Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Четыре сезона
Четыре сезона

Четыре сезона6 - Что я заварил? - осторожно спросил старик, внезапно догадываясь, в чем дело. Однако он не подал виду, даже когда Тодд с размаху обрушил на стол учебники. Какая-то книжка, скользнув по клеенке, шлепнулась на пол.

- Да, вы! - пронзительно крикнул Тодд. - А то кто же? Вы заварили эту кашу! Вы! - Щеки у него пошли пятнами. - И расхлебывать это придется вам, или я вам устрою! Вы у меня тогда попляшете!

- Я готов тебе помочь, - спокойно промолвил Дюссандер. Он вдруг заметил, что скрестил руки на груди, в точности как когда-то, его лицо выражало озабоченность и дружеское участие. Ничего больше. - А что, собственно, случилось?

- Вот что! - Тодд швырнул в него распечатанный конверт - не такой уж легковесный прямоугольник плотной бумаги кольнул его в грудь и упал на колени. Первым побуждением Дюссандера было встать и залепить мальчишке пощечину, он даже сам поразился силе вспыхнувшего в нем гнева. В лице он, однако, не изменился... То был, наверно, школьный аттестат, не делавший, надо думать, школе большой чести. Нет, это был не аттестат, а не вполне обычный табель с оценками, озаглавленный "Прогресс в учебной четверти". Дюссандер хмыкнул. Из развернутого листка выпала бумажка с печатным текстом. Дюссандер временно отложил ее и пробежал глазами оценки.

- По-моему, ты увяз по самую макушку, - произнес он не без скрытого злорадства. Лишь две оценки в табеле - по английскому языку и по истории США - были удовлетворительные. Все остальные - двойки.

- Это не я, - сквозь зубы процедил Тодд. - Это вы! Вы и ваши россказни! Они мне уже снятся. И учебник открываю, а в голове - они, только оглянулся - пора спать. Так кто виноват? Я, что ли? Я, да? Вы, может, оглохли? ()

- Я тебя хорошо слышу, - ответил Дюссандер и начал читать бумажку, выпавшую из табеля.

"Уважаемые мистер и миссис Боуден!

Настоящим уведомляю вас, что вы приглашаетесь для обсуждения успеваемости вашего сына во второй и третьей четверти. Поскольку еще недавно Тодд учился хорошо, его нынешние отметки наводят на мысль, что существует причина, отрицательно влияющая на его успеваемость. Откровенный разговор мог бы устранить эту причину.

Следует сказать, что, хотя Тодд закончил полугодие удовлетворительно, его отметки за год по ряду предметов могут оказаться ниже существующих требований. В этом случае придется подумать о летней школе, чтобы не потерять год и тем самым не осложнить еще больше создавшуюся ситуацию. Следует также заметить, что Тодд находится в числе учеников, рекомендованных для получения среднего образования, однако его нынешняя успеваемость никак не отвечает требованиям колледжа. Она также не отвечает показателям, определяемым ежегодным тестированием.

Готов предварительно согласовать удобный день и час для нашей встречи. Ситуация такова, что чем раньше это произойдет, тем лучше. С уважением Эдвард Фрэнч".

До чего профессионально эти американцы умеют пудрить мозги, подумал Дюссандер. Такое трогательное послание вместо одной фразы: ваш сын может вылететь из школы) Он вложил бумажку вместе с табелем в конверт и снова скрестил руки на груди. Никогда еще предчувствие катастрофы не говорило в нем так остро, и, несмотря на это, он отказывался признать, что это конец. Год назад, когда Тодд ворвался в его жизнь, он мог бы, наверное, признать это, год назад он был готов к катастрофе. Сейчас он не был к ней готов, и тем не менее проклятый мальчишка, судя по всему, устроит ему катастрофу.

- Кто этот Эдвард Фрэнч? Ваш директор?

- Кто, Калоша Эд? Какой он директор - классный наставник.

Своим прозвищем Эдвард Фрэнч был обязан привычке надевать в слякоть калоши. Еще он взял себе за правило появляться в школе исключительно в кедах, а их в его распоряжении было пять пар, от небесно-голубых до ядовито-желтых. Подобный демократизм, по его разумению, должен был расположить в его пользу добрую сотню учеников двенадцати-четырнадцати лет, которых он в поте лица своего наставлял на путь истинный.

- Школьный наставник? Это чем же он занимается?

- А то вы не поняли. - Тодд готов был сорваться в любую секунду. - Писульку-то его прочли! - Кружа по кухне, он метал в Дюссандера уничтожающие взгляды. - Так вот, я не допущу этой лажи. Не допущу, слышите! Ни в какую летнюю школу я не пойду. Летом родители улетают на Гавайи, и они берут меня с собой. - Он вдруг показал пальцем на конверт, лежавший на столе. - Знаете, что будет, если отец увидит его?

Дюссандер покачал головой.

