Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Как писать книги
Как писать книги

выполненной работы, которое почти что не хуже. Я снова шел вперед, и этого достаточно. Самый страшный момент - это как раз перед началом.

После этого может быть только лучше.

Глава 7

И для меня все действительно становилось лучше. Мне сделали еще две операции на ноге, случилась серьезная инфекция, и я продолжаю глотать около сотни таблеток в день, но внешний фиксатор уже сняли, и я продолжаю писать. Бывают дни, когда это мрачная и противная работа. В другие дни - их все больше и больше, чем лучше заживает нога и мозг привыкает к прежнему образу жизни - бывает наплыв счастья, чувства, которое испытываешь, когда находишь нужные слова и кладешь их на бумагу. Это как взлет в самолете: ты на земле, на земле.., и вдруг ты вверху, летишь на волшебной подушке ветра и ты король всего, что видишь. Я счастлив, потому что это работа, для которой я сделан. У меня все еще немного сил - я делаю за день меньше половины того, что мог раньше, но этого достаточно, чтобы я смог закончить эту книгу, и за это я благодарен. Писательство не спасло мою жизнь - это сделали искусство доктора Дэвида Брауна и любовная забота моей жены, - но оно делает то, что делало и раньше: оно делает мою жизнь ярче и приятнее.

Писательство - это не зарабатывание денег, не добыча славы, женщин или друзей. Это в конечном счете обогащение жизни тех, кто читает твою работу, и обогащение собственной жизни тоже. Оно чтобы подняться вверх, достать, достичь. Стать счастливым, вот что. Стать счастливым.

Часть этой книги - может быть, слишком большая - о том, как я научился это делать. Многое из этого - о том, как вы сможете делать это лучше. Все остальное - и, наверное, лучшее - разрешительный талон: ты можешь, ты должен, а если у тебя хватит храбрости начать - ты будешь. Писательство - это волшебство, как вода жизни, как любой творческий акт. Вода бесплатна, так что пей.

Пей и наполняйся.

И ЕЩЕ: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ()

ОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ, ЗАКРЫТАЯ ДВЕРЬ Выше, упоминая о своей краткой карьере спортивного репортера в лисбонской "Уикли энтерпрайз" (я даже был целым спортивным отделом, этакий Говард Козелл деревенского масштаба), я привел пример процесса редактирования в действии. Этот пример по необходимости был краток и относился не к беллетристике. Ниже - отрывок из беллетристического произведения. Он очень сырой, такой, который я позволяю себе делать за закрытой дверью, - рассказ не одет и стоит посреди комнаты в шортах и в носках. Я предлагаю внимательно на него посмотреть перед тем, как перейти к отредактированной версии.

СЛУЧАЙ В ОТЕЛЕ Майк Энслин еще не вышел из вращающейся двери, как заметил Остермайера, менеджера отеля "Дельфин", сидевшего на стуле в вестибюле. У Майка упало сердце. "Может, все-таки надо было привести с собой этого чертова адвоката", - подумал он. Ладно, теперь поздно. И даже если Остермайер решит поставить еще пару блокпостов между Майком и номером 1408, это будет не так уж плохо; это просто обогатит рассказ, когда он его в конце концов напишет.

Остермайер его увидел, встал и пошел через комнату, протягивая пухлую руку навстречу выходящему из вращающейся двери Майку. "Дельфин" располагался на Шестьдесят первой улице за углом от Пятой авеню, небольшой, "но приятный отель. Когда Майк протянул руку навстречу Остермайеру, перебросив для этого саквояж из правой в левую, мимо него прошли мужчина и женщина в вечернем платье. Женщина была блондинкой, одетой, конечно, в черное, и легкий цветочный запах ее духов казался резюме сущности Нью-Йорка. Где-то в баре приглушенно звучала "Ночь и день", подчеркивая это резюме.

- Добрый вечер, мистер Энслин.

- Здравствуйте, мистер Остермайер. Есть трудности?

