Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Кэрри
Кэрри

В. Откуда вам известно, что она думала?

О. Не знаю. Я не могу объяснить.

В. В оставшееся время я прошу вас говорить только о том, что вы видели, мистер Квиллап.

О. О'кей. На углу Грасс-плаза тоже стоял гидрант, и он тоже разлетелся вдребезги. Этот я видел даже лучше, чем первый. Там есть такие большие муфты по бокам - так вот они сами отвинтились. И я видел, как это произошло. А затем гидрант взорвался, как и первый. Кэрри была просто счастлива. Она все время бормотала про себя, мол, будет им дождичек, будет... Виноват. Потом появились пожарные машины, и я потерял ее из вида. Одна из машин подъехала к школе, пожарники бросились к гидранту, но тут же поняли, что воды нет. Шеф Бертон заорал на них, и тут школа взлетела на воздух. Боже милостивый!..

В. Вы вышли из полицейского участка?

О. Угу. Хотел найти Плесси, сказать ему про эту чокнутую деваху и гидранты. Потом я глянул на заправочную станцию Тедди, и у меня внутри все аж похолодело: все шесть насосов работали, а шланги валялись рядом. Сам Тедди Дачемп помер еще в 68-м, упокой, господи, его душу, но его сын, как и раньше, всегда запирал эти насосы на ночь. Но все шесть навесных замков были сбиты, шланги валялись на асфальте, и бензин хлестал прямо на дорогу. Боже, я когда это увидел, чуть не рехнулся. И тут вдруг смотрю, бежит какой-то тип с зажженной сигаретой.

В. И что вы сделали?

О. Я на него заорал. Что-то вроде: "Эй! Куда тебя несет с сигаретой? Там же бензин!" Но он меня так и не услышал. Со всеми этими пожарными сиренами и машинами, что сталкивались на улице, ничего удивительного. Я увидел, что он собирается бросить окурок, и нырнул обратно за дверь.

В. Что было потом?

О. Потом? Потом в Чемберлене начался ад...

Когда упали ведра, она сначала услышала громкий металлический лязг, пробившийся сквозь музыку, а затем ее окатило чем-то холодным и липким. Кэрри инстинктивно закрыла глаза. Рядом раздался короткий вскрик, и какой-то частью сознания, пробудившейся совсем недавно, она почувствовала резкую боль.

(томми)

Музыка пошла вразнобой и стихла. Лишь несколько голосов зависли в воздухе, словно оборванные струны, и в это короткое леденящее мгновение, заполняя пустоту между самим событием и пониманием того, что произошло, отчетливо, будто глас господа, прозвучали чьи-то слова:

- Боже, это же кровь.

Секунду спустя, как бы подтверждая эту жуткую истину и не оставляя никаких сомнений, послышался громкий истеричный визг. Кэрри сидела с закрытыми глазами, чувствуя как растет и ширится у нее в душе черная опухоль ужаса. Мама все-таки была права. Они опять разыграли ее, опять подстроили гадость. Весь этот кошмар, казалось бы, должен был тянуться бесконечно и монотонно, но нет, вышло по-другому: ее обманули, вытащили сюда, перед всей школой, а затем повторили ту самую сцену в душевой... только эти слова

(боже, это же кровь!)

Означали что-то настолько жуткое, что даже думать было страшно. Если она откроет глаза и это правда, что тогда? Что тогда?

Кто-то засмеялся - одинокий, испуганный смех гиены. Кэрри открыла-таки глаза, открыла, чтобы видеть, кто смеется, и поняла, что это правда, что этот кошмар ей не приснился: она вся в крови, с нее течет, капает, ее с ног до головы облили кровью, перед всей школой. Беспомощные, разбегающиеся мысли.