- Он из меня все вытрясет. Все! Он поймет, что это все - вы! Больше не на кого подумать. Он меня так обработает, что я все выложу за милую душу. И тогда... тогда... я в дерьме. - Он уставился на Дюссандера ненавидящим взором. - Они начнут следить за мной. Или, еще хуже, потащат к врачу. А что, запросто! Но я не собираюсь сидеть в дерьме! И фиг я им пойду в эту долбаную летнюю школу!

- Если не в колонию, - сказал Дюссандер. Он сказал это вполголоса.

Тодд остановился как вкопанный. Лицо окаменело. И без того бледный, он стал просто белый. Казалось, он потерял дар речи.

- Что?.. Что вы сказали?

- Мой мальчик, - Дюссандер, похоже, сумел вооружиться терпением, - вот уже пять минут ты здесь рвешь и мечешь, а из-за чего? Из-за того, что ТЫ попал в БЕДУ. Тебя могут вывести на чистую воду. ТЕБЕ грозят неприятности. - Видя, с каким вниманием - наконец-то - его слушают, Дюссандер, собираясь с мыслями, сделал несколько глотков. - Это крайне опасный подход, мой мальчик. И для тебя, и для меня. Ты бы подумал, чем это грозит МНЕ. Сколько переживаний из-за какого-то табеля. Целая трагедия. Вот что такое твой табель. - Одним движением желтоватого пальца он сбросил конверт на пол. - А для меня это вопрос жизни.

Тодд молчал. Уставился на Дюссандера своими побелевшими полубезумными зрачками и молчал.

- Израильтян не смутит тот факт, что мне семьдесят шесть лет. У них, как ты знаешь, смертная казнь пока не вышла из моды, особенно охотно о ней вспоминают, когда речь заходит о бывшем нацисте в концлагере.

- Вы американский подданный, - возразил Тодд. - Америка вас не выдаст. Я сам читал, что если...

- Читал! Ты бы лучше внимательно слушал. Я не являюсь американским подданным. Мои документы оформляла "Коза Ностра". Я буду депортирован, и где бы ни приземлился самолет, у трапа меня будут поджидать агенты "Моссада".

- Вот и пусть они вас повесят, - пробормотал Тодд, сжимая кулаки. - Кретин, зачем я только с вами связался!

- Справедливо, - усмехнулся Дюссандер. - Но ты связался, и от этого никуда не уйти. Надо исходить из настоящего, мой мальчик, а не из всяких там "если бы да кабы". Пойми, мы повязаны одной веревочкой. Если ты вздумаешь, как говорится, заложить меня, можешь не сомневаться, я заложу тебя. Патан - это семьсот тысяч погибших. В глазах мирового сообщества я преступник, чудовище... мясник, по выражению ваших борзописцев. А ты, дружок, мой пособник. Ты знал, кто я и по каким документам здесь живу, и не донес на меня властям. Так что, если меня схватят, весь мир узнает о тебе. Когда репортеры начнут тыкать мне в лицо микрофоны, я буду снова и снова повторять твое имя: "Тодд Боуден... да, вы правильно записали... Давно ли? Почти год. Он выпытывал у меня все подробности... лишь бы была чернуха... Да, это его выражение: "Была бы чернуха"..."

Тодд, казалось, перестал дышать. Кожа сделалась прозрачной. Дюссандер улыбнулся. Отхлебнул виски.

- Скорее всего тебя ждет тюрьма. Возможно, это будет называться иначе - исправительное учреждение или центр по коррекции самосознания... в общем, что-нибудь обтекаемое, вроде твоего "Прогресса в учебной четверти"... - при этих словах рот у него скривился в усмешке, - но как бы это место ни называлось, окна там будут в клеточку.

Тодд облизнул губы.

- Я скажу, что вы все врете. Что я только что узнал. Они поверят мне, а не вам. Можете не сомневаться.

Его возражения встречала все та же ироническая усмешка.

- Кто-то, кажется, сказал, что отец из него все вытрясет.

Тодд заговорил, медленно подбирая слова, как бывает, когда мысли формулируются на ходу.

- Может, не вытрясет. Может, я сразу и не расколюсь. Это же не окно разбить.

Дюссандер внутренне содрогнулся. То-то и оно: с учетом того, что поставлено на карту, мальчишка-то, пожалуй, сумеет переубедить отца. Да и какой отец перед лицом такого кошмара не даст себя переубедить?

- Ну, допустим. А книги, которые ты читал несчастному слепому мистеру Денкеру? Глаза у меня, конечно, уже не те, но в очках я пока разбираю печатный текст. И легко докажу это.

- Я скажу, что вы меня обманули!

- Да? Зачем, если не секрет?

- Чтобы... чтобы подружиться. У вас никого нет...

Да, подумал Дюссандер, это весьма похоже на правду. Скажи он об этом в самом начале, глядишь, тем бы дело и кончилось. Но сейчас он рассыпается на глазах. Сейчас он расползается по швам, как ношенное-переношенное пальто. Если кто-то выстрелит на улице из игрушечного пистолета, этот смельчак заверещит, как девчонка.