Остермайер был встревожен. Он быстро оглядел маленький опрятный вестибюль, будто ища помощи. У стойки консьержа какой-то человек спорил со своей женой о театральных билетах, а сам консьерж глядел на них с легкой терпеливой улыбкой. Возле стола регистратора человек с помятым видом, который бывает только от долгого сидения в бизнес-классе, обсуждал свою бронь с женщиной в отличном черном костюме, который мог бы служить и вечерней одеждой. Обычная обстановка отеля "Дельфин". Помощь есть для всех, кроме бедного мистера Остермайера, попавшего в когти писателя.

- Мистер Остермайер? - повторил Майк, слегка сочувствуя коротышке.

- Нет, - ответил наконец Остермайер. - Трудностей нет. Но, мистер Энслин.., мы могли бы с вами минутку поговорить в моем офисе?

"Ага, - подумал Майк. - Он хочет попробовать еще раз".

В других обстоятельствах он мог бы быть нетерпеливым. Сейчас он таким не был. Это могло бы быть полезным для куска о номере 1408, предложить должный зловещий тон, которого жаждут читатели его книг, - это будет Последнее Предупреждение, но это еще не все. До сих пор Майк Энслин не был уверен, несмотря на все предчувствия и подсознания, теперь - он был уверен. Остермайер не играл роль. Остермайер действительно боялся номера 1408 и того, что может там случиться с Майком сегодня ночью.

- Разумеется, мистер Остермайер. Саквояж мне оставить у Портье или взять с собой?

- Конечно, возьмем с собой! - Остермайер, как хороший хозяин, потянулся за саквояжем. Да, у него еще есть надежда убедить Майка не ночевать в этом номере. Иначе бы он направил Майка к портье.., или отвел бы его сам. - Позвольте мне...

- Ничего, не беспокойтесь, - ответил Майк. - Там только смена одежды и зубная щетка.

- Вы уверены? ()

- Да, - сказал Майк, выдержав его взгляд. - Боюсь, что да.

Минуту Майку казалось, что Остермайер готов сдаться. Он вздохнул - маленький кругленький человечек в темной визитке с аккуратно завязанным галстуком, - потом снова расправил плечи.

- Отлично, мистер Энслин. Пойдемте со мной.

*** В вестибюле менеджер отеля казался робким, приниженным, чуть ли не побитым. В офисе с дубовыми панелями, с картинами на стенах, изображающими отель ("Дельфин" открылся в октябре 1910 года - напечатать рассказ можно было и не читая обзоров в журналах, но Майк изучил этот вопрос), Остермайер снова набрал уверенности в себе. На полу лежал персидский ковер. Мягким желтым светом светили два торшера. На столе, рядом с сигарным ящиком, стояла зеленая настольная лампа, бросающая тень в форме геральдического ромба. И рядом с тем же сигарным ящиком лежали три последние книги Майка Энслина. В бумажной обложке, конечно, - в твердом переплете они не выходили. Но Майк делал успешную карьеру. "Хозяин отеля тоже предпринял кое-какие изыскания", - подумал он.

Майк сел в одно из стоящих перед столом кресел. Он думал, что Остермайер сядет за стол, набирая таким образом авторитет, но Остермайер его удивил. Он сел в соседнее кресло - как понял Майк, с той стороны, куда полагалось садиться служащим, положил ногу на ногу и нагнулся к сигарному ящику поверх собственного животика.

- Сигару, мистер Энслин? Не кубинская, но вполне хорошая.

- Спасибо, не курю.

Взгляд Остермайера скользнул к сигарете за правым ухом у Майка - небрежно заткнутой, как мог бы заткнуть ее развязный нью-йоркский репортер старых времен, под широкополую шляпу с табличкой ПРЕССА на ленте. Майк давно привык к этой сигарете и сначала даже не сообразил, на что это смотрит Остермайер. Потом понял, рассмеялся, вынул сигарету из-за уха, посмотрел на нее, потом на Остермайера.

