Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Куджо
Куджо

встал там, ожидая. - Чертов пес! - крикнула она, победил. Нажала на газ. "Пинто" проехал фута два и застыл.

- Не-е-ет! - закричала она, снова увидев идиотские красные огни. Куджо сделал два шага вперед и стоял теперь там, внимательно следя за происходящим.

Донна выключила зажигание и включила опять. На этот раз машина вообще не завелась. Она изо всех сил жала на педаль и, забыв про Тэда, ругалась последними словами. Куджо все еще смотрел на них.

Потом он лег у подъезда, словно успокоившись на их счет. Она возненавидела его за это еще больше.

- Мама.., ну, мама.

Откуда-то издалека. Это неважно. Важен сейчас только этот чертов маленький автомобиль. Он должен завестись. Она заведет его простой.., силой.., воли!

Неизвестно, сколько времени она просидела за рулем яростно давя на газ. Каждый раз мотор всхлипывал, но все короче и короче замолчал. ( )

Она посадила аккумулятор.

Все.

Она очнулась, как после обморока. Вдруг вспомнился гастроэнтерит, который она подхватила в колледже - когда, казалось, все ее внутренности вздымаются и падают вниз, и главное - успеть добежать до туалета. В тот момент у нее было ощущение, что какой-то невидимый маляр раскрасил мир заново. Вот и сейчас все цвета показались ей необычайно яркими.

Тэд сидел, прижавшись к креслу, засунув палец в рот и схватившись другой рукой за карман, где лежали Слова от Монстров.

- Тэд, - позвала она. - Что с тобой?

- Мама, как ты? - прошептал он - Нормально. Ничего. По крайней мере, ему нас не достать. Мы скоро поедем. Потерпи.

- Я боялся, что ты сошла с ума.

Она наклонилась к нему и крепко обняла. Волосы его пахли потом и шампунем "Не плачь". Она вспомнила о бутылке этого шампуня, стоящей на второй полке в шкафчике в ванной. Это казалось теперь таким далеким! Увидит ли она еще их ванную?

- Да нет, дорогой, что ты. Тэд прижался к ней.

- Он ведь не достанет нас?

- Нет.

- Он не.., он не съест нас?

- Нет.

- Я его ненавижу, - сказал он горячо. - Хочу, чтоб сдох.

- Я тоже.

Она выглянула в окно. Солнце уже почти село. При мысли об этом она испытала суеверный страх, вспомнив о том, как в детстве боялась темноты.

Пес наблюдал за ними. Он бешеный, в этом она уже не сомневалась. Его безумные, бессмысленные глаза смотрели прямо на нее.

"Это тебе кажется. Просто собака, хоть и бешеная. И так все плохо, а ты еще воображаешь невесть что".

Так она говорила себе. Чуть позже она сказала тебе, что глаза у Куджо, как у некоторых старых портретов - куда бы ты ни пошел, кажется, что они следят за тобой.

Но пес и правда смотрел на нее. И.., и в его взгляде она различала что-то знакомое.

Она попыталась отогнать эту мысль, но поздно.

"Ты ведь его уже видела. Наутро после первого из ночных кошмаров Тэда, когда ты увидела в шкафу одеяла и его мишку сверху, тебе в первое мгновение показалось, что оттуда глядит кто-то с красными глазами, и это был он, это был Куджо, Тэд оказался прав, только монстр не в его шкафу.., он здесь..."

(прекрати)

"...ждал, когда мы..."

(Донна, прекрати это!)

Она посмотрела на пса, и ей показалось, что она поняла, о чем он думает. Простые мысли, повторяющиеся снова и снова в его безумном мозгу:

"Убей Женщину. Убей Мальчика. Убей Женщину. Убей..."

"Прекрати, - оборвала она эти мысли. - Это никакое не привидение из шкафа. Это просто бешеный пес. Скоро ты решишь, что он послан тебе Богом в наказание за..."

Куджо внезапно встал и снова исчез в сарае.

Она хрипло засмеялась.

- Мама? - насторожился Тэд.

- Ничего, ничего.

Она посмотрела в черную пасть гаража, потом на дверь дома. Заперта? Незаперта? Заперта? Она представила себе монету, крутящуюся в воздухе. Орел? Или решка?

