Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга - Корпорация Бросайте курить
- Бедняжка, - сказала она, подойдя к нему. - Ты стал сейчас похож на живого мертвеца.

Моррисон крепко обнял ее.

Сцены из жизни Ричарда Моррисона, октябрь - ноябрь: Моррисон с прия-

телем, который работает на "Ларкин студиос", в баре Джека Демпси. Прия-тель предлагает Моррисону сигарету, тот крепче сжимает в руке стакан:

- Я бросил.

Приятель смеется:

- Больше недели не продержишься.

Моррисон ждет утреннюю электричку, поверх газеты "Нью-Йорк таймс"

наблюдает за молодым человеком в синем костюме. Он видит его практически каждое утро, встречает и в других местах; в баре Онди, где Моррисон беседует с клиентом, в магазине грампластинок Сэма Гуди, когда Моррисон ищет альбом Сэма Кука. Однажды Дик видел этого молодого человека на местном поле для гольфа, где сам играет.

Моррисон выпивает в гостях - как же хочется закурить! - но он недос-

таточно выпил, чтобы решиться на это.

Он приезжает проведать сына, привозит ему большой мяч, который пищит,

если его сжать. Слюнявые восторженные поцелуи Элвина сейчас почему-то не так противны, как раньше. Моррисон прижимает сына к себе и понимает, что Донатти и компания поняли раньше него: любовь - самый сильный из всех наркотиков. Это пусть романтики спорят, существует ли она. Люди практич-ные уверены в этом и используют ее в своих целях.

Мало-помалу Моррисон утрачивает физическую потребность в курении, но

избавиться от психологической тяги не может, как и от привычки держать что-то во рту: таблетки от кашля, леденцы, зубочистку. Все это слабо за-меняет сигарету.

И вот Моррисон попадает в гигантскую автомобильную пробку в туннеле

"Мидтаун". Темно. Ревут клаксоны, вонь выхлопных газов, безнадежное ры-чание неподвижных машин. Внезапно Моррисон открывает перчаточный ящик, видит полуоткрытую пачку сигарет, секунду смотрит на них, хватает одну, прикуривает от автомобильной зажигалки. Если что-то случится, Синди сама виновата, дерзко говорит он себе. Черт побери, я же сказал ей выкинуть все сигареты.

Первая затяжка - его начинает раздирать страшный кашель. От второй у

него слезятся глаза, третья - кружится голова. Он вот-вот потеряет соз-нание. Какой гадкий вкус, думает Моррисон.

И сразу же эту мысль сменяет другая: боже мой, что я делаю?

Сзади нетерпеливо загудели клаксоны. Впереди машины поехали. Он

гасит сигарету в пепельнице, открывает оба передних окна и начинает руками разгонять дым - беспомощно, как мальчишка, только что спустивший в унитаз свой первый окурок.

Рывками он выбрался из пробки и поехал домой.

- Синди, это я, - позвал он.

Молчание.

- Синди? Дорогая, где ты?

Зазвонил телефон, Моррисон поспешно схватил трубку:

- Синди? Ты где?

- Здравствуйте, мистер Моррисон, - сказал Донатти приятным, бодрым, деловым голосом. - Мне кажется, нам надо обсудить один вопрос. Вы сможе-те зайти к нам в пять?

- Моя жена у вас?

- Разумеется, - снисходительно ответил Донатти.

- Послушайте, отпустите ее, - сбивчиво забормотал Моррисон, - это больше не повторится. Я просто сорвался - и все. Затянулся всего три ра-за. Клянусь богом, м н е д а ж е б ы л о п р о т и в н о... ()

- Очень жаль. Значит, я могу рассчитывать, что вы придете в пять?

- Прошу вас, - произнес Моррисон. Он готов был расплакаться, - умо-ляю... ( )

Но Донатти уже повесил трубку.

В пять часов в приемной никого не было, кроме секретарши, которая ос-

лепительно улыбнулась Моррисону, не обращая внимания на его бледное лицо и растрепанный вид. ()

- Мистер Донатти? - спросила она по селектору. - К вам пришел мистер Моррисон. - Она кивнула ему. - Проходите.

Донатти ждал его перед дверью без номера и таблички вместе с горилло-

образным мужчиной в майке с надписью "Улыбайтесь" и револьвером 38-го калибра.

- Послушайте, - сказал Моррисон, - мы же можем договориться. Я запла-чу вам. Я...

- Заткнись, - отрезал мужчина в майке.

- Рад вас видеть, - произнес Донатти. - Жаль, что это происходит при столь печальных обстоятельствах. Будьте любезны, пройдемте со мной. Сде-лаем все как можно быстрее. Будьте спокойны: с вашей женой ничего страш-ного не случится... на этот раз.

Моррисон напрягся, приготовился броситься на Донатти.

- Не вздумайте, - обеспокоенно сказал тот. - Если вы это сделаете, костолом изобьет вас рукояткой револьвера, а жену вашу все равно тряхнут током. Какая в этом выгода?

- Чтоб ты сдох, - бросил Моррисон Донатти. Тот вздохнул:

- Если б я получал по пять центов за каждое такое пожелание, то давно мог бы уйти на заслуженный отдых. Пусть это будет вам уроком, мистер Моррисон. Когда романтик пытается сделать доброе дело и у него это не получается, его награждают медалью. Когда же практичный человек добива-ется успеха, ему желают смерти. Пойдемте.

Костолом револьвером показал куда.

Моррисон первым вошел в комнату и словно онемел. Маленькая зеленая

занавеска отодвинута. Костолом подтолкнул его стволом револьвера. Навер-но, то же самое испытывает свидетель казни в газовой камере, подумал Моррисон, заглянул в окошко и увидел ошеломленно оглядывавшуюся Синди.



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.