- Уже девять лет не сделал ни одной затяжки, - пояснил он. - У меня был старший брат, он умер от рака легкого. Я вскоре после этого бросил. А сигарета за ухом... - Он пожал плечами. - Наполовину показное, наполовину предрассудок. Вроде как люди у себя на столе кладут сигарету под стекло с надписью В ЭКСТРЕННОМ СЛУЧАЕ РАЗБИТЬ СТЕКЛО. Иногда я говорю, что закурю в случае ядерной войны Кстати, в номере 1408 курят, мистер Остермайер? Вопрос на случай ядерной войны.

- Да, это номер для курящих.

- Отлично! - с энтузиазмом произнес Майк. - Одной заботой меньше на ночной вахте.

Мистер Остермайер снова вздохнул - ему это все не казалось забавным, - но в этом вздохе уже не было той неутешности, как когда он вздохнул в вестибюле. Да, но это в комнате, сообразил Майк. В комнате Остермайера. Даже сегодня днем, когда Майк пришел в обществе Робертсона, адвоката, смятение Остермайера спало, когда они вошли в кабинет. Тогда Майк решил, будто дело наполовину в том, что на них уже не устремлены взгляды проходящей публики, а наполовину в том, что Остермайер сдался. Теперь он понимал лучше. Дело в комнате. А почему бы и нет? Комната с хорошими картинами на стенах, отличным ковром на полу и ящиком хороших сигар - хотя и не кубинских. С октября 1910 года не один менеджер переделал здесь кучу дел; в своем роде эта комната была не меньше Нью-Йорком, чем прошедшая блондинка в черном с открытыми плечами платье, с запахом духов и неясным обещанием изящного секса ранним утром - нью-йоркского секса. Сам Майк был родом из Омахи, хотя уже много лет там не был.

- Вы по-прежнему думаете, что мне не отговорить вас от вашей идеи? - спросил Остермайер.

- Я не думаю, я знаю, - ответил Майк, снова закладывая сигарету за ухо.

*** Следующий текст - это отредактированный вариант того же начального отрывка - рассказ, уже одетый, причесанный, может, даже чуть сбрызнутый одеколоном Внеся в свои текст эти изменения, я уже готов открыть дверь и встретиться с миром лицом к лицу.

Смысл большей части изменений самоочевиден; если перелистать обе версии вперед-назад, я уверен, он вам будет ясен, и еще я надеюсь, что вы поймете, насколько сырым оказывается первый черновик даже так называемого профессионального писателя, если к нему присмотреться.

Почти все изменения - это вычеркивания, чтобы рассказ шел быстрее. Я вычеркиваю, держа в уме правило Странка "Лишние слова опустить" и формулу, о которой говорил выше: "Второй вариант = первый вариант - 10%".

Несколько изменений я пронумеровал, чтобы дать краткое объяснение.

*** 1. Очевидно. "Случаи в отеле" не сравнится с таким заглавием, как "Бульдозер-киллер!" или "Норма Джин, королева термитов". Я сунул его в первый вариант, зная, что потом появится лучшее. (Если лучшее заглавие не придумывается, обычно его предлагает редактор, и результат, как правило, ужасен.) Заглавие "1408" мне нравится, потому что это рассказ "про тринадцатый этаж", и все числа прибавляются к тринадцати.

2. Остермайер - фамилия длинная и скачущая. Заменив ее на Олин глобальной заменой, я одним махом укоротил рассказ на пятнадцать строк. И еще: заканчивая "1408", я сообразил, что он может войти в аудиокнигу, а начитывать его собирался я сам. Сидеть и целый день повторять "Осюрмайер, Остермайер, Остермайер" мне не хотелось, и потому я эту фамилию заменил.

3. Здесь я слишком много думаю за читателя. Поскольку читатель вполне способен думать сам за себя, я сократил эти пояснения с пяти строк до двух.

4. Слишком много сценических ремарок, слишком подробно жуется очевидное, слишком неуклюжее включение предыстории. Вычеркиваю.

5. Ага, счастливая гавайка. В первом варианте она тоже есть, но только на тридцатой странице. Для важного реквизита слишком поздно, так что переставим ее сюда. Старое театральное правило: "Если в первом акте на сцене висит ружье, в третьем акте оно должно выстрелить". Верно и обратное: если счастливая гавайка главного героя играет роль в конце рассказа, ее нужно представить раньше. А иначе она выглядит как deus ex machina (и не только выглядит, но и является).