- Ты забыл про табель, - сказал Дюссандер. - Кто поверит, что "Робинзон Крузо" так сильно повлиял на твою успеваемость?

- Заткнитесь, слышите! Заткнитесь!

- Нет, мой мальчик, - сказал Дюссандер, - не заткнусь. - Он чиркнул спичкой о дверцу газовой духовки. - Не заткнусь, пока ты не поймешь простой вещи. Мы с тобой в одной связке - что вверх идти, что вниз. - Сквозь рассеивающийся сигаретный дым перед Тоддом раскачивалось нечто высохшее, морщинистое, жуткое, похожее на капюшон змеи. - Я потяну тебя за собой. Я тебе это обещаю. Если хоть что-то выплывет наружу - выплывет все. Все. Надеюсь, ты меня понял, мой мальчик?

Тодд молчал, поглядывая на него исподлобья.

- А теперь, - начал Дюссандер с видом человека, покончившего с неприятными формальностями, - теперь вопрос: как нам поступить в этой ситуации? Есть предложения?

- С табелем проблем не будет. - Тодд вынул из кармана куртки новый флакон с жидкостью для выведения чернил. - А как быть с чертовой писулькой, не знаю.

Дюссандер с одобрением посмотрел на флакон. Самому ему в свое время пришлось подделать не один счет, когда в разнарядках по ликвидации неполноценных рас замелькали цифры из области фантастики... чтобы не сказать, суперфантастики. Ну а если ближе к нынешней ситуации, то была история с описями почтовых вложений... длинные перечни военных трофеев. Раз в неделю он проверял ценные посылки для отправки в Берлин - их тогда увозили в специальных вагонах, напоминавших огромные сейфы на колесах. Сбоку на посылке приклеивался конверт, в конверт вкладывалась опись. Столько-то колец, ожерелий, колье, столько-то граммов золота. Дюссандер тоже собирал посылочку - ничего по-настоящему драгоценного, но и не совсем уж пустячки. Яшма. Турмалины. Опалы. Почти безукоризненный жемчуг. Алмазы. Ну а если в чьей-то описи его внимание привлекала особенно любопытная вещица, он подменял ее в посылке на свою и, сведя соответствующую надпись, вписывал новую. В этом искусстве он достиг известного мастерства... после войны, кстати, оно ему не раз пригодилось.

- Толково, - похвалил он Тодда. - Ну а записка эта...

Дюссандер привел в движение кресло-качалку, незабывая прикладываться к виски. Тодд, не говоря ни слова, поднял с пола конверт, сел к столу и, разложив табель, принялся за работу. Внешнее спокойствие Дюссандера передалось ему, и от трудился молча, сосредоточенно - образцовый американский подросток, всерьез делающий свое дело, будь то сеянье пшеницы, введение мяча в игру во время бейсбольного матча или подделка отметок в табеле.

Дюссандеру сзади хорошо видна была его шея, тронутая легким загаром. Старик переводил взгляд с этой узкой полоски на верхний ящичек кухонного стола, где лежали большие ножи. Один резкий удар - уж он-то бы не промахнулся, - и перебит позвоночник. Попробуй после этого поговори. Дюссандер горько улыбнулся. Исчезновение мальчишки повлечет за собой вопросы. Слишком много вопросов. И на некоторые придется отвечать ему, Дюссандеру. Даже если компрометирующее письмо - миф, он не может позволить себе роскошь свидания с государством.

Жаль, конечно.

- Скажи, этот Фрэнч, - Дюссандер постучал ногтем по конверту, - он сталкивался где-нибудь с твоими родителями?

- Кто? Калоша Эд? - презрительно переспросил Тодд. - Да кто его позовет туда, где бывают мои родители!

- А в школе? Он их раньше не вызывал?

- Вот еще. Раньше я был среди первых. Это сейчас...

- Тогда что он о них может знать? - Дюссандер в задумчивости рассматривал почти пустую кружку. - О тебе-то он знает предостаточно. Весь твой послужной список к его услугам. Начиная от детских баталий. А вот какой, интересно, он располагает информацией о твоих предках?

Тодд отложил ручку.

- Ну, он знает их имена - раз. Сколько им лет. Знает, что мы методисты. Вообще, про это в анкете писать необязательно, но мои всегда пишут. Мы и в церковь-то почти не ходим, но он так и так в курсе. И где отец работает - тоже... в анкете есть графа. Каждый год анкету надо заново заполнять. А больше там ничего и нет.

- Если бы твои родители плохо ладили, как думаешь, он бы знал об этом?

- То есть как это плохо ладили?

Дюссандер выплеснул в кружку остаток виски.

- Ругань. Ссоры. Отец спит на диване. Мать попивает. - Он оживился. - Назревает развод.

Тодд вскинулся:

- У нас ничего такого нет! Даже близко!

- Разумеется. Ну а если бы было? Если бы у вас в доме стояла пыль столбом?

Тодд, насупясь, ждал продолжения.