(я просто ВСЯ в крови)

Вдруг окрасились мертвенно-лиловым цветом отвращения и стыда. Она чувствовала, как от нее пахнет - нет, воняет кровью - мерзкий, мокрый, медный смрад. Калейдоскопом образов нахлынули воспоминания, и она увидела, как течет у нее по ноге кровь, услышала непрекращающийся плеск воды на кафеле душевой, почувствовала мягкие удары тампонов и свернутых гигиенических салфеток по коже. Вспомнила гомон презрительных голосов, скандирующих "ЗА-ТКНИ-ТЕЧЬ" и вновь ощутила горький привкус ужаса. Они-таки устроили ей "душ" - как и хотели.

К смеху присоединился второй голос, третий - звонкое девичье хихиканье, - четвертый, пятый, шестой, десятый, и вскоре смеялись уже все. Смеялся даже Вик Муни - Кэрри отлично его видела - с застывшим, искаженным лицом, но все равно смеялся.

Кэрри по-прежнему сидела неподвижно, не реагируя на смех, прокатывающийся над ней, словно волны прибоя. Они все еще казались ей красивыми, в зале все еще царило очарование сказки, но сама она уже переступила границу сказочного мира, и окружение вдруг стало злым и враждебным. Теперь в этом мире ее ждали одни лишь напасти.

Они снова смеются над ней.

Все рухнуло. Кэрри неожиданно поняла, как жестоко ее обманули, и в горле поднялся жуткий молчаливый крик. ( )

(они смотрят на меня)

Она закрыла лицо руками и, шатаясь, встала с трона. Одна только мысль владела ею - бежать, бежать от света, в темноту; темнота укроет.

Только бежать не получалось. Воздух превратился в патоку. Предательское сознание тормозило время - словно Господь переключил действие с 78 оборотов на 33 и 1/3. Даже смех, казалось, стал медленнее, ниже и превратился в зловещий басовый гром.

Ноги заплетались, и Кэрри чуть не упала со сцены, но все-таки удержалась и, наклонившись вперед, спрыгнула. Громыхающий смех стал еще громче - будто огромные бьющиеся друг об друга камни.

Она не хотела смотреть, но не могла не видеть: слишком много света в зале, и она отчетливо видела их лица. Их рты, зубы, глаза, ее собственные руки в отвратительных потеках крови.

Навстречу ей бросилась мисс Дежардин с написанным на лице лживым состраданием. Кэрри видела под этой маской настоящую мисс Дежардин - мерзостно хихикающую, словно бодрящаяся старая дева. Рот ее открылся, и Кэрри услышала голос - жуткий, растягивающий слова бас:

- Подожди, я помогу тебе. Боже, какой ужа...

Кэрри мысленно ударила ее

(раз) ()

И мисс Дежардин, отлетев к стене у края сцены, сползла на пол.

Кэрри бросилась бежать. Прямо сквозь толпу. Руки закрывали лицо, но она смотрела через решетку пальцев и видела их - красивые, окутанные светом, в ярких ангельских одеяниях. Лакированные туфли, ясные лица, безукоризненные салонные прически, искрящиеся платья. Все расступились перед ней, словно она чумная, но продолжали смеяться, и кто-то подставил ножку.

(ну как же ведь и этого следовало ожидать)

Кэрри растянулась на полу, затем поползла на четвереньках дальше. Перед лицом болтались спутанные, залитые кровью волосы, но она ползла, как святой Павел, ослепленный светом с небес, по дороге к Дамаску. Теперь еще кто-нибудь даст ей ногой под зад...

Но нет, обошлось, и Кэрри вскарабкалась на ноги. Мы снова убыстрился. Она выскочила за дверь, в холл, и сбежала по лестнице, по которой всего два часа назад они так торжественно вошли вместе с Томми.

(томми мертв заплатил сполна заплатил за то что привел чуму в этот дворец света)

Кэрри неуклюже перескакивала через ступеньки, а смех догонял ее, словно хлопающие крыльями черные птицы.

Затем спасительная темнота.

Она пересекла широкую лужайку перед школой, потеряв там туфли, и побежала дальше босиком. Короткая трава, чуть тронутая росой, казалась мягким бархатом. Из школы все еще доносился смех, но она уже немного успокоилась.

