Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Лангольеры
Лангольеры

Альберта не очень удивило то, что Док сильно смахивает на Роберта де Ниро. Он всегда считал, что если кому-то и играть роль дантиста, то только де Ниро.

- Что скажете, братва? - спросил Вирджил Ирп, оглядевшись по сторонам. Вирджил ни на кого похож не был.

- Пошли, - сказал Вьятт. - Я уже сыт по горло этими Клантонами.

- Дальтонами, Вьятт, - тихо поправил его Альберт.

- Какая разница? Пусть будут хоть Джоном Диллингером или Красавчиком Бой Флойдом! - воскликнул Вьятт. - Ты с нами, Туз?

- Я с вами, - ответил Альберт тихим зловещим голосом прирожденного убийцы. Он положил ладонь на рукоять своего длинноствольного "банлина специального". Другой рукой проверил, на месте ли его ермолка. Прочно на месте.

- О'кей, братва, - сказал Док. - Пошли, укоротим малость придурков Дальтона.

Они вышли одновременно через дверцы салуна, все четверо, когда куранты баптистской церкви Томбстона начали отбивать полдень.

По главной улице галопом приближались Дальтоны, проделывая на ходу дырки в витринах и окнах, превратив водяную цистерну возле мастерской по ремонту оружия Дюка в многоструйный фонтан.

Айк Дальтон первым увидел четырех мужчин, стоявших на пыльной дороге; пальто их были нараспашку, чтобы быстро извлечь револьверы. Айк осадил коня, тот поднялся на дыбы, с ржанием разбрызгивая пену изо рта. Айк Дальтон весьма напоминал по внешности Ратджера Хауэра.

- Поглядите-ка, кто у нас тут! - прорычал он. - Вьятт Ирп и его обабившийся братик Вирджил!

Эмметт Дальтон, напоминавший Дональда Сазерленда после месяца бурных ночей, подтянулся к Айку.

- И с ними их вшивый дантист, - добавил он. - Ну, кому еще врезать? - Его взгляд упал на Альберта, и тот заметно побледнел. Кривая усмешка исчезла с лица.

Пау Дальтон подтянулся к двум своим сыновьям. Он очень смахивал на Слима Пиккенса.

- Господи Иисусе, - прошептал Пау. - Это же Туз Косснер!

В ряд с ними остановился и Фрэнк Джеймс. Лицо его напоминало грязный пергамент.

- Какого черта, братцы! - воскликнул Фрэнк. - Я не прочь обнести городок-другой от скуки, но мне никто не сказал, что Еврей Аризоны окажется здесь!

Альберт Косснер - Туз, известный от Седалии до Стимбот-Спрингс как Еврей Аризоны, шагнул им навстречу. Его ладонь поглаживала рукоятку своего "банлина". Он выплюнул табачную жвачку в сторону, не сводя серых ледяных глаз с конных бандитов, стоявших в двадцати футах от него.

- Валяйте, ребята, начинайте, - сказал Еврей Аризоны. - Ад еще и наполовину не заполнен.

Банда Дальтона схватилась за рукоятки револьверов в тот момент, когда часы баптистской церкви Томбстона отбили последний удар. Молниеносным движением Туз взялся за свой револьвер. Посылая смертельный дождь 45-го калибра в банду Дальтона, он услышал визг маленькой девочки, стоявшей возле отеля "Лонгхорн".

"Уймите кто-нибудь этого щенка", - подумал Туз. - "Что там с ней? Эти у меня попались. Не зря меня называют самым проворным евреем к западу от Миссисипи".

Визг не смолкал, разрывая воздух, делая его темнее, пока все не начало распадаться.

В какой-то момент Альберт оказался потерянным в пустоте и мраке, сквозь которые еще прыгали и завихрялись фрагменты его сна. Постоянным оставался лишь этот ужасающий визг. Звук напоминал свисток перегретого чайника.

Он, наконец, открыл глаза и осмотрелся вокруг. Альберт занимал переднее место в главном отсеке салона рейса № 29. Сзади по проходу приближалась девочка лет десяти-двенадцати. На ней было розовое платье и большие черные очки.