- Ты бы наверняка переживал за родителей, - развивал свою мысль Дюссандер. - Еще как переживал. Потерял бы аппетит, сон. Об учебе и говорить не приходится. Так ведь? Нелады в семье отражаются, увы, на детях.

В глазах Тодда забрезжило понимание... и что-то вроде молчаливой благодарности. Дюссандер это оценил.

- Что может быть печальнее, чем когда рушится семья, - патетически произнес он, снова наполняя кружку. Он был уже хорош. - Сколько таких драм, сам знаешь, нам показали по телевизору. Язвят, огрызаются, лгут. А сами страдают. Да, мой мальчик. Ты даже не представляешь, в каком аду живут твои папа и мама. Им даже некогда поинтересоваться, что там за неприятности у их единственного сына. Да и что они значат в сравнении с их неприятностями? Вот улягутся страсти, заживут рубцы - тогда и займутся сыном. Ну а пока с этим Фрэнчем пускай объяснится дедушка.

В продолжении монолога огонек в глазах Тодда разгорался все ярче.

- А что, - бормотал он, - может сработать, да, может, может срабо... - и вдруг оборвал себя на полуслове, и глаза вновь потухли. - Не сработает. Мы же ни капельки не похожи. Калошу не проведешь.

- Himmel! Gott im Himmell - Дюссандер рывком вылез из кресла и прошествовал (не совсем твердо) к кладовке, откуда достал непочатую бутылку старого виски. Открутив колпачок, он широким движением плеснул в кружку. - Я думал, ты смышленый мальчик, а ты, оказывается, настоящий Dummkopf . Давно ли внуки стали похожи на своих дедов? У меня волосы какие? Седые. А у тебя какие?..

Он подошел к мальчику и с неожиданной резвостью схватит его за вихры. - Ладно вам! - огрызнулся Тодд, больше для виду.

- А вот глаза у нас обоих - голубые, - продолжал Дюссандер, опускаясь в кресло-качалку. - Ты мне расскажешь свою семейную хронику. Тетушки, дядюшки. С кем работает твой отец. Чем увлекается мать. Я запомню. Всю информацию. Через два дня я благополучно все забуду... память стала совсем дырявая... но на два дня меня хватит. - Он мрачно усмехнулся. - Людей Визенталя столько лет водил за нос, самому Гиммлеру очки втирал... уж как-нибудь одного наставника в начальных классах сумею обмануть. А не сумею - значит, зажился я на этом свете.

- Очень может быть, - раздумчиво сказал Тодд, и по его глазам старик понял, что он уже с ним внутренне согласен. Глаза Дюссандера радостно заблестели.

- Еще как будет!

И, видимо, представив себе, как это будет, он начал хохотать, раскачиваясь в кресле. Тодд несколько оторопел и даже испугался в первую секунду, а затем тоже прыснул. Так они на пару и хохотали - Дюссандер в своем кресле-качалке возле открытого окна, через которое в кухню врывался теплый калифорнийский ветер, и Тодд, поднявший стул на дыбы, так что спинка уперлась в эмалированную дверцу духовки, всю в угольно-черных штрихах, ни дать ни взять абстракция вдохновенного курильщика.

Когда дедушка Тодда Боудена переступил порог кабинета и закрыл за собой дверь из зернистого стекла. Калоша Эд предупредительно поднялся, однако не вышел из-за стола. Он помнил про свои кеды. Старички, они частенько не понимают, что это, может быть, психологический прием, рассчитанный на трудных подростков... старички встречают тебя по одежке, а до остального им и дела нет.

Орел, орел, подумал Фрэнч, разглядывая гостя. Седые волосы зачесаны назад. Костюм-тройка как из магазина. Сизоватого цвета галстук завязан безукоризненно. Черный зонт в левой руке (с воскресенья зарядил мелкий дождик) смотрится эдаким офицерским стеком. Пару лет назад Калоша Эд с женой, большие поклонники Дороти Сэйерс, решили перечитать все, что вышло из-под ее пера. И вот сейчас он подумал: перед ним стоит живой лорд Питер Уимсей, словно сошедший со страниц высокочтимой писательницы. Да, семидесятипятилетний лорд Уимсей. Не забыть рассказать жене.

- Мистер Боуден, - почтительно сказал он и протянул руку.

- Очень рад, - сказал Боуден, в свою очередь протягивая руку.

Эдвард Фрэнч не стал сжимать ее изо всех сил, как он поступал, имея дело с отцами своих учеников. По тому, с какой опаской старик протянул руку, было очевидно, что у него артрит.

- Очень рад, мистер Фрэнч, - повторил Боуден и сел напротив, не забыв поддернуть на коленях идеально выглаженные брюки. Поставив зонт между колен, он оперся на него подбородком и сразу стал похож на очень старую и исключительно деликатную хищную птицу, пролетом приземлившуюся в кабинете школьного наставника. У него легкий акцент, подумал Фрэнч, но без характерной для английской аристократии и, в частности, для лорда Уимсея энергичной артикуляции, скорее континентальный, более плавный. Как, однако, Тодд похож на деда. Тот же нос. И глаза.

