Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Куджо
Куджо

Он закончил выстраивать машины в ряд одной стены, встал и пошел к окну. Коленки немного болели: он уже порядочно времени играл в свою игру. Под окном во дворе мать вешала белье. Часом раньше она пыталась позвонить человеку, который должен был починить "пинто", но трубку никто не брал. Она в раздражении бросила ее. Это случалось с ней редко.

Пока он смотрел, она повесила последние две простыни. Потом посмотрела на них и как-то странно передернула плечами. Ее скрывала двойная полоса белья, но Тэд видел по положению ног, по наклону головы, по почти неуловимым движениям плеч, что мать плачет. Он посмотрел туда еще немного и начал перегонять машины обратно. В желудке у него словно образовалась дыра. Он уже лишился отца, а тут еще и это.

Он медленно передвигал машины по полу и остановился, когда скрипнула входная дверь. Он подумал, что она сейчас позовет его, но она этого не сделала. Был слышен звук ее шагов по кухне, потом - скрип стула в комнате. Но телевизор не включился. Он подумал, что она просто сидит в комнате.., просто сидит.., и прогнал эту пугающую мысль.

Он закончил выстраивать ряд. В кабине бульдозера восседал его любимый Грейдо, слепо глядя круглыми голубыми глазами на дверцу шкафа, словно он видел в ней что-то ужасное, что-то не...

Тэд испуганно оглянулся на дверцу. Закрыта. Просто он устал от игры. Он засунул машинки назад в коробку, громко брякал ими, чтобы оповестить ее, что он собирается смотреть "Пороховой дым" по восьмому каналу. Он подошел к двери и остановился, глядя на Слова от Монстров.

"Монстры, уходите отсюда!

Вам нечего здесь делать".

Он знал это. Он часто смотрел на эти слова и повторял их про себя по памяти.

"Никто из вас не должен трогать Тэда!

Вам нечего здесь делать".

Внезапно, повинуясь какому-то неясному импульсу, он сорвал листок бумаги со стены, бережно сложил его и спрятал в карман джинсов. Чувствуя себя теперь увереннее, он сбежал вниз смотреть на приключения Маршала Диллона.

Заказчик забрал машину без десяти двенадцать. Он уплатил наличными, которые Джо сунул в свой потертый кошелек, напомнив себе, что нужно заехать в банк и забрать оттуда еще пять сотен.

Тут он вспомнил заодно и про Куджо. Кто будет его кормить. Он залез в свой "Форд" и поехал к Гэри Педье. Там он поставил машину у подъезда и поднялся на крыльцо. Приветственные слова мгновенно замерли у него на губах.

На крыльце кровь.

Джо потрогал ее рукой. Застыла, но еще не высохла. Он встал, еще не испуганный. Гэри, наверное, опять набрался и порезал руку стаканом. По-настоящему забеспокоился он, лишь увидев, что входная дверь проломана.

- Гэри?

Молчание. Он подумал - неужели у кого-то поднялась рука на старого Гэри? Или просто кто-нибудь зашел спросить дорогу, а Гэри, как обычно, послал его...

Он поднялся на крыльцо. Там крови было больше.

- Гэри? - позвал он опять, пожелав вдруг, чтобы в руке у него оказалось ружье. Но если кто-то и разбил старому Педику нос или вышиб оставшиеся зубы, он давно уже уехал - у подъезда, кроме ржавого "Форда" Джо, стоял лишь белый "Крайслер" Гэри.

"Скорее всего он просто порезался", - подумал Джо. - "Но хорошо, если он порезал руку, а не глотку".

Джо толкнул дверь. Она, взвизгнув, открылась.

- Гэри?

Опять тишина. Коридор обволакивал приторно-сладкий запах, но сперва он решил, что это жимолость. На полу в коридоре что-то лежало, но из-за темноты Джо не мог разглядеть. Что-то вроде поваленной скамейки или.., но, насколько Джо помнил, у Гэри никогда не было в коридоре никакой мебели. Когда шел дождь, он затаскивал сюда плетеные стулья, но вот уже две недели дождя не было. Кроме того, все стулья на улице, на обычных местах.