"Кто это? Кинозвезда или что-то в этом роде?" - подумал он. Ему стало очень страшно. Весьма скверное пробуждение от любимого сна.

- Эй! - Негромко окликнул он ее, чтобы не будить остальных пассажиров. - Эй, девочка! Что случилось?

Девочка обратила лицо на звук его голоса. Она неловко повернулась и, ударившись о средние сиденья по четыре в ряд, упала на подлокотник кресла и завалилась, задрав обе ноги.

- Где все?! - закричала она. - Помогите! Помогите мне!

- Стюардесса! - закричал Альберт и отстегнул пояс безопасности. Он вылез в проход и повернулся лицом к девочке. Остановился. Перед ним открывался весь салон авиалайнера, и это зрелище заставило его замереть на месте.

Первая мысль, которая промелькнула в голове: "Можно не беспокоиться разбудить других пассажиров".

Похоже было, что весь главный салон "Боинга-767" был пустым.

Брайан Энгл почти достиг переборки, отделявшей первый класс рейса № 29 от делового класса, когда обнаружил, что первый класс был совершенно пуст. Он приостановился на миг, потом двинулся дальше. Возможно, все покинули свои места, чтобы пойти посмотреть, из-за чего там такой визг. Хотя интуиция говорила ему, что дело обстоит вовсе не так. Брайан достаточно долго летал, чтобы иметь представление о групповой психологии пассажиров. Если бы один из пассажиров и побежал, то остальные с места бы не сдвинулись. Большинство авиапассажиров безропотно принимали выбор индивидуальных действий, когда входили в лайнер, садились и пристегивали ремень. Когда эти элементарные действия были выполнены, любые проблемы переходили под ответственность экипажа. Авиаторы называли их гусями, хотя правильнее было бы назвать овцами. Экипаж самолета такое поведение пассажиров вполне устраивало.

Однако, хотя такие размышления и имели какой-то смысл, он проигнорировал их и просто пошел дальше. Остатки сна, фрагменты еще мелькали в сознании, и часть его разума продолжала верить, что визжала Анна, и что он найдет ее где-то на середине главного салона с рукой, прижатой к трещине в корпусе самолета. Трещине под объявлением "ТОЛЬКО ДЛЯ МЕТЕОРОВ".

В деловой части лайнера он увидел всего лишь пожилого мужчину в коричневой тройке. Лысая голова тускло поблескивала под лампочкой для чтения, жилистые руки в венах артрита были аккуратно сложены на ремне безопасности. Он глубоко спал, посапывая во сне и полностью игнорируя странный шум.

Брайан стремительно прошел в следующую секцию и замер, пораженный. Он увидел подростка, стоящего возле маленькой девочки, упавшей в кресло. Однако подросток смотрел не на девочку, а назад, в хвост самолета. Его челюсть отвисла до круглого воротничка рубашки "Хард Рок".

Первая реакция Брайана была такая же, как у Альберта Косснера:

"Боже милостивый, да самолет, кажется, пуст!"

Потом на правой стороне он увидел женщину. Она вышла в проход посмотреть, что происходит. Вид был заспанный и удивленный, как у человека, которого внезапно разбудили. Чуть подальше, в проходе, стоял молодой мужчина в костюме из джерси. Он равнодушно разглядывал девочку, слегка наклонившись в ее сторону. Еще один мужчина лет шестидесяти поднялся из кресла возле Брайана и замер в нерешительности. На нем была красная фланелевая куртка, волосы всклокочены, выглядел он совершенно растерянным.

- Кто кричал? - спросил он Брайана. - С самолетом что-то случилось, мистер? Вы не думаете, что мы упадем, нет?

Девочка перестала кричать. Она выбралась из кресла и чуть не упала ничком. Мальчик вовремя поймал ее, хотя двигался очень медлительно.

"Куда они девались?" - подумал Брайан. - "Господи, куда они все исчезли?"