- Приятно, что вы смогли прийти, - сказал Фрэнч, садясь - хотя в подобных случаях я рассчитываю, что мать или отец.

Заготовленный дебютный ход. За десять лет работы классным наставником Эдвард Фрэнч хорошо усвоил: если в школу приходит дедушка или кто-то из дальних родственников, значит, не все благополучно дома, и здесь почти наверняка кроется корень зла. В каком-то смысле Калоша Эд был даже рад подобному обороту. Неприятности в семье - само собой, не подарок, но, скажем, НАРКОТИКИ для мальчика с такими отличными мозгами, как у Тодда, - это было бы в сто раз хуже.

- Да, конечно... - Боудену удалось изобразить на лице одновременно скорбь и возмущение. - Мой сын и его жена... словом, я согласился пойти на этот разговор. Грустный разговор, мистер Фрэнч. Поверьте мне, Тодд - хороший мальчик. А оценки... это временное явление.

- Хотелось бы надеяться. Вы курите, мистер Боуден? В стенах школы это не одобряется, но мы сделаем так, что никто не узнает.

- Благодарю.

Мистер Боуден достал из внутреннего кармана мятую пачку "Кэмела", сунул в рот одну из двух оставшихся сигарет, оторвал от картонки спичку, чиркнул ею о каблук, закурил. После первой затяжки он глухо, по-стариковски, прокашлялся, загасил в воздухе спичку и положил обгоревший черенок в пепельницу, любезно ему подставленную. Эдвард Фрэнч наблюдал за этим ритуалом, столь же безукоризненным, как блестящие туфли гостя, точно завороженный.

- Не знаю даже, с чего начать, - сказал Боуден, пряча явную озабоченность за легким облачком дыма.

- Вы, главное, не волнуйтесь, - мягко сказал Фрэнч. - Уже то, что пришли вы, а не родители Тодда, наводит меня, знаете, на кое-какие мысли. - Да, наверное. Тогда к делу.

Он скрестил на груди руки. Сигарета торчала между средним и указательным пальцами. Прямая спина, чуть приподнятый подбородок. В том, как он собрался одним волевым усилием, подумал Фрэнч, есть что-то от прусской решительности. Это напомнило ему трофейные фильмы, которые он видел в детстве.

- Между моим сыном и его женой возникли трения. - Боуден отчеканил каждое слово. - Я бы сказал, серьезные трения. - Глаза старика, ничуть не выцветшие, проследили за тем, как Калоша Эда раскрыл лежавшую перед ним папку. Внутри - листки. Не так уж много листков.

- Вы считаете, эти трения могут влиять на успеваемость Тодда?

Боуден приблизил лицо к Фрэнчу. Он смотрел ему прямо в глаза. После довольно значительной паузы он произнес:

- Его мать пьет.

И снова выпрямился.

- Да что вы?

- Представьте себе. - Боуден удрученно покивал головой. - Мальчик мне сам говорил, как он два раза застал ее на кухне, лежащей лицом на столе. Зная, как отец к этому отнесется, он сам разогрел в духовке обед и заставил ее выпить не одну чашку крепкого кофе, чтобы до возвращения Ричарда она хоть немного пришла в себя.

- Грустная история, - заметил Фрэнч, хотя ему доводилось выслушивать истории и погрустнее: про матерей, пристрастившихся к героину... про отцов, избивающих своих детей смертным боем. - А что, миссис Боуден не подумывала обратиться к врачу?

- Мальчик ее уговаривал, но... Мне кажется, она стыдится. Ей бы дать немного времени на разбег... - Он обозначил в воздухе необходимый временной отрезок, прочертив его курящейся сигаретой. - Вы, надеюсь, меня понимаете.

- Да-да, - кивнул Эдвард Фрэнч, втайне восхитившись замысловатым росчерком дыма. - А ваш сын... отец Тодда...

- Тоже хорош, - резко сказал Боуден. - Домой приходит поздно, обедают без него, даже вечером вдруг может куда-то сорваться... На все это посмотреть, так он женат не на Монике, а на своей работе. Я же вырос в твердом убеждении, что на первом месте для мужчины должна быть семья. А вы, мистер Фрэнч, что думаете?

- Совершенно с вами согласен, - с горячностью поддержал его Калоша Эд. Своего отца, ночного сторожа в лосанджелесском универмаге, он видел в детстве лишь по праздникам и воскресеньям.

- Вот вам другая сторона проблемы, - сказал Боуден.

Фрэнч глубокомысленно покивал.

- Ну а второй ваш сын? Э-э... - Он заглянул в папку. - Хэролд. Дядя Тодда.

- Хэрри и Дебору совсем недавно перебрались в Миннесоту, - сказал Боуден и не соврал. - Он получил место в медицинской школе при университете. Не так-то просто вдруг все бросить. Да и, признаться, было бы несправедливо просить вернуться. - На лице старика появилось выражение праведной убежденности. - У Хэрри замечательная семья.