И этот запах.., это не жимолость. Это кровь. Много крови. И то, что лежит - это не скамейка.

Джо нагнулся, потрогал это, и из его горла вырвалось нечто вроде стона. Внезапно воздух в коридоре показался ему спертым и невыносимо горячим. Он отшатнулся, зажав рукой рот. Кто-то убил Гэри. Кто-то...

Он опять посмотрел вниз. Гэри лежал в луже собственной крови. Глаза его бессмысленно пялились на потолок. Горло было разорвано.

Джо всхлипнул. Странно, но он почему-то подумал о Черити. Она уехала в свое путешествие, а он не смог из-за того, что какой-то чокнутый ублюдок сыграл с Гэри в Джека-Потрошителя.

Нужно вызвать полицию. И не думать об этом. О том, как глаза старого Педика вылупились в потолок, и как смердит его кровь, смешиваясь с запахом жимолости.

Он встал и пошел на кухню. Телефон висел там на стене. Сейчас он позвонит шерифу Баннермэну и...

Он замер. Глаза выкатились, словно собирались выпасть из глазниц. На полу кухни лежала куча собачьего дерьма, и Джо знал по размерам, кто это сделал.

- Куджо, - прошептал он. - О господи, Куджо взбесился!

Он обернулся на звук позади себя, мгновенно похолодев. Но в коридоре не было никого, кроме Гэри, Гэри, который сказал накануне, что Куджо не удастся напустить даже на черномазого бандита, Гэри с глоткой, разорванной так, что видны были позвонки.

Нужно что-то сделать. Он пошел назад в коридор, наступил в кровь Гэри, оставляя за собой красные следы, и закрыл дверь. Стало немного легче.

Он пошел назад, обходя лежащее тело, готовый быстро захлопнуть дверь кухни, если там окажется Куджо. Еще раз он горячо пожелал, чтобы под рукой оказалось ружье.

На кухне было пусто. Только занавески легко шевелились ветерком из раскрытых окон. Пахло перегаром. Противно, но куда лучше, чем.., чем тот запах.

Солнечные блики скользили по грязному линолеуму. Телефон, белая пластиковая коробка, захватанная жирными пальцами, висел на обычном месте.

Джо плотно закрыл за собой дверь. Потом подошел к двум открытым окнам и не увидел за ними ничего, кроме двора с проржавевшими корпусами двух машин - предшественников "Крайслера" Гэри. Но он все равно закрыл окна.

Он подошел к телефону. На кухне было жарко, и он быстро вспотел. Рядом с аппаратом висела на веревке засаленная адресная книга.

Джо поднял ее и тут же уронил. Книга шмякнулась об стену. У него слишком тряслись руки. Наконец, он поймал ее и открыл. Он мог просто набрать "О", но в растерянности не подумал об этом.

За своим хриплым дыханием и шелестом страниц он не услышал вовремя слабого звука сзади: скрипа двери погреба, когда Куджо толкнул ее мордой.

Он спрятался там после убийства Гэри Педье. В кухне слишком ярко светило солнце, посыпая вспышки агонии в его разрушающийся мозг. Дверь в погреб была приоткрыта, и он шагнул туда, в прохладную темноту. Потом он уснул там, а ветерок из окон постепенно закрыл дверь, хотя он оказался не настолько сильным, чтобы защелкнуть ее.

Звуки, издаваемые Джо, снова вернули пса к жизни и к боли. И к слепой ярости. Теперь он стоял у двери за спиной Джо, нагнув голову, с красными, горящими глазами, с шерстью, выпачканной кровью и грязью. Язык его начал распухать, и зубы все время болели.

Джо, наконец, нашел раздел "Муниципальные службы Касл-Рока" и отыскал дрожащим пальцем телефон шерифа. Он потянул руку к цифрам, и в этот момент Куджо зарычал.

Казалось, что сердце выпрыгнуло из груди Джо Кэмбера. Книга выпала у него из рук. Медленно повернувшись, он увидел Куджо, стоящего у двери.