У флагштока Кэрри снова споткнулась и на этот раз упала, растянувшись на земле. Какое-то время она лежала неподвижно, пряча разгоряченное лицо в мокрой прохладной траве, всхлипывая и переводя дух. По щекам катились жгучие слезы стыда - такие же тяжелые как первые капли менструальной крови. Они-таки добили ее, раз и навсегда. Все кончено.

Сейчас она поднимется и темными улицами проберется домой, прячась в тени, чтобы никто ее не увидел, пойдет к маме, признается что была не права...

(!!НЕТ!!)

В душе будто распрямилась стальная пружина - сил еще хватало - и слово прозвучало громко и уверенно. Опять в чулан? Опять бесконечные бессмысленные молитвы? Религиозные брошюры, распятье и механическая птица в настенных часах, отмечающая часы, дни, годы, десятилетия ее жизни?

Тут словно включилась в голове видеозапись, и Кэрри увидела бегущую к ней мисс Дежардин, видела, как та отлетела в сторону, словно тряпичная кукла, когда она мысленно отпихнула ее, даже особенно не задумываясь, что делает.

Кэрри перекатилась на спину, раскрашенным кровью лицом с обезумевшими глазами к звездам. Она забыла, что у нее есть

(!!СИЛА!!)

Пришло время проучить их. Показать им, где раки зимуют... Кэрри истерически захихикала, вспомнив одно из любимых маминых выражений.

(мама возвращается домой кладет сумку поблескивают очки ну я похоже показала сегодня этой стерве в магазине где раки зимуют)

В зале была спринклерная система. Она может включить ее, запросто. Кэрри снова захихикала, поднялась на ноги и направилась обратно к дверям школы. Да, включить спринклерную систему и закрыть все двери. А потом заглянуть внутрь - пусть видят, как она смотрит на них и смеется оттого, что мокнут их роскошные платья, туфли и прически. Жалко только, что это будет не кровь.

В холле никого не было. Кэрри остановилась на лестнице, и РАЗ! - все двери захлопнулись одновременно. От концентрированного усилия мысли пневматические демпферы просто поотлетали напрочь. Из-за дверей донеслись крики, но для нее они звучали музыкой, милой сердцу музыкой.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем она почувствовала, как они бьются в двери, тщетно пытаясь их отрыть, но давление было едва заметным. Они оказались в ловушке

(ловушка)

И это слово вдруг заполнило ее душу радостным пьянящим чувством. Они в ее власти. Власть! СИЛА! Какое замечательное слово!

Кэрри поднялась по ступеням до конца и, взглянув на дверь, увидела придавленного к стеклу Джорджа Доусона - он толкал изо всех сил с искаженным от напряжения лицом, но безрезультатно. За ним - остальные, и все они выглядели как рыбы в аквариуме.

Она подняла взгляд: да, действительно, под потолком шли трубы спринклерной системы с маленькими, похожими на металлические маргаритки, форсунками. Трубы тянулись к отверстиям в зеленых шлакоблочных стенах. Их должно быть очень много, вспомнила Кэрри. Противопожарные правила или еще что-то в этом духе...

Противопожарные правила... Она вдруг вспомнила

(толстые черные змеящиеся кабели)

Провода от аппаратуры, растянутые по всей сцене. Из зала их не было видно - мешали огни у края сцены - но, когда они шли к тронам, ей пришлось осторожно переступать через них, и Томми поддерживал ее за руку.

(огонь и вода)

Она мысленно протянулась, нащупала трубы, проследила, куда они идут. Холодные, наполненные водой трубы. Почудился металлический привкус на губах, словно от воды из садового шланга. Раз.

Несколько секунд ничего не менялось. Потом они стали поворачиваться от дверей, оглядываться назад. Кэрри подошла к овальному стеклу в средней двери и заглянула внутрь.

В зале шел дождь.

Кэрри улыбнулась. Она включила еще не все спринклеры, но быстро поняла, что, глядя на трубы, легче представить систему мысленно, и быстро принялась открывать их один за другим. Однако этого мало. Они еще не плачут, а значит, этого не достаточно.