- Понимаю. - Эдвард Фрэнч еще раз заглянул в свою папку, потом закрыл ее. - Мистер Боуден, спасибо вам за откровенность. Я тоже буду с вами откровенен.

- Благодарю, - сказал Боуден, весь сразу подбираясь.

- К сожалению, от нас не все зависит. В школе всего шесть наставников, и на каждого приходится по сто и более учеников. У моего нового коллеги Хэпберна - сто пятнадцать. А ведь они сейчас в том возрасте, когда так важно протянуть вовремя руку помощи.

- Золотые слова. - Боуден буквально расплющил в пепельнице сигарету. - Проблем у нас хватает. Самые распространенные - наркотики и нелады в семье. По крайней мере, Тодд не балуется "травкой" или мескалином.

- Избави бог.

- Бывают случаи, - продолжал Эдвард Фрэнч, - когда мы просто бессильны. Ужасно, но факт. Как правило, из работы тяжелых жерновов, которые мы крутим, выгоду для себя извлекают как раз худшие из худших - хулиганы, лодыри, отсидчики. Увы, система дает сбой.

- Я ценю вашу откровенность.

- Но больно смотреть, когда жернова начинают перемалывать такого, как Тодд. Еще недавно он был в числе первых. Прекрасные отметки по языку. Явные литературные задатки, особенно удивительные в этом возрасте, когда для его сверстников культура начинается с "ящика" и кончается соседней киношкой. Я разговаривал с учительницей, у которой он в прошлом году писал сочинения. За двадцать лет, сказала она, ей не приходилось читать ничего подобного. Речь шла о контрольном сочинении за четверть - про немецкие концлагеря во время второй мировой войны. Она впервые тогда поставила пятерку с плюсом.

- Да, - сказал Боуден. - Очень хорошее сочинение.

- Ему, безусловно, даются природоведение, общественные дисциплины. Скорее всего, Тодд не поразит мир математическим открытием, но и тут дела у него обстояли вполне прилично... до этого года. До этого года. Вот так... в двух словах.

- Да.

- Мне КРАЙНЕ неприятно, мистер Боуден, что Тодд так резко покатил вниз. Что касается летней школы... что ж, я обещал говорить начистоту. Таким, как Тодд, она может принести больше вреда, чем пользы. Младшие классы в летней школе - это зверинец. Все виды обезьян, гиены, хохочущие с утра до вечера, ну и, для полного комплекта, несколько дятлов. Я думаю, не самая подходящая компания для вашего внука.

- Еще бы.

- Вот мы и вернулись к тому, с чего начали. Почему бы мистеру и миссис Боуден не обратиться в службу доверия? Разумеется, никто ничего не узнает. Там директором Гарри Акерман, мой старый друг. Только не надо, чтобы эту идею им подал Тодд. Я думаю, предложение должно исходить от вас. - Эдвард Фрэнч широко улыбнулся. - Кто знает, может быть, к июню все постепенно войдет в колею. Всякое бывает.

Мистера Боудена явно встревожил такой поворот.

- Предложить я, конечно, могу, но, боюсь, они мальчику это потом припомнят. Положение сейчас весьма шаткое. Возможен любой исход. А мальчик... он мне обещал всерьез налечь на предметы. Он сильно напуган плохим табелем. - Боуден как-то криво усмехнулся, и эта усмешка была Эдварду Фрэнчу непонятна. - Сильнее, чем вы думаете.

- Но...

- И мне они потом припомнят, - продолжал Боуден, не давая ему опомниться. - Еще как припомнят. Моника давно считает, что я сую свой нос куда не следует. Неужели бы я совал, посудите сами, когда бы не такая ситуация. Лучше всего, я думаю, оставить все как есть... до поры до времени.

- У меня в этих вопросах большой опыт, - сказал Фрэнч, кладя руки на папку с личным делом Тодда и глядя на Боудена более чем серьезно. - По-моему, им не обойтись без квалифицированного совета. Как вы понимаете, их семейные проблемы интересуют меня постольку, поскольку это влияет на успеваемость Тодда. А сейчас влияние налицо.

- А что если я выдвину контрпредложение? - сказал Боуден. - Если не ошибаюсь, у вас существует система оповещения родителей о плохих оценках их ребенка?

- Да, - осторожно подтвердил Калоша Эд. - Карточки, подытоживающие прогресс неуспевающих. Сами ребята их называют завальными карточками. Такая карточка дается в том случае, когда по какому-то предмету итоговая оценка - два Либо единица.

- Прекрасно, - сказал Боуден. - А теперь мое предложение: если мальчик получит одну такую карточку... хотя бы одну, - он поднял вверх скрюченный палец, - я выйду с вашим предложением. Более того. Если мальчик получит такую завальную карточку в апреле... ( )

- Вообще-то, мы их даем в мае.

- ... в этом случае я гарантирую, что они примут ваше предложение. Их, право же, волнует судьба сына, мистер Фрэнч. Но в настоящий момент они так увязли в собственных делах, что... - Он только рукой махнул.

