звук человеческого голоса не нарушали неестественное безмолвие. Даже звуки их шагов показались ей нереальными - приглушенными и странно тихими.

"Показалось", - подумала она. - "Вот точное слово. Поскольку ситуация настолько странная, что здесь все начинает как бы казаться. Вот бетон. Каблучки по бетону звучат иначе".

Она и прежде ходила по бетону, но что-то никогда не слышала, чтобы от него исходил такой звук. Какой-то бледный, лишенный силы. ()

Они подошли к поезду багажных платформочек. Ник прошел между ними, направляя всю группу, и остановился у конвейерной ленты, уходившей в проем, на котором висели резиновые полоски. Конвейер описывал дугу, возле которой обычно стояли грузчики, размещая на нем багаж с платформочек. Лента конвейера выходила из другого проема, тоже завешенного резиновыми полосками.

- А для чего здесь эти резиновые полоски? - нервозно спросила Бетани. - Может быть, от сквозняка в холодную погоду, - предположил Ник. - Дайте-ка я сначала просуну туда голову да посмотрю, что там. Не волнуйтесь, я быстро. - Прежде, чем кто-либо отреагировал, он вскочил на конвейерную ленту и направился к бреши в стене здания. Подойдя к ней, опустился на колени и просунул голову между резиновых полос.

"Сейчас что-то просвистит, послышится стук", - дико подумал Альберт, - "а когда мы его потащим назад, у него не будет головы".

Ничто не просвистело и не стукнуло. Когда Ник убрал голову, она оказалась вполне на месте, а на лице недоумение.

- Берег свободен, - сказал он, и Альберту его бодряческий тон показался явно наигранным. - Давайте, друзья, полезем. Вперед! Тело к телу!

Бетани отшатнулась.

- Там что - тела? Мистер, там есть мертвые?

- Да нет, не видел, мисс, - ответил Ник, не пытаясь придавать более своему тону шутливость. - Я просто выдал искаженную версию стихотворения старого Бернса, чтобы выглядеть веселым. Боюсь, вместо юмора вышла безвкусица. Дело в том, что я там вообще никого не увидел. Но мы вроде бы этого и ожидали, верно?

Ожидали... но все равно у всех сжалось сердце. У Ника тоже, судя по его голосу.

Один за другим они взобрались на конвейер и проползли внутрь сквозь резиновые ленты вслед за ним.

Дайна задержалась перед тем, как вползти, и повернула лицо к Лорел. Тусклый отсвет отразился в ее очках, как в зеркальных.

- Здесь все не так, - повторила она и поползла внутрь.

Один за другим они проникли внутрь международного аэропорта Бангора - странный багаж, ползущий по конвейерной ленте. Альберт помог Дайне слезть. Теперь они стояли молча, с удивлением озираясь по сторонам.

Шок от пробуждения в самолете, пассажиры которого чудесным образом исчезли, прошел. Теперь удивление сменилось ощущением, что не туда попали. Никто из них еще не бывал в аэропорту, который был абсолютно пуст. Никого не было у стоек аренды автомобилей. Не светились табло прибытия и вылета. Ни души у касс, обслуживающих авиакомпании "Дельта", "Юнайтед", "Норд-вест Эйрлинк" и "Мид-Кост". Большой аквариум стоял посредине зала с рекламой ПОКУПАЙТЕ ЛОБСТЕРЫ МЭНА. Воды в нем было полно, но ни одного лобстера. Флюоресцентное освещение отсутствовало повсюду. Свет просачивался только сквозь стеклянные двери в дальнем конце, едва достигая середины зала, оставляя небольшую группу рейса № 29 в неприятном царстве теней.

- Порядок, - коротко бросил Ник, но даже краткость не замаскировала тревоги в его голосе. - Попробуем телефоны?

Пока он подходил к шеренге телефонных будок, Альберт направился к бюро аренды автомобилей. Из щелей на задней стенке конторы выглядывали рекламы автомобилей. В каждой из них наверняка содержался договор об аренде, а также карта центральных районов штата Мэн. На каждой карте непременно стрелочка с надписью ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ. Она указывает на город Бангор.

Сзади послышался сухой скребущий звук. Альберт чуть не подпрыгнул от неожиданности и мгновенно обернулся, держа чехол скрипки, как дубину. Бетани пыталась прикурить от спички сигарету. Подняла брови.

- Испугался?

- Немножко. - Альберт опустил чехол и слегка улыбнулся.

- Извини. - Она потрясла спичкой и бросила ее на пол, потом затянулась сигаретой. - Уфф. Хоть это хорошо. В самолете закурить не осмелилась. Боялась, вдруг что-нибудь взорвется.

Подошел Боб Дженкинс.

- А я, знаете ли, лет десять назад бросил курить.

- Только, пожалуйста, без лекций, - сказала Бетани. - У меня такое чувство, что если мы выкарабкаемся из ситуации живыми и не чокнутыми, мне предстоит целый месяц выслушивать лекции тетушки. И не отвертеться. Дженкинс поднял бровь, но объяснений спрашивать не стал.

- Видите ли, - сказал он, - я как раз хотел спросить у вас - не найдется ли лишней сигаретки. Похоже, сейчас самое время возобновить старые привычки.

Бетани с улыбкой протянула ему "Мальборо". Дженкинс взял сигарету, и она дала ему прикурить. Он затянулся и тут же закашлялся.

- Долго отсутствовали, - заметила она.

Дженкинс согласился:

- Но я быстро привыкну. Боюсь, в этом весь ужас привычек. А вы оба не обратили внимания на часы?

- Нет, - ответил Альберт.

Дженкинс указал на стену над дверями туалетов. Часы показывали 4.07 и

6



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.