*** Солнце село, от него осталась только бледная полоса у горизонта, не толще белой полосы посередине дороги. Скоро и ее не будет. В высокой траве запели сверчки.

Куджо так и не вышел из сарая. "Спит? - думала она. - Или ест?"

Тут она вспомнила про еду, порылась между сиденьями и извлекла его корзинку и свою коричневую сумку. Термос вывалился, вероятно, когда машина начала дергаться. Она полезла за ним, разбудив уже уснувшего Тэда.

- Мама? Что ты...

- Хочу достать еду, - сказала она. - Термос упал.

- А. - А, - он снова откинулся на кресло и сунул палец в рот.

Она осторожно потрясла термос и услышала звон разбитого стекла. Жалко.

- Тэд, хочешь кушать?

- Я спать хочу, - ответил он сонным голосом, не вынимая пальца изо рта.

Она решила, что трогать его не стоит. Сон был его оружием - может быть, единственным, - и по времени ему уже пора спать. Конечно, дома он бы обязательно выпил перед сном стакан молока с печеньем.., и почистил зубы.., и попросил бы рассказать сказку...

Она почувствовала слезы, подступающие к глазам, и попыталась прогнать эти мысли. Открыла термос и налила себе молока. Взяла ягоду инжира. После первого куска она вдруг поняла, что страшно проголодалась, поэтому она съела еще три ягоды, четыре или пять оливок и запила это молоком. Потом посмотрела в сторону сарая.

Там появилась черная тень. Куджо.

"Он следит за нами".

Нет, она не верила в это. Как и в то, что она видела образ Куджо в шкафу у своего сына. Не верила... Кроме какой-то ее части. Эта часть таилась в ее подсознании.

Она поглядела в зеркальце обзора на дорогу. Ее не было видно, но она знала, что дорога там, и что по ней никто не проедет. Когда они были здесь в прошлый раз втроем на "ягуаре" Вика, они еще смеялись над этим, и Вик рассказал, что не так давно эта дорога вела к городской свалке Касл-Рока, но теперь ее перенесли в другое, более отдаленное место, и дорога оканчивалась знаком, извещающим: "Проезда нет. Свалка закрыта". Кроме Кэмберов, тут никто не жил.

Донна не могла представить, чтобы кому-нибудь взбрело в голову проехаться на старую свалку.

Особенно ночью.

Белая полоса на горизонте померкла, и стало темно. Луны на небе не было.

Невероятно, но и ей захотелось спать. Может, сон был и ее единственным оружием? Что еще оставалось делать? Пес никуда не ушел (по крайней мере, она так думала). Мотору нужно остыть. Потом она попробует снова. Так почему бы не поспать?

"Бандероль на почтовом ящике. От Дж. Уитни".

Почему она вдруг подумала об этом? Что в этом такого? Она сунула пластиковую тарелку с оливками и кусочками огурца назад в корзинку и задумалась. От посылки ее ум скоро перешел к другой мысли, показавшейся необычайно яркой и бесспорной ее засыпающему рассудку.

Кэмберы уехали к родственникам в другой город. Может быть, в Кеннебанк или в Огасту. На семейный праздник.

Она представила большой сбор на зеленой лужайке. За громадным столом сидело не менее пяти десятков людей. В сторонке дымилась жаровня с барбекю. Сидящие передавали друг другу жареную кукурузу и домашние бобы, салаты, тарелки с барбекю (у Донны заныло в желудке). Стол был накрыт домотканой скатертью. Во главе его восседала благообразная седая дама... Уже во сне Донна без всякого удивления увидела, что это ее мать.

Там были и Кэмберы, но во сне они оказались вовсе не Кэмберами. Джо Кэмбер был одет в рабочий комбинезон Вика, а Черити - в зеленое шелковое платье Донны.

И их сын был точь-в-точь таким как Тэд, когда он пойдет в пятый класс... ()

- Мама?

Картина поплыла, начиная рваться на куски. Она попыталась удержать ее, ведь это была счастливая семья, какой у нее никогда не было.., и не будет в их с Виком тщательно запрограммированной жизни, с их единственным, тоже запрограммированным, ребенком. С внезапной тоской она подумала, как она не осознавала этого раньше.