- Хороший пес, - прошептал он хрипло. Он ощутил у себя в штанах теплую жидкость, и ее острый запах подействовал на Куджо как сигнал к бою. Он прыгнул. Джо неуклюже отклонился, и пес ударился всем телом о стену, осыпав с нее штукатурку. Он уже не рычал, из его груди исходили неописуемые, страшные звуки.

Джо начал отступать к двери. Его рука нащупала один из стульев. Он попытался опереться на него, и в этот момент Куджо опять кинулся на него, слепая машина убийства, клацающая челюстями.

- О, Господи, помогите! - заорал истошным голосом Джо. Он вспомнил Гэри, зажал одной рукой горло, а другой попытался отпихнуть Куджо. Тот моментально отступил, сморщив нос в ужасной гримасе, обнажившей частокол желтых зубов. Потом он кинулся снова.

На этот раз его зубы достали промежность Джо Кэмбера.

*** - Слушай, хочешь съездить со мной за покупками, а потом пообедать у Марко?

- Конечно! - Тэд вскочил.

- Тогда одевайся.

Она взяла сумку и надела джинсы и голубую рубашку. Тэд подумал, что она очень красивая. Он был рад, не заметив у нее следов слез - иначе он бы тоже заплакал. Он знал, что плачут только малыши, но это не помогало.

Они уже залезли в машину, когда он вспомнил, что "пинто" может сломаться.

- Мама?

- Ну чего?

- А если машина сломается?

- Что? - она посмотрела на него с удивлением, и он понял, что она просто забыла об этом. Он напомнил ей и расстроил. Это наполнило его чувством вины. Потом она все же улыбнулась ему чуточку хитро - он знал, что эту улыбку она приберегала специально для него.

- Мы же недалеко, Тэдди. Если мамин "пинто" сломается, мы заплатим два доллара и вернемся домой на такси. Ладно?

- Ага, - согласился он и занялся закрыванием двери. Она следила за ним, готовая помочь, и Тэд подумал, что она вспоминает прошлое рождество, когда он прищемил дверцей ногу и месяц проходил перевязанный. Но он же тогда был маленький, а сейчас ему уже четыре. Сейчас он большой. Она так ему говорила. Потому он улыбнулся в знак того, что дверь - это ерунда.

- Хорошо закрыл?

- Хорошо, - сказал Тэд, но она все равно открыла дверцу и закрыла опять, потому что мамам всегда кажется, что вы все делаете не так.

- Пристегни ремень, - сказала она. - Клапан это или что, но машина барахлит.

Тэд послушно застегнул ремень на плече. Он надеялся, что они не попадут в аварию, вроде столкновения десяти машин сразу. И еще надеялся, что мама больше не будет плакать.

- Паруса подняты? - осведомилась она.

- Паруса подняты, - согласился он, улыбаясь. Это у них была такая игра.

- На горизонте чисто?

- Чисто!

- Тогда вперед, - она включила зажигание, и машина тронулась с места.

Через милю они оба расслабились. До этого Донна сидела за рулем в тревожном ожидании, и Тэд вел себя так же на своем месте. Но "пинто" вел себя так безукоризненно, словно только что сошел с конвейера.

В магазине Донна накупила провизии на сорок долларов - пропитание для них двоих до возвращения Вика. Тэд у достались "Твинклс": вообще-то они получали каши Шарпа бесплатно, но запас как раз подошел к концу. Этого для нее оказалось достаточным, чтобы вернуться к тревожащим мыслям, стоя в очереди в кассу (Тэд в это время сидел, болтая ногами, в кресле у выхода). Что если Вик с Роджером лишатся заказов Шарпа, и фирма погибнет? На что они тогда будут жить?

Она наблюдала за толстой теткой, роющейся в кошельке у кассы, и ее грызло беспокойство. Может ли это быть? Да нет, конечно же, нет. Они полетят в Нью-Йорк, потом в Кливленд...

Ей не понравились эти мысли, и она решительно отогнала их прочь прежде, чем они привели ее к большему расстройству. В следующий раз не будет покупать кофе и сэкономит три доллара.