(им должно быть плохо очень плохо)

На сцене рядом с Томми стоял какой-то парень. Он размахивал руками и что-то кричал, затем бросился к аппаратуре, схватился за микрофонную стойку и застыл. Кэрри с удивлением увидела, как его почти неподвижное тело затряслось в электрическом танце - только ноги дергались, скользя по залитой водой сцене. Волосы у него торчали во все стороны, и с раскрытым ртом он здорово походил на рыбину, выброшенную на берег. Смешно. Он выглядел смешно. И Кэрри рассмеялась.

(боже пусть они все теперь будут смешны)

Не раздумывая, слепо, она ударила наотмашь, вкладывая в удар всю энергию, что чувствовала вокруг. Кое-где софиты погасли тут же. Толстый кабель упал в воду, и на сцене полыхнуло ярким электрическим огнем. Защелкали, отдаваясь у Кэрри в мозгу тупыми ударами, аварийные размыкатели, но все было бесполезно. Парень, что схватился за микрофон на сцене, повалился на один из усилителей - снова взрыв фиолетовых искр, и вот уже запылали бумажные украшения по краю сцены.

Прямо под тронами потрескивали на полу провода от розетки, а рядом, словно обезумевшая марионетка, дергалась и приплясывала Ронда Симард в бальном платье из зеленого гипюра. Пышная юбка вдруг вспыхнула, и Ронда, все еще подергиваясь, упала лицом вперед.

Наверно, именно в эту минуту, Кэрри и ступила на дорогу безумия. Сердце ее бешено стучало, но все тело сковало холодом. Лицо побелело, и только на щеках темнели пятна лихорадочного румянца. В голове пульсировала боль, не оставляя ни одной сознательной мысли.

Она постояла, прислонившись к дверям, затем двинулась прочь, удерживая их, однако, закрытыми почти без всяких усилий мысли. В зале разгоралось пламя, и она поняла, что, должно быть, огонь перекинулся на панно.

Кэрри без сил опустилась на верхнюю ступеньку лестницы и уронила голову на колени. Они снова попытались выбраться через двери, но ей без труда удавалось удерживать их на месте. Какое-то неясное чувство подсказывал ей, что некоторым удалось уйти через запасной выход, но пусть... Она до них потом доберется. До всех. До каждого.

Кэрри медленно спустилась по лестнице и вышла на улицу. Двери в зал по-прежнему не открывались: это почти не требовало от нее усилий, нужно было лишь представлять себе, что они закрыты.

Неожиданно завыла сирена на здании мэрии. Кэрри невольно вскрикнула и закрыла

(это всего лишь сирена пожарная сирена)

Лицо руками. Мысленный образ дверей школы на секунду померк, и несколько человек едва не вырвались. Нет уж. Ишь чего захотели... Кэрри снова захлопнула двери, придавив у косяка чьи-то пальцы - ей показалось, Дейла Норберта - и оторвав один из них начисто.

Словно пугало с выпученными глазами, она двинулась через лужайку перед школой к Мэн-стрит. Справа раскинулись городские предместья: универмаг, "Келли Фрут", косметический салон, парикмахерская, бензоколонка, полицейский участок, пожарная служба...

(они погасят мой пожар)

Ну уж нет... Кэрри захихикала - дико, безумно, одновременно ликующе и растерянно, победно и испуганно. Она подошла к первому гидранту и попыталась отвинтить огромную выкрашенную в красный цвет заглушку на боку.

(о-о-о)

Тяжело. Очень тяжело. Затянуто было накрепко. Впрочем не важно...

Кэрри крутанула сильнее и почувствовала, как заглушка поддалась. Затем с другой стороны. Затем, сверху. А затем она шагнула назад и мысленно крутанула все три сразу. Заглушки слетели мгновенно, вода буквально выстрелила вверх и в стороны, а одна из заглушек высоко в воздух и исчезла где-то в темноте. Над улицей, словно белое распятье, выросли три стремительные водяные струи.