- Мама?

Картина померкла. Ну и Бог с ней. Осталась только уверенность - Кэмберы уехали на семейный праздник и скоро вернутся, довольные и сытые после барбекю. И все будет в порядке. Джо Кэмбер с лицом Вика обо всем позаботится. Бог не оставит их.

- Мама!

Она очнулась и очень удивилась, увидев, что не лежит в своей постели, а сидит за рулем "пинто".., но тут же все вспомнила. Образы Родственников, собравшихся за праздничным столом, исчезли, и через пятнадцать минут она уже ничего не помнила из своего сна.

- А? Что?

Внезапно в доме Кэмберов зазвонил телефон. Пес вскочил - громадная, бесформенная тень на фоне сарая.

- Мама, я хочу в туалет.

Куджо заревел. Это был не лай, а именно рев. Внезапно он кинулся на дверь и изо всех сил ударился об нее, сотрясая косяк.

"Нет, подумала она, - нет, ну пожалуйста, не надо..."

- Мама, я хочу пи...

Пес вцепился в доски двери. Она слышала хруст дерева.

Телефон прозвонил шесть раз. Восемь. Десять. Потом замолчал.

Она поняла, что все это время сдерживала дыхание и выпустила воздух одним шумным выдохом.

Куджо стоял возле двери, поставив передние лапы на ступеньки. Он зарычал - кошмарный, низкий звук. После этого обернулся и посмотрел на "пинто". Не увидев ничего подозрительного, он снова ушел в тень, за пределы видимости.

Тэд настойчиво дергал ее за рукав.

- Ма, я хочу писать!

Она беспомощно посмотрела на него.

*** Бретт Кэмбер положил трубку. Никто не отвечает. Похоже, его нет дома. Черити кивнула, не слишком удивившись. Она была рада, что Джим разрешил им звонить не из гостиной, а из его кабинета. В гостиной было слишком много источников шума: широкоэкранный "Панасоник" с видеоприставкой и системой "Атари" для видеоигр и прелестный старый проигрыватель типа "Вурлицер".

- Сидит у Гари, наверное, - предположил Бретт.

- Ага, - согласилась она, вспомнив взгляды, которыми обменялась с Джо, когда заключала с ним сделку, приведшую их с сыном сюда. Ей не хотелось, чтобы Бретт звонил к Гари - она очень сомневалась, что ему там ответят. Она подозревала, что два старых пса, обнявшись, воют в данный момент на луну.

- Как ты думаешь, ма, Куджо в порядке?

- Ну, я думаю, папа что-нибудь сделает, если он не в порядке, - она и правда так думала. - Почему бы тебе не позвонить ему утром? Уже пора спать. Скоро десять. У нас был тяжелый день.

- А я не устал.

- Все равно мы ехали слишком долго. Сейчас дам тебе зубную щетку и полотенце. Помнишь, где туалет?

- Конечно. А ты тоже пойдешь спать, ма?

- Чуть позже. Посижу немного с Холли. Нам о многом нужно поговорить.

- А она похожа на тебя. Ты знаешь? Холли с удивлением посмотрела на него.

- Ну, немного.

- И этот малыш, Джимми. Как он меня стукнул, - Бретт хихикнул, вспомнив.

- Тебе не было больно?

- Не, - Бретт смотрел на кабинет Джима-старшего: пишущая машинка на столе, ксерокс, следы скоросшивателей, расставленных по алфавиту. В его взгляде была какая-то холодная оценка, которой она не понимала. - Что ты. Он еще маленький. Он ведь мой кузен?

- Да.

- Близкий родственник, - казалось, его это позабавило.

- Бретт, тебе понравились дядя Джим и тетя Холли?

- Она - да, а про него еще не могу сказать. Проигрыватель у него хороший. Только.., - он покачал головой с, неудовольствием.

- Что такое?

- Он так гордится, - сказал Бретт. - Как малыш игрушкой, понимаешь? Этим проигрывателем.

- Ну, он совсем недавно его купил, - сказала Черити. У нее стали зарождаться подозрения. Что Джо наговорил мальчику, когда отводил его в сторону перед отъездом?