Она запихнула сумки с продуктами в багажник, а Тэда в машину, хотела сама закрыть дверь, но потом дождалась, пока это сделает он - понимала, как для него это важно. В прошлом декабре, когда Тэд прищемил дверцей ногу, с ней едва не случился сердечный приступ. Как же она тогда кричала?! Вик выскочил из дома в халате и босиком, прямо на снег. Она совсем растерялась, что вообще-то редко бывало с ней в случае опасности, и передала всю инициативу в руки Вика. Он убедился, что нога не сломана, и после повез Тэда в больницу.

Управившись с покупками и Тэдом, она села за руль и включила зажигание. "Вот сейчас накроется", - подумала она, но "пинто" послушно помчал их по улице к Марио, который готовил чудесную пиццу. С трудом припарковав машину на узенькой полоске у тротуара, она вышла, прихватив с собой Тэда. Может быть, Вик и ошибся, может, это все плохой бензин. Ей очень не хотелось ехать в гараж к Джо Кэмберу. Это было чересчур далеко (действительно, Восточная Глушь), и она немного опасалась этого Кэмбера. Стопроцентный янки, грубый и ворчливый. И этот пес.., как там его? Что-то испанское. Куджо, вот. Так же звали бандита в одном кино, но Донна сомневалась, что Кэмбер окрестил пса в честь этого лихого грабителя банков. Пес казался достаточно безобидным, но она все равно нервничала, когда Тэд подошел к нему. Куджо был достаточно велик, чтобы проглотить мальчика в два приема.

Тэд не очень любил пиццу, поэтому она взяла ему горячий сэндвич, а себе - пепперони с сыром. Они сели за столик, с которого открывался вид на дорогу. Она подумала о том, что сейчас делает ее муж, и депрессия опять подкралась к ней.., и на этот раз она смогла отогнать ее с трудом.

Они уже почти доехали до дома, слушая Спрингстина по радио, когда машина начала барахлить.

Сначала это были резкие толчки. Она надавила акселератор: иногда это помогало.

- Мама? - в тревоге спросил Тэд.

- Все в порядке, Тэд, - сказала она, но это было не так. "Пинто" затрясся сильнее, бросая их на ремни и обратно; мотор затрясся; сумки в багажнике повалились, загремев банками и бутылками. Что-то разбилось.

- Чертово дерьмо! - выкрикнула она в бессильной ярости. Она уже видела за холмом их дом, но сомневалась, что "пинто" сможет добраться туда.

Испуганный Тэд заплакал.

- Заткнись! - закричала она. - Ради Бога, Тэд! Он заплакал еще сильнее, и его рука потянулась к карману, где были спрятаны Слова от Монстров. Дотронувшись до них, он немного успокоился. ()

Донна решила остановиться, ничего другого не оставалось. Можно было дотащить продукты до дома в старой коляске Тэда, а потом решить, что делать с "пинто".

Как только боковые колеса машины скрипнули по гравию на обочине, мотор дважды кашлянул и затих. Она выключила зажигание, склонилась на руль и расплакалась.

- Ма, - убитым голосом сказал Тэд. "Не плачь", - хотел добавить он и не смог, только беспомощно открыл рот, как в приступе удушья. Он только смотрел на нее и ждал, когда она успокоится. Пораженный и испуганный ее поведением, он внезапно представил, как открывается дверца его шкафа, и кто-то сидит там в темноте...

И смотрит.

Наконец она подняла опухшее от слез лицо, отыскала в сумочке платок и вытерла глаза.

- Прости, дорогой. Я кричала не на тебя, а на это.., на эту штуку, - она стукнула рукой по рулю и, охнув, приложила ее ко рту.

- Я же говорил, что она может сломаться, - сказал мрачно Тэд.

- Говорил, - согласилась она. - Ну что, надо вытаскивать все это. В любом случае, продуктами мы запаслись, Киска.

- Верно, Панчо, - сказал он. - Я привезу коляску. Он сбегал за коляской, и Донна перегрузила в нее три сумки, собрав то, что из них выпало. Разбилась бутылка кетчупа, украсив кровавым пятном голубую подстилку багажника. Как будто кто-то сделал там харакири. Неизвестно, удастся ли отстирать это пятно.