Улыбаясь, она двинулась в направлении Грасс-Плаза. Ноги заплетались, бешено колотилось сердце. Не замечая того, Кэрри, словно леди Макбет, вытирала окровавленные руки о платье. Она даже не понимала, что плачет и смеется одновременно, что какой-то частью сознания по-прежнему остро переживает свое последнее, предельное унижение.

Но она всех их возьмет с собой, и гореть будет все - до тех пор пока город не задохнется в удушливом смраде.

Кэрри открыла гидрант на Грасс-Плаза и двинулась к бензоколонке "Теддис Амоко" - первой заправочной станции на ее пути, но далеко не последней.

Из показаний шерифа Отис Дойла Комиссии штата Мэн (Доклад Комиссии по делу Кэриетты Уайт), стр. 29-31:

В. Шериф, где вы были ночью 27 мая?

О. На шоссе номер 179, которое еще называют Олд-Бентаунроуд. Расследовал аварию. Строго говоря, это за городской чертой Чемберлена, в Дуркеме, но я помогал Мел Крейгер - она служит там констеблем.

В. Когда вас проинформировали о случившемся в Ювинской средней школе?

О. В 22:52 я получил сообщение по радио от своего помощника Джекоба Плесси.

В. Что говорилось в сообщении?

О. Плесси сказал, что в школе что-то происходит, но он не знает, насколько это серьезно. Там громко кричат, сказал он, и кто-то включил пожарную тревогу. Он собирался отправиться туда и разобраться.

В. Он говорил, что в школе пожар?

О. Нет, сэр.

В. Вы просили его доложить о результатах проверки?

О. Да.

В. Он доложил?

О. Нет. Джекоб Плесси погиб, когда взорвалась заправочная станция "Теддис Амоко" на углу Мэн и Саммер.

В. Когда вы получили по радио следующее сообщение о происходящем в Чемберлене?

О. В 22:42. Я уже возвращался в Чемберлен с подозреваемым в машине - это был пьяный водитель. Как я говорил, авария произошла на территории Мел Крейгер, но в Дурхеме нет изолятора. Впрочем, когда я вернулся в Чемберлен, там его тоже уже не было.

В. Какого рода сообщение вы получили в 22:42?

О. Звонок из полицейского управления штата, переданный через моттонскую пожарную службу. Диспетчер управления сказал, что в Ювинской средней школе пожар и, видимо, массовые беспорядки. Возможно, произошел взрыв. В это время никто ничего не знал наверняка. Все произошло в течение сорока минут.

В. Мы понимаем, шериф. Что случилось потом?

О. Я въехал в Чемберлен с мигалкой и сиреной. Попытался вызвать Джейка Плесси, но безрезультатно. Тут как раз в эфире появился Том Квиллан и начал кричать, что весь город горит, а воды нет.

В. Вы заметили, сколько было времени?

О. Да, сэр. К тому времени я уже все фиксировал. Было 22:50.

В. Квиллан утверждает, что бензоколонка взорвалась в 23:00.

О. Я бы взял среднюю цифру, сэр. Скажем, 22:55.

В. Во сколько вы прибыли в Чемберлен?

О. В 23:10.

В. Каково было ваше первое впечатление, шериф Дойл?

О. Я был поражен. Просто глазам своим не верил.

В. Что именно вы увидели?

О. Вся верхняя часть делового района горела. Станции "Амоко" просто не было. От магазина "Вулвортс" остался один пылающий каркас. Огонь распространился еще на три деревянных заведения рядом с ним гриль-бар "Дафис", "Келли Фрут Компани" и бильярдную. Жар стоял невероятный. Искры несло на крыши агентства по продаже недвижимости и автомагазин Дуга Бранна. Затем появились сразу несколько пожарных машин, но сделать они ничего не могли: все пожарные гидранты в этом конце улицы были испорчены. Работали только две старые машины с водяными баками из добровольной пожарной дружины Вестоувера, но единственное, что они могли сделать, это поливать крыши близлежащих зданий. Разумеется, я сразу заметил и школу. Она... ее просто уже не было. Школа, конечно, стояла изолированно - рядом там гореть нечему - но боже, сколько же там сгорело ребятишек, боже...