Он машинально подошел к подростку и маленькой девочке. Миновал еще одного пассажира - спящую девушку лет семнадцати. Рот ее был приоткрыт, она тяжело дышала.

- Где все? - спросил Альберт Косснер. Одной рукой он обнимал за плечи всхлипывающую девочку, но на нее не смотрел. Глаза его бегали вдоль почти пустого салона. - Может, мы приземлились где-то, пока я спал, и выпустили всех пассажиров?

- Моя тетя пропала, - всхлипнула девочка. - Моя тетя Викки! Я думала, что самолет совсем пустой! Я думала, что осталась одна! Пожалуйста, где моя тетя? Мне нужна тетя Викки!

Брайан присел на корточки возле нее и оказался лицом к лицу с ней. Посмотрел на ее темные очки и вспомнил, что видел ее входящей в самолет под руку с блондинкой.

- Все в порядке, - сказал он. - С тобой все будет в порядке, юная леди. Как тебя зовут?

- Дайна. - Она опять всхлипнула. - Я не могу найти мою тетю. Я слепая и не могу увидеть ее. Проснулась, а сиденье пустое...

- Что вообще происходит? - спросил молодой мужчина в джерси. Он обращался через голову Брайана и Дайны к пареньку в рубашке "Хард Рок" и к пожилому мужчине во фланелевой красной куртке. - Куда все подевались?

- Все у тебя будет в порядке, Дайна, - повторил Брайан. - Здесь есть и другие люди. Ты их слышишь?

- Д-да. Я слышу их. Но где тетя Викки? И кого убили?

- Убили? - резко переспросила женщина, та, что сидела в правом ряду. Брайан мельком взглянул на нее, отметив, что она молода, темноволоса, хороша собой. - Кого-то убили? Самолет захвачен?

- Никого не убили, - ответил Брайан, лишь бы что-то сказать. В голове было смутно и тревожно, как будто попал в лодку, которую унесло в открытое море без руля и без ветрил. - Успокойся, миленькая.

- Я потрогала его волосы! - сказала Дайна. - Кто-то снял с него скальп!

Помимо всего прочего это было уже слишком, и Брайан проигнорировал ее слова. И вдруг прежняя мысль пришла ему в голову:

"Кто, черт возьми, ведет самолет?"

Он поднялся и обернулся к человеку в красной куртке.

- Мне нужно пойти в носовую часть, - сказал он. - Оставайтесь с девочкой.

- Хорошо, - согласился мужчина. - Но все-таки - что происходит?

К ним присоединился еще один мужчина лет тридцати пяти в отутюженных голубых джинсах и оксфордской рубашке. В отличие от остальных, он выглядел абсолютно спокойным. Он извлек из кармана очки в роговой оправе и надел их.

- Похоже, что у нас некоторых пассажиров не хватает, не так ли? - сказал он. Его английское произношение было безукоризненным. - А что с экипажем? Кто-нибудь знает?

- Я это как раз и хотел выяснить, - ответил Брайан и пошел по проходу. Покидая салон, он оглянулся и бегло пересчитал людей. Еще два пассажира присоединились к группе, стоявшей вокруг девочки в темных очках. Одна - молодая девушка, которая спала, приоткрыв рот. Она еще слегка покачивалась, словно с похмелья или от наркотика. Другим был пожилой джентльмен в спортивном плаще. Всего восемь человек. К ним он добавил себя и мужчину, летевшего в деловом классе, который беспробудно спал.

Десять человек.

Господи, да где же все остальные?

Впрочем, не было времени для бесплодных вопросов - возникли куда более серьезные проблемы. Брайан торопливо пошел дальше, едва взглянув на лысого мужчину, продолжавшего храпеть под лампочкой.