6. В первом варианте написано: "Майк сел в одно из стоящих перед столом кресел". А куда ему еще было сесть - на пол, что ли? Я так не думаю, и потому - выбросить. И кубинские сигары тоже ни к селу ни к городу. Это не только банальность, это то, что говорят плохие парни в плохих фильмах: "Возьмите сигару, кубинская!" Ко всем чертям! ( )

7. Идеи и основная информация в первом и втором варианте одни и те же, но во втором варианте срезается все лишнее до самых костей сути. А видите это мерзкое наречие "вскоре"? Как я его раздавил? Безжалостно!

8. А вот это я не вычеркнул.., и даже не наречие, а самый настоящий свифтик: "Отлично!" - с энтузиазмом произнес Майк. Но я решил в этом случае не вычеркивать - здесь то самое исключение, которое подтверждает правило. "С энтузиазмом" оставлено в живых, поскольку я хочу дать читателю понять, что Майк слегка издевается над беднягой Олином. Слегка, но издевается.

9. А этот текст не только жует очевидное, но еще и повторяется. В корзину. Однако соображение о том, что в своем личном помещении человеку комфортнее, служит для объяснения характера Олина, и потому я его добавил.

*** Вертел я в уме мысль включить в эту книгу весь законченный текст "1408", но это противоречило моему намерению быть кратким хоть раз в жизни. Если хотите прослушать вещь целиком, можете купить аудиосборник из трех рассказов - он называется "Кровь и дым". Образец можно взять на веб-сайте издательства "Саймон и Шустер" по адресу: http://www.SimonSays.com. Только заметьте, что для целей этой книги не обязательно дочитывать рассказ. Речь идет об обслуживании двигателя, а не о развлекательной поездке.

И ЕЩЕ: ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СПИСОК КНИГ Когда я рассказываю о работе писателя, то обычно предлагаю своей аудитории сокращенную версию разделов "Как писать книги", составляющих ее вторую половину. Разумеется, сюда включается Главное Правило: "Много писать и много читать". Среди задаваемых после этого вопросов неизменно звучит такой: "А что читаете вы?"

На этот вопрос я никогда не мог дать удовлетворительного ответа, поскольку у меня от него происходит что-то вроде перегрузки электроники мозгов. Простой ответ - "Все, до чего руки доходят" - верен, но не слишком полезен. Прилагаемый список дает на этот вопрос более конкретный ответ. В нем собраны лучшие книги, прочитанные мной за последние три-четыре года, когда я написал "Девочка, которая любила Тома Гордона", "Сердца в Атлантиде", "Как писать книги" и пока что неопубликованный роман "Из "бьюика-8". Я подозреваю, что каждая книга из этого списка так или иначе повлияла на то, что я писал.

Читая список, не забывайте, что я не Опра и это у меня не клуб книголюбов. Это книги, которые мне помогли, вот и все. Но читать их не вредно, и многие из них могут показать вам какие-то новые пути в вашей работе. И даже если нет, читать их скорее всего будет не скучно. Мне не было.

Абрахаме Питер, "Огни погасли"

Абрахаме Питер, "Падение давления"

Абрахаме Питер, "Революция № 9"

Абрахаме Питер, "Совершенное преступление"

Бакли Кристофер, "Здесь курят"

Баркер Пэт, "Глаз в двери"

Баркер Пэт, "Дорога призраков"

Баркер Пэт, "Регенерация"

Блонтер Питер, "Нарушитель"

Бойл Т. Корагессан, "Лепешечный занавес"

Боуэлс Пол, "Навес неба"

Бош Ричард, "В ночной сезон"

Брайсон Билл, "Прогулка в лесу"

Бэйкис Кирстен, "Жизнь собак-чудовищ"

Во Ивлин, "Возвращение в Брайдсхед"

Воннегут Курт, "Фокус-покус"

Гарланд Алекс, "Пляж"

Харрис Томас, "Ганнибал"

Герритсен Тесе, "Сила тяжести"