В. Вы встретили у черты города Сьюзен Снелл?

О. Да, сэр. Она меня остановила.

В. Сколько было времени?

О. Как я и записал, 23:12, не позже.

В. Что она сказала?

О. Она была сильно возбуждена. Перед этим ее машину занесло, и она говорила не очень связно. Спросила, не знаю ли я, что с Томми. Я попытался узнать, кто такой Томми, но она не ответила. Спросила только, удалось ли нам уже поймать Кэрри.

В. Комиссию крайне интересует этот раздел ваших показаний, шериф.

О. Да, сэр. Я знаю.

В. Как вы отреагировали на ее вопрос?

О. Ну... В общем, в городе, насколько я знал, была только одна Кэрри, дочь Маргарет Уайт. Я спросил, имеет ли она какое-то отношение к пожарам. Мисс Снелл сказала, что это все сделала Кэрри. Так она и сказала, дважды: "Это сделала Кэрри. Это сделала Кэрри".

В. Она сказала что-нибудь еще?

О. Да, сэр. Сказала: "Они разыграли Кэрри в последний раз".

В. Шериф, вы уверены, что она сказала не "Мы разыграли Кэрри в последний раз"?

О. Вполне.

В. Абсолютно убеждены? На все сто?

О. Сэр, весь город вокруг горел. ...

В. Она была пьяна?

О. Прошу прощения?

В. Вы сказали, что ее машина попала в аварию. Она была пьяна?

О. Насколько помню, я говорил, что ее машину занесло.

В. Но вы не уверены, что мисс Снелл сказала "они", а не "мы"?

О. Возможно, она могла и так сказать, но...

В. Что произошло потом?

О. Она разрыдалась, и я дал ей пощечину.

В. Зачем вы это сделали?

О. Мне показалось, что у нее истерика.

В. Она успокоилась?

О. Да, сэр. Она успокоилась и взяла себя в руки довольно быстро, если учесть, что ее парень, возможно, погиб.

В. Вы ее допросили?

О. Ну, не в том смысле, как допрашивают преступников, если вы это имеете в виду. Я спросил у нее, что она знает о происходящем. Она повторила то, что говорила раньше, но уже спокойнее. Я спросила, где она находилась, когда все это началось, и она ответила, что дома.

В. Что-нибудь еще она сказала?

О. Да, сэр. Она спросила - даже умоляла - отыскать Кэрри Уайт.

В. Как вы на это отреагировали?

О. Сказал ей, чтобы отправляясь домой.

В. Спасибо, шериф Дойл.

У банковского отделения для обслуживания клиентов в автомашинах из темноты вынырнул, шатаясь, Вик Муни. На губах его играла улыбка - жуткая, безумная улыбка, плавающая в огненных отсветах, словно улыбка чеширского кота. Волосы, старательно уложенные перед началом церемонии, торчали теперь во все стороны и напоминали больше воронье гнездо. Спасаясь бегством из зала школы, он где-то упал (хотя не помнил, где), и на лбу у него засохли маленькие капельки крови. Один глаз заплыл и почти не открывался. Он врезался на ходу в машину шерифа Дойла и отскочил, как бильярдный шар, потом заметил в заднем отделении пьяного водителя, заснувшего на сиденье, ухмыльнулся и наконец посмотрел на Дойла - тот только только закончил разговор со Сью Снелл. Огонь пожарищ заливал улицы мечущимися всполохами света, и казалось, весь мир вокруг выпачкан засохшей кровью.

Когда Дойл обернулся, Вик Муни вцепился в него, как, бывает, какая-нибудь пьянь в свою партнершу во время танца - обеими руками, крепко - и с той же идиотской улыбкой на лице уставился ему в глаза.

- Вик... - начал было Дойл.

- Она пооткрывала все пожарные краны, - глупо ухмыляясь, сказал Вик. - Включили воду - получилось "пшшш", "пшшш", "пшшш"...

- Вик...

- И двери все вдруг захлопнулись... Это Кэрри пооткрывала краны... Ронда Симард просто на месте сгорела. О бо-о-о-о-о-же.