Пустой оказалась и служебная часть между киноэкраном и двумя салонами первого класса. Пустым оказался камбуз. Но здесь Брайан увидел нечто, что его еще больше встревожило. Передвижной столик с напитками стоял возле туалета. В его нижней части виднелись использованные стаканчики. ()

"Они как раз собирались развозить напитки", - подумал он. - "Когда это произошло, что бы оно ни было, они как раз вытащили столик. Эти использованные стаканчики собираются перед тем, как предлагаются напитки. Значит, что бы это ни было, это произошло в пределах получаса после взлета, может быть, чуть больше. Не было ли сообщения о турбулентности над пустыней? Думаю, что нет. А эта зловещая глупость по поводу северного сияния?"

Какой-то миг Брайан пребывал в уверенности, что последнее было частью его сна. Уж очень странно. Но тут же вспомнил, что стюардесса Мелани Тревор на самом деле сказала ему об этом.

"Ладно, Бог с ним. Главное - что же произошло? Что, о Господи?"

Ответ был неведом. Зато зрелище брошенной тележки для напитков заполнило его ощущением ужаса, сверхъестественного кошмара. Подумал, что так почувствовали себя те, кто первыми поднялись на "Марию Селесту" - полностью покинутый корабль, где все паруса были в полном порядке, канаты аккуратно свернуты в кольца, где стол капитана был накрыт для обеда, а трубка неизвестного моряка еще дымилась на фордеке...

Огромным усилием воли Брайан отбросил эти парализующие волю мысли и решительно подошел к кабине пилота. Постучался. Как он и опасался, ответа не последовало. Понимая всю бесполезность этого, он все-таки застучал по двери кулаком.

Ответа не было.

Попробовал ручку. Она не поддавалась. Здесь была еще система, которая устанавливалась на рейсах в Гавану, Ливан и Тегеран. Только пилоты могли открыть дверь. Брайан мог бы вести этот самолет... но только не отсюда же! - Эй! - закричал он. - Эй, ребята! Откройте дверь!

Но все уже было ясно. Команда исчезла тоже. Можно было биться об заклад, что "Боинг-767" летел без пилотов.

Видимо, рейс № 29 продолжался на автопилоте.

Глава 2

- Темнота и горы. - Клад.

- Нос Джерси. - Лай несуществующих собак.

- Паниковать воспрещается. - Изменение курса

( )

Брайан попросил пожилого мужчину в красной рубашке присмотреть за девочкой, однако едва та услышала голос женщины со стороны правых рядов, как сразу же обернулась в ее сторону, а затем сосредоточено и целеустремленно направилась к ней, ощупывая предметы, пока не дотянулась до ее руки. После обучения у мисс Ли Дайна безошибочно распознавала голоса учительниц, когда слышала их. Темноволосая женщина достаточно охотно взяла за руку слепую девочку.

- Ты говоришь, тебя Дайна зовут, миленькая?

- Да, - ответила Дайна. - После операции в Бостоне я снова стану видеть. Ну, может быть. Доктора говорят, что вероятность семьдесят процентов, что я буду немного видеть. Или сорок процентов, что совсем буду видеть. А вас как зовут?

- Лорел Стивенсон. - Глаза женщины все еще продолжали осматривать салон, лицо не оставляло выражение растерянного недоумения.

- Лорел, а это цветочек, да? - спросила Дайна с несколько нарочитым лихорадочным Оживлением.

- Ага, - машинально ответила Лорел.

- Извините, пожалуйста, - сказал человек в роговых очках с британским акцентом. - Я тогда пойду вперед, присоединюсь к нашему другу.

- Я с вами, - отозвался пожилой мужчина в красной рубашке.

- Я желаю знать, что здесь, собственно, происходит?! - воскликнул человек в джерси без воротничка. Лицо его было мертвенно бледным, а на щеках выступили пятна румянца. - Я должен немедленно знать, в чем дело!

- Я тоже ничуть не удивлен происходящим, - бросил англичанин и зашагал по проходу к носу авиалайнера. За ним последовал мужчина в красном. Девушка с обалделым видом тоже было неверной походкой поплелась за ними, но остановилась перед входом в другую секцию, словно не соображая, куда ее занесло.

Пожилой джентльмен в поношенном спортивном плаще подошел к иллюминатору левого борта и посмотрел наружу.

- Что там видно? - спросила Лорел Стивенсон.