- Понимаю.

- Давайте же дадим им срок во всем разобраться. Пусть сами вытащат себя из болота... это будет по-нашему, по-американски, не правда ли?

- Пожалуй, - после секундного раздумья сказал Эдвард Фрэнч. И, посмотрев на стенные часы, которые напомнили ему о предстоящем через пять минут свидании с очередным родителем, он поспешил добавить: - Что ж, договорились.

Он и Боуден встали почти одновременно. Пожимая старику руку, Фрэнч не забыл про его артрит.

- Но должен вас предупредить, мистер Боуден, шансы наверстать за какой-нибудь месяц то, что было упущено почти за полгода, прямо скажем, невелики. Тут нужно горы своротить. Так что от данного сегодня обещания вам все равно не уйти. ()

- Да? - только и сказал Боуден, сопровождая вопрос загадочной усмешкой.

В продолжение всего разговора что-то все время смущало Эдварда Фрэнча, но что именно, он понял только за завтраком, в школьном буфете, через час с лишним после того, как "лорд Питер" покинул его кабинет, элегантно зажав под мышкой свой черный зонт.

Калоша Эд беседовал с дедушкой Тодда минут пятнадцать, а то и двадцать, и, кажется, ни разу за все это время старик не назвал своего внука по имени.

Через пятнадцать минут после конца занятий Тодд, бросив велосипед у дома, одним махом взбежал по ступенькам знакомого крыльца. Он отпер дверь своим ключом и сразу направился в залитую солнцем кухню. Лицо Тодда как будто тоже озарял свет надежды, но свет этот пробивался сквозь мрак отчаяния. Он остановился на пороге, с трудом переводя дыхание, в горле ком, живот свело... а Дюссандер - этот как ни в чем не бывало раскачивался в своем кресле, потягивая доброе старое виски. Он был все еще в костюме-тройке, разве только чуть расслабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу сорочки. Его глаза, глаза ящерицы, смотрели на мальчика, ничего не выражая.

- Ну? - наконец выдавил из себя Тодд.

Дюссандер не спешил удовлетворить его любопытство, и эти секунды казались Тодду вечностью. Но вот старик поставил кружку и сказал:

- Этот болван всему поверил.

У Тодда вырвался вздох облегчения. А Дюссандер уже продолжал:

- Он предложил, чтобы твои родители походили на консультации в службу доверия. Он, собственно, настаивал на этом.

- Ну, знаете!.. А вы... вы что... что вы ему?

- Все решали секунды, - сказал Дюссандер. - Но я вроде той девочки из сказки, которая, чем серьезней момент, тем смелее на выдумки. Я пообещал вашему Фрэнчу, что, если в мае ты получишь хоть одну завальную карточку, твои родители непременно воспользуются его предложением.

Кровь отхлынула от лица Тодда.

- Да вы что! - вырвалось у него. - Да я УЖЕ схватил две пары по алгебре и одну по истории! - У него выступил пот на лбу. - Сегодня писали контрольную по французскому... тоже будет пара, и думать нечего. Весь урок думал, как вы там с Калошей Эдом... обработаете его, не обработаете... Обработали, называется! - воскликнул он горько. - Ни одной завальной карточки! Да я нахватаю их штук пять или шесть!

- Это максимум, что я мог сделать, не вызвав подозрений, - заметил Дюссандер. - Ваш Фрэнч хоть и болван, но свое возьмет. Если ты не возьмешь свое.

- Чего-чего? - Тодд, с перекошенным от злобы лицом, готов был наброситься на старика.

- Будешь работать. Эти четыре недели ты будешь работать как зверь. В понедельник ты пойдешь ко всем учителям и извинишься за наплевательское отношение к их предметам. А еще...

- Это не поможет, - перебил его Тодд. - Вы не врубились. По природоведению и истории они ушли, считай, недель на пять. По алгебре - вообще на десять.

- И тем не менее. - Дюссандер подлил себе виски.

- Смотрите, какой умник выискался! - заорал на него Тодд. - Нашли кому приказывать. Не то времечко, понятно?! - Он вдруг перешел на издевательский шепот. - Самое страшное оружие теперь у вас - морилка для крыс... вы, дерьмо засохшее, сморчок вонючий!

- Вот что я тебе скажу, сопляк, - тихо произнес Дюссандер.

Тодд дернулся ему навстречу.

- До сегодняшнего дня, - продолжал тот, отчеканивая каждое слово, - у тебя еще была возможность, весьма призрачная возможность выдать меня, а самому остаться чистым. Хотя при таких нервишках вряд ли бы ты справился с этой задачей, но допустим. Теоретически это было возможно. Но сейчас все изменилось. Сегодня я выступил в роли твоего дедушки, некоего Виктора Боудена. Любому человеку понятно, что это было сделано - как в подобных случаях выражаются? - с твоего попущения. Если сейчас все выплывет наружу, тебе не отмыться. Крыть будет нечем. Сегодня я постарался отрезать тебе пути к отступлению.