Она подвезла коляску к кухонной двери, вытащила продукты и стала думать, нести их в дом или сразу застирать подстилку, когда зазвонил телефон. Тэд сорвался с места, как бегун на старте.

- Алло, кто это?

Он послушал, улыбнулся и протянул ей трубку. Ну вот, подумала она. Кто-то желает поболтать часа два ни о чем.

- Кто это, дорогой?

- Это папа. Я сразу узнал, - похвалился Тэд. Сердце ее забилось сильнее.

- Алло, Вик?

- Привет, Донна, - голос его был напряженным, и это отозвалось в ней болью.

- У тебя все в порядке?

- Конечно.

- Я думала, ты позвонишь позже.

- Я только что со студии. Они делали все ролики Шарпа, и что ты думаешь? Не могут отыскать записи. Роджер рвет на себе волосы.

- Ага, - она кивнула. - Представляю.

- Это непредставимо, - он глубоко вздохнул. - Вот я и подумал, что, пока они там ищут...

Он замялся, и ее депрессия сменилась более активным чувством - страхом. Вик никогда не запинался в разговоре. Она подумала о том, как страшно он выглядел в тот вечер, в четверг.

- Вик, ты правда в порядке? - она слышала тревогу в своем голосе и хотела, чтобы и он ее слышал; даже Тэд оторвался от книжки с картинками, которую уже успел разложить на полу, и с тревогой взглянул на мать.

- Да, сказал он. - Я только хотел сказать, что позвонил, пока они там ищут, может, еще позвоню вечером. Как там Тэд?

- Нормально.

Она улыбнулась Тэду. Он улыбнулся в ответ, возвращаясь к своей книжке. "Он устал, и я не буду говорить про эту чертову машину", - подумала она, но внезапно все выложила.

В своем голосе она услышала знакомые жалобные нотки и постаралась их заглушить. Зачем, ради Бога, она ему сказала? Словно хотела добить его сломанным карбюратором и разбившейся бутылкой кетчупа.

- Похоже, это действительно клапан, - сказал Вик. Голос у него был увереннее. Перед ним встала проблема, требующая решения. - Ты звонила Джо Кэмберу?

- Звонила, но его не было дома.

- Может, он был. У него в гараже нет телефона. Обычно жена или сын его зовут. Они, наверное, куда-нибудь уехали.

- Но, может быть, он уехал...

- Может. Но я не думаю. Если люди и могут пускать корни, то Джо Кэмбер как раз из таких.

- Значит, ты советуешь прямо ехать к нему? - спросила Донна с сомнением. Она подумала о долгом пути по дороге 117 и по Кленовой, а там еще тащиться по безымянной дороге до жилища Кэмберов. Выдержит ли это машина?

- Да нет, - сказал Вик. - Может, он в самом деле уехал.

- Тогда что делать?

- Позвони в магазин "Форда" и вызови машину.

- Но...

- Послушай. Вряд ли ты дотянешь двадцать две мили до Сауз-Пэриса. А они могут отбуксировать туда машину сами, если ты им объяснишь ситуацию.

- А это дорого?

- Конечно, - сказал он.

Она еще раз подумала, что зря свалила на него все это. Он стерпел бы все это.., кроме ее траханья с заезжим поэтом. Слезы снова навернулись ей на глаза.

- Я попробую, - сказала она, безупречно пытаясь говорить нормальным голосом. - Не волнуйся.

- Ладно... А, черт, Роджер пришел. Он весь в пыли, но, похоже, пленки нашлись. Дай мне Тэда на минутку.

У нее на губах снова повисли испуганные вопросы. Что им делать? Как дальше жить? Поздно. Потратила время на дурацкую болтовню об автомобиле, идиотка.

- Сейчас, - сказала она. - Вик?

- Что? - его по-прежнему напряженный голос.

- Я тебя люблю, - и быстро, прежде чем он успел ответить, добавила. - Вот Тэд.