- Темнота и горы, - ответил он.

- Роки? - спросил Альберт. - Скалистые Горы?

Мужчина кивнул:

- Похоже, что они, молодой человек. ()

Альберт решил и сам пойти вперед. Ему было семнадцать, яркий блондин. Вопрос - кто ведет самолет? - тоже пришел ему на ум.

Тут же решил, что это, в общем-то, неважно... по крайней мере, в данный момент. Они летели нормально, так что, видимо, там был кто-то. И даже если кто-то превратился во что-то - в автопилот, например, он с этим так или иначе ничего поделать не может. Как Альберт Косснер, он был талантливый скрипач (пусть не вундеркинд), направлявшийся в музыкальный колледж в Беркли. Как Туз Косснер он был (по крайней мере, в своих любимых снах) самый скорый Еврей к западу от Миссисипи, потрясающий стрелок, который по субботам ловил кайф; когда спал, сапоги держал на постели, всегда был начеку, чтобы не упустить свой главный шанс, а другим глазом высматривал приличную забегаловку на пыльном пути, где дают кошерную жратву. Туз, по его мнению, был убежищем от любящих родителей, не позволявших ему играть в бейсбольной команде юниоров, а то, не дай Бог, повредит свои талантливые пальцы, и убежденных, что любой его кашель означает начало пневмонии.

Он был скрипач, который проворнее всех выхватывал револьвер и палил в очко, - любопытная комбинация, но, к сожалению, он ничего не понимал в летающих машинах. Девочка сказала нечто такое, от чего у него моментально все напряглось, кровь застыла в жилах.

"Я потрогала его волосы! Кто-то снял с него скальп!"

Он отошел от Дайны и Лорел (мужчина в потертом спортивном плащике смотрел в иллюминатор по правому борту, другой, в джерси без воротничка, пошел за остальными вперед, в глазах его была ярость) и направился туда, откуда пришла Дайна.

"Кто-то снял с него скальп!" - сказала она, и где-то тут близко. Альберт вскоре увидел то, о чем она кричала.

- Полагаю, сэр, что шляпа пилота, которую я увидел на одном из кресел в первом классе, принадлежит вам, - сказал англичанин.

Брайан стоял перед запертой дверью, опустив голову, быстро соображая. Когда британец заговорил с ним, он вздрогнул и резко обернулся.

- Прошу прощения за неожиданное вторжение, спокойно сказал англичанин. - Меня зовут Ник Хопвелл. - Он протянул руку.

Брайан пожал. В этот момент ему опять показалось, что все это сон, порожденный кошмарный рейсом из Токио и смертью Анны.

Разум говорил, что он ошибается, какая-то его часть знала, что визг слепой девочки никакого отношения к опустевшему салону первого класса не имеет. Все остальное было сплошным идиотизмом. От самой мысли об этом идиотизме становилось тошно, прямо в жар бросало. К тому же не было времени для раздумий, совершенно не было, и от этого тоже было какое-то облегчение.

- Брайан Энгл, - сказал он. - Рад познакомиться, хотя ситуация...

Он пожал плечами в растерянности. А какая была ситуация? Не смог найти подходящего прилагательного, эпитета.

- Несколько зловещая, верно? - подсказал Хопвелл. - Лучше пока о кошмарах не думать, я полагаю. Экипаж не отвечает?

- Нет! - Брайан в сердцах ударил кулаком в дверь.

- Спокойнее, - невозмутимо сказал Хопвелл. - Так это ваша там шляпа, мистер Энгл? Бы не представляете себе, с каким облегчением и удовлетворением я хотел бы назвать вас капитаном Энглом.

Брайан невольно широко улыбнулся.

- Да, я капитан Энгл, - ответил он. - Но в нынешних обстоятельствах можете называть меня просто Брайан.

Ник Хопвелл взял левую руку Брайана и от души поцеловал ее.

- Мне кажется, я вас буду лучше называть Спасителем, - сказал он. - Вы не станете уж очень возражать?