- Холли сказала, что Джим с детских лет мечтал о нем. Именно о таком проигрывателе. Люди.., дорогой, люди покупают разные вещи, чтобы доказать себе, что они преуспели в жизни. Так мне кажется. И часто это то, что они не могли купить, когда были бедными.

- А дядя Джим был бедным?

- Не знаю, - призналась она. - Но сейчас они не бедствуют.

- Я только хотел сказать, что он не знает, что с ним делать. Понимаешь, он купил его и нанял людей, чтобы привезти его сюда, и чтобы наладить, и теперь говорит, что это его, но я.., не знаю, что-то тут не так.

- Хочешь сказать, что он не сделал его своими руками? - Хотя ее подозрения значительно возросли, голос оставался спокойным.

- Вот! Точно! Он его купил, и теперь это для него - как кредитная карта или...

- Он говорит, что это очень сложная конструкция.

- А папа сделал бы такую сам, - сказал Бретт как бы само собой разумеющееся, и Черити услышала, как где-то далеко внезапно захлопнулась дверь - не в доме, а у нее в сердце.

- Бретт, - сказала она, - не все люди могут заниматься ремонтом, как твой папа.

- Да, я знаю. Но дядя Джим не может сказать, что это его, только потому, что у него есть кредитная карта. Это не правильно.

Она внезапно разозлилась. Ей захотелось схватить его за плечи и трясти; заорать во весь голос, пока он не поймет правоту. Эти деньги Джим получил не за красивые глаза. Пока его любимый папа паял и клепал, прикладываясь между делом к бутылке, Джим Брукс учился на юриста, лез из кожи вон, чтобы получить диплом.

- Иди спать, - спокойно сказала она. - А то, что ты думаешь про дядю Джима, пусть останется между нами. Но.., попытайся понять его, Бретт. Не суди так сразу.

Они прошли через гостиную в кухню, где Холли приготовила какао для них. Джим-младший и крошка Гретхен уже спали.

- Ты дозвонилась? - спросила Холли.

- Нет. Похоже, он сидит у своего друга. Завтра еще попробуем.

- Хочешь какао, Бретт?

- Да, спасибо. ()

Черити наблюдала, как он садится за стол. Он положил на стол локоть и быстро отдернул, вспомнив, что это невежливо. Сердце ее наполнилось любовью, и страх как будто отошел.

"Время, - подумала она. - Время и перспективы. Дать ему это. Иначе ты потеряешь его".

Но сколько у них времени? Всего неделя, и он вернется назад, под влияние Джо. И когда она села напротив и тоже попросила налить ей какао, в уме у нее снова возникла мысль о возможном разводе.

*** В ее сне пришел Вик.

Он просто подошел к "пинто" и распахнул дверцу. На нем был его лучший костюм, серая тройка (она всегда говорила, что в ней он похож на Джерри Форда, только с волосами). "Выходите, - сказал он, слегка улыбнувшись. - Пора домой, пока не настало время вампиров".

Она попыталась предупредить его, сказать, что пес бешеный, но не могла найти слов. И внезапно из темноты вышел Куджо с опущенной головой, рычащий.

"Осторожно! - попыталась она крикнуть. - Он убьет тебя!" - но крик ее был беззвучен.

Но прежде, чем Куджо успел бросится на Вика, тот повернулся и ткнул в него пальцем. И тут же шерсть Куджо опала, как сухие листья. Его красные глаза выпали из глазниц и, как бусины, покатились по гравию. Нос разбился о землю, как черное стекло. Через миг возле гаража осталась только гора опавшей шерсти.

"Не бойся, - сказал Вик во сне. - Не беспокойся насчет этого старого пса, это всего-навсего куча шерсти. Ты еще не получала почту? Вот это важно. А пес - ерунда. Так ведь? Почта...

Его голос исчез в длинном-длинном туннеле отражаясь эхом. Внезапно голос стал уже не сном, а памятью о сне - она проснулась, и щеки ее были в слезах. Во сне она плакала. Она посмотрела на часы. Четверть второго. Оглянувшись на Тэда, она увидела, что он спокойно спит, так и не вынув палец изо рта.