Она быстро сунула трубку Тэду и быстро отошла, чтобы он не видел ее слез. Потом стояла на крыльце, глядя на дорогу и сжимая кулаки, чтобы взять себя под контроль. Удивительно, как человеку может быть больно без всяких физических причин.

Сзади она слышала, как Тэд тихо рассказывает отцу, что они ели у Марио, и как "пинто" до самого дома ехал-ехал, а потом.., потом он сказал Вику, что любит его. Потом раздались гудки.

Контроль.

Наконец она смогла повернуться. Пошла на кухню разбирать покупки.

*** Черити Кэмбер вылезла из автобуса в четверть четвертого. Бретт спустился за ней. Она конвульсивно сжала сумочку, вдруг испугавшись, что не узнает Холли. Лицо ее сестры, все эти годы держащееся в памяти, как фотография ("Моя младшая сестра, удачно вышедшая замуж"), вдруг разом забылась, оставив лишь белое пятно в семейном альбоме.

- Ты ее видишь? - спросил Бретт, озираясь по сторонам с интересом, но, конечно, безо всякого страха.

- Дай оглядеться! - сказала Черити. - Может, она отошла в магазин или...

- Черити?

Вот и Холли. Фотография ожила в памяти, но теперь на нее наложились реальные черты. Черити сразу бросилось в глаза, что у Холли появились, во-первых, очки, во-вторых - морщины. Немного, но раньше их не было. Рядом с Холли, с любопытством поглядывая на них с Бреттом, стояли мальчик лет пяти и маленькая девочка, штанишки которой оттопыривались, явно показывая, что под ними пеленки.

- Здравствуй, Холли, - сказала Черити таким тонким голосом, что сама удивилась.

Морщин у Холли было в самом деле немного. На ней было темно-синее, умеренно дорогое платье, на груди поблескивал маленький изумруд.

Наступило неловкое молчание. Черити почувствовала, что ее сердце наполняется такой радостью, что рядом меркли все сожаления о расходах на поездку. Ведь она была свободна, и свободен был ее сын. И рядом с ней стояли ее сестра и племянники, не на фотографиях, а живые.

Смеясь и плача, две женщины шагнули друг к другу и обнялись. Бретт остался на месте. Девочка, перепугавшись, вцепилась в платье матери, пытаясь, видимо, оторвать ее от этой странной тети.

Мальчик подошел к Бретту. На нем были джинсы рубашка с надписью "Держись подальше".

- Ты Бретт, мой кузен, - заключил он.

- Ага.

- А я Джим. Как папа.

- Ага.

- Ты из Мэна, - сказал Джим. Сзади Черити с Холли уже взахлеб говорили, перебивая друг друга, обо всем, что случилось с ними за эти годы.

- Ага, из Мэна, - сказал Бретт.

- Тебе десять.

- Ага. ()

- А мне пять.

- Ну и что?

- А то, что я все равно могу тебе надавать! - и он неожиданно стукнул Бретта в живот, заставив согнуться его пополам от боли.

- Оох, - удивленно выдохнул Бретт. Обе женщины вскрикнули.

- Джимми! - в голосе Холли слышался неподдельный ужас.

Бретт медленно выпрямился и встретил тревожный взгляд матери.

- Ага, можешь, - согласился он, улыбнувшись. И все. По лицу матери он увидел, что она довольна его поведением.

*** В полчетвертого Донна решила все же попытаться отвезти "пинто" к Джо Кэмберу. Она пробовала звонить еще, сперва безуспешно, по подумала, что если Кэмбера и нет, он скоро появится. Вик говорил ей, если работа окажется длительной, Кэмбер может временно одолжить ей какую-нибудь развалюху. Тэда она решила с собой не брать. Если по дороге "пинто" опять сломается, она как-нибудь доберется. Но без Тэда.

Тэд, однако, не согласился.