Откинув голову назад, Брайан расхохотался. Ник тоже. Оба стояли перед запертой дверью в опустевшем самолете и хохотали. Пока мужчина в красной рубашке и другой - в джерси подходили к ним. Оба посмотрели на них с опаской, как на сумасшедших.

Альберт Косснер некоторое время в раздумье держал в руке волосы. Черные волосы блестели под верхним освещением. Мощная грива. Его не удивила та, что девчонка так перепугалась. Альберт и сам бы перепугался на ее месте.

Он кинул парик обратно на сиденье, бросил взгляд на сумочку, лежавшую на соседнем кресле и внимательнее присмотрелся к тому, что находилось рядом с сумочкой. Там лежало простенькое золотое обручальное кольцо. Он взял его, осмотрел и положил как место. Затем медленно направился в хвостовую часть самолета. Буквально через минуту его удивление вытеснило всякие мысли о том, кто ведет самолет и как они могли бы приземлиться с автопилотом.

Верно, что пассажиры рейса № 29 исчезли, но они оставили целые сокровища, клад! Альберт обнаруживал драгоценности почти на каждом сиденье: перстни с бриллиантами, изумрудами и рубинами, кое-где просто золотые кольца. Там были серьги, чаще всего по пятерке долларов с четвертью, но некоторые, на взгляд Альберта, казались очень даже дорогими. У мамы были некоторые драгоценности, но тут попадались такие, что по сравнению с ними ее казались сущим барахлом. Браслеты, перстни с печатками, колье, запонки. И часы, часы, часы. От "таймекса" до "роллекса". Наверно, сотни две часов лежали на креслах, в проходах и между кресел. Они сверкали под лампами.

Обнаружилось по меньшей мере штук шестьдесят очков. С тонкой оправой, с роговой, с золотой, разукрашенные драгоценностями, с оправой из рога носорога, поляроиды.

Всевозможные пряжки от ремней и застежки, булавки, заколки и кучки монет. Банкнот не было, но одной мелочи долларов на четыреста. На сиденьях лежали сумочки, бумажники, кошельки - из чистой кожи и из пластика. Карманные ножички. Валялось с дюжину портативных калькуляторов.

Находились и странные вещи. Он подобрал цилиндр телесного цвета и рассматривал его почти полминуты, пока не понял, что это приспособление - заменитель для женщин. Торопливо бросил на место. А вот золотая ложечка на тонкой цепочке. Металл сверкал повсюду - на сиденьях и на полу, в основном серебро, но кое-где попадалось и золото. Некоторые маленькие предметы он брал в руки и обнаруживал, что это - золотые коронки для зубов, а чаще всего металлические пломбы. На одном из дальних сидений он увидел два тонких металлических стержня. Долго осматривал их, пока не сообразил, что они являлись хирургическими вставками.

Обнаружил он и еще одного пассажира - молодой бородатый мужчина разлегся сразу на двух сиденьях самого последнего ряда и шумно храпел, распространяя запах винной лавки.

В двух рядах от него Альберт обнаружил предмет, который напоминал шагомер или вживляемый стимулятор сердца.

Он взглянул из дальнего конца самолета на огромный опустевший фюзеляж и тихо пробормотал дрожащим голосом:

- Да какого черта... Что тут стряслось?

- Я требую объяснить мне, что здесь происходит! - громко заявил человек в джерси. Он вошел в переднюю часть самолета с видом полицейского, готового всех арестовать.

- В настоящий момент, вы имеете в виду? - сказал Ник Хопвелл, посмотрев на Джерси широко открытыми сияющими глазами. - Похоже на то, что команда улетучилась с остальными пассажирами, но кое в чем нам повезло. Вот здесь мой новый знакомый оказался пилотом, правда, немножечко сам обалдевший, но...

- Здесь кто-то точно обалдел! - сказал Джерси. - И я намерен выяснить, кто именно! Поверьте! - Он прошел мимо Ника, не удостоив его взглядом, и подошел вплотную к Брайану с самым агрессивным видом. - Ты, я вижу, работаешь на "Гордости Америки", друг?