Дойл залепил ему две звонкие, крепкие пощечины. Крик оборвался, но безвольная, жуткая улыбка осталась -Словно эхо пережитого кошмара.

- В чем дело? - грубо спросил Дойл. - Что случилось школе?

- Кэрри, - пробормотал Вик. - Кэрри случилась. Она ... - Опустив взгляд, он умолк.

Дойл встряхнул его за плечи, отчего зубы у Вика застучали, словно кастаньеты.

- При чем тут Кэрри?

- Ее выбрали королевой бала, - промямлил Вик. - А потом ее и Томми облили кровью...

- Ничего не понимаю...

23:15. Со страшным раскатистым грохотом взлетела на воздух заправочная станция "Тонис Ситго" на Саммер-стрит. На улице стало светло как днем. Дойл и Вик невольно отшатнулись к машине, закрывая глаза руками. Над вязами парка у здания суда поднялось огромное маслянистое облако огня, залившее пруд и бейсбольную площадку алым цветом. Сквозь голодный рев пламени Дойл слышал, как падают обратно на землю обломки дерева, стекла и шлакоблочных стен заправочной станции. Затем раздался еще один взрыв. Ему просто не верилось

(мой город это происходит в моем городе), ()

Что все это происходит в Чемберлене - в Чемберлене, черт побери - в том самом городке, где он пил охлажденный чай на солнечной лужайке дома матери, где судил баскетбольные матчи, где, заканчивая в 23:00 дежурство, всегда проезжал напоследок по шоссе номер Шесть мимо "Кавальера". Его город горел.

Из здания полицейского участка выскочил Томм Квиллан и бросился по мостовой в их сторону - в своих грязных зеленых штанах от комбинезона и майке, в растоптанных сандалях не на ту ногу, с торчащими во все стороны волосами. Однако, увидев его, Дойл успел подумать, что никакая другая встреча в жизни его так не радовала. Том Квиллан был привычной частью Чемберлена, и вот он - жив!

- Боже правый, - выдохнул он. - Ты видел?

- Что тут произошло? - коротко спросил Дойл.

- Я сидел на рации, - ответил Том. - В Моттене и Вестоувере хотели знать, посылать ли им машины скорой помощи, и я сказал, чтоб присылали все, что есть. Даже катафалки. Я правильно сделал?

- Да, - Дойл взъерошил волосы обеими руками. - Ты видел Гарри Блока?

Гарри Блок был председателем комиссии по коммунальным службам, а это включало в себя и водоснабжение.

- Не-а. Но Дейган говорит, что вода есть на другом конце города, в старом квартале Реннет. Шланг уже тянут. Я собрал кое-кого из парней, и в полицейском участке сейчас устраивают лазарет. Хорошие парни, но тебе там весь пол заляпают кровью, Отис.

Отису Дойлу казалось, что это происходит во сне. Такого просто не могло случиться в Чемберлене. Просто не могло.

- Бог с ним, Томми. Ты правильно сделал. Теперь давай назад и обзванивай всех врачей в телефонной книге. А я пойду на Саммер-стрит.

- О'кей, Отис. Только если встретишь эту сумасшедшую деваху, будь осторожен.

- Какую еще деваху? - рявкнул Дойл, хотя обычно никогда не кричал.

Том Квиллан невольно дернулся.

- Кэрри. Кэрри Уайт.

- Что?.. Откуда ты про нее слышал? Квиллан растерянно заморгал.

- Не знаю... Просто вроде как... вроде как всплыло в голове.

Из сообщения центрального агентства Ассошиэйтед Пресс", 23:46.