"Почта - вот это важно".

И внезапно она осознала важность лежащей на почтовом ящике бандероли. Вчера, в понедельник, приносили почту. Сегодня был вторник, и почту должны принести снова.

Слезы облегчения стали скатываться по ее еще не высохшим щекам. Она еле удержалась, чтобы не разбудить Тэда и сказать ему, что все будет нормально, потому что не позже двух - или даже раньше, если отделение недалеко, - этот кошмар закончится.

Почтальон должен приехать, даже если почты для Кэмберов нет - вот в чем вся прелесть. Это его работа. Он приедет сюда, на свой конечный пункт, и сегодня его встретят здесь слезами, как спасителя.

Она увидела корзину Тэда и вспомнила, что там еще есть еда. Она хотела сберечь ее на случай... Ну, на всякий случай. Теперь в этом не было необходимости, хотя Тэд наверняка проголодается, когда проснется. Она съела остатки огурца. Тэд его все равно не любит. Странный завтрак для него, подумала она, улыбнувшись. Инжир, оливки и "Слим Джим".

Доедая кусочки огурца, она подумала, что во всей этой истории есть ряд пугающих совпадений. Вик уехал на десять дней - раз. Вик вчера позвонил рано - два. Если бы он позвонил позже, он бы наверняка забеспокоился. И три - Кэмберов не оказалось дома. Всех троих. Остался только пес. Очень мило с их стороны. Они...

Внезапная страшная догадка пронзила ее. Что, если они все трое лежат в сарае? Она попыталась отогнать вставший перед глазами образ, но он возвращался во всей своей неумолимости. Три тела, лежащих рядом, как куклы, пыль рядом с ними пропитана кровью, невидящие глаза устремлены к потолку, одежда разорвана.

(прекрати)

Может быть, первым он схватил мальчика. Остальные были на кухне, услышали крики, выбежали...

(прекрати немедленно!)

...но мальчик был уже мертв, пес перегрыз ему горло, и когда они в ужасе замерли, он подкрался к ним в полутьме и...

(да нет, мужчина должен был успеть схватить ружье и продырявить ему башку, и потом, где машина? У них же была машина).

Тогда почему никто не приходит покормить пса? Если они все уехали, то должны были кого-нибудь попросить.

В этой мысли крылась пугающая логика. Почему никто не приходит? Когда вы уезжаете куда-нибудь...

Тут пес снова вышел из сарая.

"Вот и ответ, - появилась новая спасительная мысль. - Раз никто его не кормит, ему придется самому поискать себе еду".

Но с другой стороны, может, пес и не захочет есть. А может, мать с сыном действительно уехали на семейный праздник, а Джо Кэмбер просто валяется где-нибудь пьяный. Все может быть.

"Может, он ел что-нибудь в сарае? И что он там ел?"

Она отправила в рот последний кусочек огурца и почувствовала боль в желудке. Они оставили псу поесть прежде, чем уехали. Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться.

Но перед ней все еще стояла картина пропитанной кровью пыли в сарае.

"Хватит. Думай уж лучше о почте. Думай о будущем. Думай о спасении".

За окном раздался тихий скрежет.

Она не хотела смотреть туда, но голова поворачивалась словно под действием чьей-то невидимой руки. Она услышала хруст связок шеи. Там был Куджо, и он смотрел на нее. Его морда находилась от нее не более, чем в шести дюймах. Их разделяло только стекло.

Куджо усмехался.

Она почувствовала, как в ее легких зарождается крик, когда опять подумала, что может прочесть его мысли.

"Я до вас доберусь, крошки мои. Думай про почтальона, сколько хочешь. Я и его убью, как убил всех троих Кэмберов, как убью тебя и твоего сына. Можешь думать, о чем угодно. Можешь..."

Крик рвался наружу, словно был живым существом, а она в это время вспомнила: Тэд хотел писать, и она подняла его вверх и чуть приоткрыла окно, дюйма на четыре, и он сделал это туда, а она смотрела, не идет ли пес; потом она уснула, потом ей представились мертвецы в сарае, потом...

Пес усмехался ей; его звали Куджо, и его укус означал смерть.

Крик рвался наружу.

10



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.