- Да, - ответил Брайан. - Только почему бы нам, сэр, не отложить пока что эти вопросы на потом? Сейчас главное...

- Я скажу тебе, дорогой, что сейчас главное! - заорал Джерси.

Мелкие брызги слюны осели на щеках Брайана. Он подавил в себе страстное желание схватить этого типа за глотку и повернуть его шею, пока не послышится хруст. - У меня назначена встреча в знаменитом Центре благоразумия с представителями международных банкиров на девять часов утра! Точно на девять! Я заказал билет на эту штуку и не намерен опаздывать! Понятно? Мне нужно знать три вещи: кто несет ответственность за остановку, пока я спал, где была совершена непредусмотренная посадка и почему это было сделано?!

- А вы не смотрели сериал "Стар Трек"? - неожиданно спросил у него Ник Хопвелл.

Покрасневшее от возмущения лицо Джерси повернулось туда-сюда. Судя по его выражению, он решил, что англичанин спятил.

- Что за чушь вы тут несете?

- Отличная американская программа, - сказал Ник. - Научная фантастика. Исследование иных миров, вроде того, что сидит у вас в голове. Так вот, что я тебе скажу, дурак: если ты сейчас же не заткнешь свою пасть, я с радостью покажу тебе одну шутку мистера Спока. Называется "вулканическая пробка". Слыхал?

- Ты кто такой, чтобы со мной в подобном тоне разговаривать?! Ты хоть знаешь, кто я?

- Конечно, знаю, - ответил Ник. - Ты просто кусок собачьего говна, который проник на приличный самолет по фальшивым документам какого-то великого создания. К тому же ты до смерти перепуган. Нам-то что? А ты сейчас наложишь в свои штаны.

Физиономия человека в джерси апоплексически побагровела, Брайану показалось, что у него вот-вот лопнет голова. Как-то он видел в кино такое. В жизни увидеть подобное желания не было.

- Не смей разговаривать со мной в таком тоне! Ты даже не американец! Ник сделал молниеносный жест. Брайан не успел заметить - так быстро все произошло. Только что человек в джерси орал в лицо Нику, а тот, подбоченившись, стоял спокойно возле Брайана. В следующий миг нос Джерси был крепко зажат между согнутыми указательным и средним пальцами правой руки Ника.

Джерси попытался вырваться. Пальцы Ника сжались сильнее... и вдруг его рука начала медленно поворачиваться, словно он заводил будильник... Джерси завопил.

- Могу и сломить, - тихо заметил Ник. - Поверь - нет ничего легче.

Джерси дернулся назад, его руки заколотили по рукам Ника.

Тот повернул круче, и Джерси взвыл от боли.

- По-моему, ты меня не расслышал. Я говорю, что запросто сломаю тебе его. Понял или нет? А ну, дай знак, что понял.

И в третий раз завернул ему нос.

На сей раз Джерси не закричал, а буквально завизжал.

- Ого! - сказала обалдевшая девушка позади них. - Нос прищемил.

- Ну так вот, у меня нет времени обсуждать тут с тобой деловые встречи, - тихо проговорил Ник. - У меня также нет времени разбираться с припадком истерики. У нас тут прескверная ситуация. А вы, сэр, ни в коей мере не способны ее разрешить. И я не позволю тебе добавлять нам еще проблем. Поэтому отправляю тебя обратно в салон. Этот джентльмен в красной рубашке...

- Дон Гаффни, - откликнулся тот. Он выглядел до крайности удивленным - не менее чем Брайан.

- Благодарю вас, - сказал Ник. Он все еще держал нос Джерси своей удивительной хваткой, и Брайан увидел, как из-под его пальцев потекла кровь.

Теперь Ник подтянул его к себе и заговорил мягким конфиденциальным тоном:

- Мистер Гаффни проводит тебя. Как только доберешься до салона, мой вшивый друг, сядешь и как следует пристегнешь ремень. Потом, когда этот вот капитан удостоверится в том, что мы не врежемся в гору, в дом или в другой самолет, мы сможем обсудить нашу ситуацию поподробнее. А пока твое вмешательство не является необходимым. Ты все понял, что я тебе сказал? Джерси издал стон ярости.