Поговорив с отцом, он пошел к себе и растянулся на кровати со стопкой книжек "Золотой серии". Минут через пятнадцать он заснул, и ему приснился сон, вроде бы совершенно обычный, не обладающий странной, ужасающей злостью. Во сне он видел мальчика, бьющегося по бейсбольному мячу и безуспешно пытающегося попасть по нему битой. На пятом ударе он, наконец, попал, и тут бита, заклеенная черной изолентой, переломилась. Мальчик поднял обломки и некоторое время сердито смотрел на них, потом бросил в высокую траву на обочине. После этого он обернулся, и Тэд в страхе узнал в нем себя, только лет десяти или одиннадцати. Он был уверен в этом.

Потом мальчик исчез, и в наступившей темноте слышались только два звука: скрип качелей и далекое кряканье уток. На фоне этих звуков из тумана выступил человек.., человек в черном блестящем дождевике, со знаком "стоп" в одной руке. Он усмехнулся, и его глаза блестели, как серебряные монеты. Увидев Тэда, он поднял руку, и он с ужасом увидел, что это вовсе не рука, это кости, и лицо под капюшоном дождевика было не лицом, а черепом. Это был...

Тэд резко привстал на кровати, весь в поту, тяжело дыша.

Кхх.

Двери шкафа тихо открылась. И он увидел за ней что-то, что заставило его выбежать в коридор. Он видел это только долю секунды, но узнал - это не был Фрэнк Додд, убийца женщин в черном дождевике. Это был тот, другой, с красными, горящими глазами. ( )

Он не стал говорить об этом матери. Он говорил ей про Дебби, няню, которая сидела с ним в отсутствие родителей. Он не хотел оставаться с Дебби. Она всегда громко включает плейер, не играет с ним и т.д. Эти аргументы не действовали, тогда Тэд выложил последний козырь - что Дебби может застрелить его. Это вызвало у Донны настороженный смех - мысль о том, что пятнадцатилетняя Дебби, робкая и близорукая, может кого-либо застрелить. Тогда Тэд расплакался от бессилия и убежал из комнаты. Ну, как он мог объяснить, что Дебби не справится с Монстром в шкафу, и, если мама не вернется до темноты, он может выйти и сожрать его.

Донна пошла за ним, удивляясь, как она могла оказаться такой толстокожей. Отец уехал, и это его расстроило, а тут еще и мать куда-то собралась. И...

И, может быть, он догадался, что у нас с Виком что-то неладно? Или даже услышал?

Нет, она так не думала. Это просто расстройство по поводу отъезда отца.

Дверь в комнату была закрыта. Она осторожно постучала. Молчание. Тогда она тихо вошла. Тэд лежал лицом вниз на диване, прижавшись к одной подушке. Так он вел себя только в крайних случаях.

- Тэд? Он молчал.

- Прости, что я смеялась.

Он поглядел на нее из-за подушки. На глазах блестели слезы.

- Мама, возьми меня с собой, - умоляюще проговорил он. - Не оставляй меня здесь с Дебби. Она сама готова была расплакаться.

- Дорогой, ты знаешь, куда я еду. Машина может сломаться, и придется далеко идти...

- А я люблю ходить!

- Я знаю, но ты можешь испугаться. Вспомнив про того, в шкафу, Тэд внезапно крикнул во все горло:

- Я не испугаюсь! - и рука его машинально потянулась к карману, где лежали Слова от Монстров.

- Не кричи так, пожалуйста. Это некрасиво.

- Я не испугаюсь. Я же просто хочу ехать с тобой. Она в сомнении посмотрела на него, думая: "Это как цепная реакция". Она собиралась уже твердо возразить, что все равно позвонит Дебби, и что если он будет так себя вести, его уложат спать сразу после ужина. Вместо этого она сказала:

- Ладно, поехали. Но если "пинто" сломается, нам придется ехать назад на такси. И тогда изволь не ныть, Тэд Трентон.

- Нет, я не бу...

- Погоди. Не ной и не проси, чтобы я тебя понесла. Понял?

- Да! Да, конечно! - Тэд подпрыгнул на диване, мигом забыв все свои печали. - Поедем сейчас?

- Да, наверное. Или.., не знаю. Сначала нужно приготовить что-нибудь поесть. И термос молока.

8



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.