ЧЕМБЕРЛЕН, ШТАТ МЭН (АП)

КРУПНАЯ КАТАСТРОФА ОБРУШИЛАСЬ СЕГОДНЯ НА ГОРОД ЧЕМБЕРЛЕН В ШТАТЕ МЭН. ПОЖАР, НАЧАВШИЙСЯ В ЮВИЫСКОЙ СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ ВО ВРЕМЯ ВЫПУСКНОГО БАЛА, РАСПРОСТРАНИЛСЯ НА ОКРАИННЫЕ РАЙОНЫ, А ЗАТЕМ ПОСЛЕДОВАЛО НЕСКОЛЬКО ВЗРЫВОВ, УНИЧТОЖИВШИХ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ СТРОЕНИЙ. ЖИЛЫЕ КВАРТАЛЫ К ЗАПАДУ ТОЖЕ ГОРЯТ, ОДНАКО НАИБОЛЬШУЮ ТРЕВОГУ ВЫЗЫВАЕТ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ШКОЛА, ГДЕ ПРОИСХОДИЛ ВЫПУСКНОЙ БАЛ. ВИДИМО, БОЛЬШОЕ ЧИСЛО УЧАСТНИКОВ НЕ СУМЕЛИ ПОКИ НУТЬ ГОРЯЩЕЕ ЗДАНИЕ. СОТРУДНИК АНДОУВЕРСКОЙ ПОЖАРНОЙ СЛУЖБЫ, ПРИЗВАННОЙ НА ПОМОЩЬ В ЧЕМБЕРЛЕН, СООБЩИЛ, ЧТО В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ ЧИСЛО ПОГИБШИХ СОСТАВЛЯЕТ УЖЕ ШЕСТЬДЕСЯТ СЕМЬ ЧЕЛОВЕК. В ОСНОВНОМ ЭТО УЧЕНИКИ ШКОЛЫ. НА ВОПРОС "КАКОВО МОЖЕТ БЫТЬ ОБЩЕЕ ЧИСЛО ПОГИБШИХ?" ОН ОТВЕТИЛ: "МЫ НЕ ЗНАЕМ. ГАДАТЬ НЕ СТАНУ, НО БОЮСЬ, ОЧЕНЬ ВЕЛИКО". ПО ПОСЛЕДНИМ ДАННЫМ, В ГОРОДЕ БУШУЕТ ТРИ ОГРОМНЫХ ПОЖАРА. СООБЩЕНИЯ О ВОЗМОЖНЫХ ПОДЖОГАХ ПОКА НЕ ПОДТВЕРДИЛИСЬ. КОНЕЦ.

23.46 27 МАЯ 8943Ф АП

*** Больше сообщений "Ассошиэйтед Пресс" из Чемберлена не поступало. В 00:06 был вскрыт бензопровод под Джексон-авеню. В 00:17 санитар машины скорой помощи, спешащей из Моттона на Саммер-стрит, швырнул в окно окурок.

Взрывом уничтожило сразу полквартала, включая и редакционное помещение газеты "Чемберлен Кларион". К 00:18 Чемберлен остался без связи со всей остальной страной, спавшей в счастливом неведении вокруг. В 00:10, за семь минут до взрыва, на телефонной станции произошла катастрофа меньших масштабов - все телефонные линии города оказались перегруженными одновременно. Трое девушек-дежурных оставались на своих рабочих местах, но сделать они ничего не могли. С застывшим на лицах выражением ужаса девушки продолжали работать, тщетно пытаясь соединить абонентов. И жители Чемберлена повалили на улицы.

Повалили, словно нашествие призраков с кладбища на пересечении Белсквиз-роуд и шоссе номер шесть - в белых ночных рубашках и халатах, развевающихся на ветру подобно саванам. Люди выскакивали из домов в пижамах и бигуди (миссис Доусон, мать уже погибшего Джорджа, очень славного, веселого парня, выбежала с косметической маской на лице - прямо как мим из бродячего цирка), чтобы увидеть, что происходит с их городом, в самом ли деле он горит и истекает кровью. Многие из них, как оказалось, вышли из домов, чтобы умереть.

Когда из дверей конгрегационалистской церкви на Карлин-стрит появилась Кэрри, улица была полна людей, сновавших в ярких всполохах света, как муравьи.

Она пробралась туда помолиться пятью минутами раньше - после того, как вскрыла бензопровод, что оказалось совсем не сложно: стоило только представить себе лежащую под землей толстую трубу. Но

10



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.