- Если понял, подними большой палец.

Джерси поднял большой палец. Ноготь на нем, как заметил Брайан, был аккуратно наманикюрен.

- Вот и хорошо, - сказал Ник. - И еще одно. Когда я отпущу твой нос, ты можешь замыслить какую-нибудь месть. Мыслить разрешается, все в порядке. Но если вздумаешь что-то предпринять, совершишь ужасную ошибку. Хочу, чтобы ты все запомнил: то, что я сделал с твоим носом, я так же легко смогу сделать с твоими яйцами... Более того, я могу их закрутить так, что, когда отпущу, ты полетишь вертолетиком по салону. Так что удались с мистером...

- Гаффни, - повторил мужчина в красной рубашке.

- Верно, Гаффни, извините. Так вот, отправишься с мистером Гаффни. И чтоб без фокусов. Не вздумай. Да просто, если пикнешь, я помогу тебе как следует уяснить, что такое боль. А ну подними большой палец, что понял. Джерси затряс большим пальцем с таким энтузиазмом, словно голосовал на шоссе с коликами в животе.

- Ну, тогда все. - Ник отпустил его нос.

Тот попятился, глядя на Ника с яростью и недоумением. Он был похож на кота, которого внезапно окатили холодной водой.

Ярость не тронула Брайана, а вот из-за этого недоумения в нем шевельнулась жалость к Джерси. Потому что он и сам пребывал в недоумении и растерянности.

Джерси поднял руку и потрогал нос, чтобы удостовериться в его наличии. Из каждой ноздри текла узенькая струйка крови. Кровь попала на кончики его пальцев, и он посмотрел на них, не веря своим глазам. Разинул было рот, но Дон Гаффни предостерег:

- Не стоит, мистер. Этот парень сделает. Лучше пойдемте со мной.

Он взял Джерси под руку. Тот попытался слабо сопротивляться, снова раскрыв рот.

- Напрасно, - сказала ему девушка, выглядевшая обалдевшей.

Он закрыл рот и позволил Гаффни отвести себя на задний ряд первого класса. Один раз оглянулся с потрясенным выражением на лице и снова заткнул пальцами ноздри.

Между тем Ник, полностью потерявший всякий интерес к своей жертве, всматривался в иллюминатор.

- Похоже, мы пролетаем над Скалистыми, - сказал он, - и вроде бы достаточно высоко.

Брайан тоже посмотрел в иллюминатор. Конечно, Скалистые Горы, где-то над их серединой, судя по всему. Высота на глазок 35 000 футов. Мелани Тревор как раз что-то в этом роде и сказала ему. Так что пока вроде бы все нормально...

- Давайте-ка помогите мне высадить эту дверь, - сказал он.

Ник изготовился перед дверью.

- Ну что, Брайан, позволите мне быть капитаном в этой операции? Опыт у меня кое-какой есть.

- Милости прошу. - Брайану стало немного любопытно, что это у него за опыт - сворачивать носы и взламывать двери. Видимо, какая-то долгая история.

- Для начала полезно знать, насколько крепок замок, - сказал Ник. - Если переборщить, можно бомбой влететь в пилотскую кабину. А у меня, честно говоря, что-то нет желания треснуться об какую-нибудь штуку, которая моего веса не выдержит.

- Я, по правде сказать, не знаю, - честно признался Брайан. - Но не думаю, что замок не так уже прочен.

- Ладно, - сказал Ник. - Тогда встаньте лицом ко мне, правым плечом к двери, а я - левым.

Брайан тоже изготовился.

- На мой счет. Одновременно плечом на счет три. Слегка присядем. Дверь легче поддастся, когда бьешь поближе к замку. Только не изо всей силы, а так - вполсилы. Не выйдет - повторим. Все ясно?

- Ясно.

Девушка, пришедшая немного в себя, сказала:

2



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.