Голдинг Уильям, "Повелитель мух"

Грей Мьюриел, "Печь"

Грин Грэм, "Наш человек в Гаване"

Грин Грэм, "Наемный убийца"

Де Лилло Дон, "Подполье"

Демилль Нельсон, "Золотой берег"

Демилль Нельсон, "Собор"

Джадд Алан, "Собственноручная работа дьявола"

Джойс Грэм, "Фея-крестная"

Джордж Элизабет, "Заблуждения его разума"

Диккенс Чарльз, "Оливер Твист"

Добинс Стивен, "Обычная резня"

Добинс Стивен, "Церковь мертвых девушек"

Доил Родди, "Женщина, которая входила в двери"

Игнациус Дэвид, "Пылающее оскорбление"

Ирвинг Джон, "Вдова на год"

Кан Роджер, "Достаточно хорошо для мечты"

Карвер Раймонд, "Откуда я звоню"

Карр Мэри, "Клуб лжецов"

Квиндлен Анна, "Одна правдивая вещь"

Кетчем Джек, "Право на жизнь"

Кинг Табита, "Выживший"

Кинг Табита, "Небо в воде" (неопубликованное)

Кингсолвер Барбара, "Библия ядовитого дерева"

Кеннеди Майкл, "Поэт"

Конрад Джозеф, "Сердце тьмы"

Константайн К.К., "Семейные ценности"

Кракауэр Джон, "В разреженный воздух"

Лейковиц Бернард, "Наши ребята"

Ли Харпер, "Убить пересмешника"

Литл Бентли, "Незаметные"

Макдевит Джек, "Звездный портал"

Мак-Дермот Элис, "Очаровашка Билли"

Мак-Карти Кормак, "Города равнины"

Мак-Карта Кормак, "Перекресток"

Мак-Карти Ларри и Диана Оссанна, "Зик и Нед"

Мак-Карти Ларри, "Проход мертвеца"

Мак-Курт Фрэнк, "Пепел Анджелы"

Маклин Норман, "Там протекает река" и другие рассказы"

Макюэн Иэн, "Стойкая любовь"

Макюэн Иэн, "Цементный сад"

Миллер Уолтер М., "Гимн Лейбовицу"

Моэм У. Соммерсет, "Луна и грош"

О'Брайен Тим, "В лесном озере"

Ондатжи Майкл, "Английский пациент"

О'Нэн Стюарт, "Королева скорости"

Оутс Джойс Кэрол, "Зомби"

Паттерсон Ричард Норт, "Нет безопасного места"

Прайс Ричард, "Страна свободы"

Праулкс Энни, "Близкая дистанция: Вайомингские рассказы"

Праулкс Энни, "Новости доставки"

Роулинг Дж. К., "Гарри Поттер и философский камень"

Роулинг Дж. К., "Гарри Поттер и комната тайн"

Роулинг Дж. К., "Гарри Поттер и пленник Азакабана"

Ренделл Рут, "Взгляд для больного глаза"

Робинсон Фрэнк, "Ожидание"

Руссо Ричард, "Мохаук"

Сет Викрэм, "Подходящий парень"

Слоткин Ричард, "Кратер"

Смит Динития, "Иллюзионист"

Спенсер Скотт, "Люди в черном"

Стеньер Уоллес, "Джо Хилл"

Тайлер Энн, "Планета заплат"

Тарт Донна, "Тайная история"

Уэстлейк Дональд, "Секира"

Фолкнер Уильям, "Когда она умирала"

Халберстем Дэвид, "Пятидесятые"

Хантер Стивен, "Грязные белые ребята"

Харуф Кент, "Простая мелодия"

Хог Питер, "Чувство снега Симиллы"

Хорлтон Виндзор, "Широта ноль"

Хэмил Пит, "Почему важен Синатра"

Чейбон Майкл, "Вервольфы в юности"

Шварц Джон Бернхем, "Дорога в резервации"

Шоу Ирвин, "Молодые львы"

Эйджи Джеймс, "Смерть в семье"

Элкин Стэнли, "Шоу Дика Гибсона"

13



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.