- Моя бы воля...

- ТВОЯ ВОЛЯ?! - загремел Дюссандер. - Кому есть дело до твоей воли! Плюнуть и растереть! От тебя требуется одно: осознать, в каком положении мы оказались!

- Я осознаю, - пробормотал Тодд, до боли сжимая кулаки; он не привык, чтобы на него кричали. Когда он их разожмет, на ладонях останутся кровавые лунки. Могло быть и хуже, если бы в последние месяцы он постоянно не грыз ногти.

- Вот и отлично. Тогда ты перед всеми извинишься и будешь заниматься. Каждую свободную минуту. На переменах. В обед. После школы. В выходные. Будешь приходить сюда и заниматься.

- Только не сюда, - живо отозвался Тодд. - Дома.

- Нет. Дома ты витаешь в облаках. Здесь, если понадобится, я буду стоять над тобой и контролировать каждый твой шаг. Задавать вопросы. Проверять домашние задания. Тогда я смогу соблюсти собственный интерес.

- Вы не заставите меня насильно приходить сюда.

Дюссандер отхлебнул из кружки.

- Тут ты прав. Тогда все пойдет по-старому. Ты завалишь экзамены. Я должен буду выполнять свое обещание. Поскольку я его не выполню. Калоша Эд позвонит твоим родителям. Выяснится, по чьей просьбе добрейший мистер Денкер выступил в роли самозваного дедушки. Выяснится про переправленные в табеле оценки. Выяснится...

- Хватит! Я буду приходить.

- Ты уже пришел. Начни с алгебры.

- А вот это видали! Сегодня только пятница!

- Отныне ты занимаешься каждый день, - невозмутимо возразил Дюссандер. - Начни с алгебры.

Тодд встретился с ним взглядом на одну секунду - в следующую секунду он уже перебирал в своем ранце учебники, - но Дюссандер успел понять этот взгляд, в нем без труда читалось убийство. Не в переносном смысле - в прямом. Сколько лет прошло с тех пор, как он видел подобный взгляд - тяжелый, полный ненависти, словно бы взвешивающий все "за" и "против", - но такое не забывается. Вероятно, подобный взгляд был у неге самого в тот день, когда перед ним так беззащитно смуглела полоска цыплячьей шеи Тодда... Жаль, не было под рукой зеркала.

ДА, Я ДОЛЖЕН БЛЮСТИ СОБСТВЕННЫЙ ИНТЕРЕС, повторил он про себя, сам удивляясь этой мысли. ЕГО НЕПРИЯТНОСТИ УДАРЯТ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПО МНЕ.

Май 1975 - Итак, - сказал Дюссандер при виде Тодда, наливая в пивную кружку любимый свой напиток, - задержанный освобожден из-под стражи. С каким напутствием? - Старик был в халате и шерстяных носках. В них можно запросто поскользнуться, поду мал Тодд. Он перевел взгляд на бутылку - Дюссандер хорошо поработал, содержимого оставалось на три пальца.

- Ни одной пары, ни одной завальной карточки, - отчитался Тодд. - Если продолжать в том же духе, к концу четверти будут сплошные пятерки и четверки.

- Продолжим, продолжим. За этим я как-нибудь прослежу. - Он выпил залпом и снова налил. - Надо бы это дело отметить. - Язык у него слегка заплетался; другой бы не заметил, но Тодду сразу было понятно, что старый пьянчужка здорово перебрал. Значит, сегодня. Сегодня или никогда.

Тодд был само спокойствие.

- Свиньи пускай отмечают, - сказал он.

- Я жду посыльного с белугой и трюфелями, - Дюссандер сделал вид, что пропустил выпад мальчишки мимо ушей, - но сейчас, сам знаешь, ни на кого нельзя положиться. Не изволите ли пока закусить крэкерами с плавленым сыром?

- Ладно. Черт с вами.

Дюссандер неловко встал, ударившись коленом о ножку стола, и, поморщившись, заковылял к холодильнику.

- Прошу, - сказал он, ставя перед мальчиком еду. - Все свежеотравленное. - Он осклабился беззубым ртом. Тодду не понравилось, что старик не вставил искусственную челюсть, но он все-таки улыбнулся в ответ. - Что это ты такой тихий? - удивился Дюссандер. - На твоем месте я бы колесом ходил.

- Никак в себя не приду, - ответил Тодд и надкусил крэкер. Он давно перестал отказываться в этом доме от еды. Старик скорее всего догадался, что никакого разоблачительного письма не существует, но не станет же он, в самом деле, травить Тодда, не будучи в этом уверен на все сто.

- О чем поговорим? - спросил Дюссандер. - Один вечер, свободный от занятий. Ну как? - Когда старик напивался, вдруг вылезал его акцент, который обычно раздражал Тодда. Сейчас ему было безразлично. Сейчас ему все было безразлично. Кроме одного - спокойствия. Он посмотрел на свои руки: нет, не дрожат.

- Мне как-то без разницы, - ответил он. - О чем хотите.

- Ну, скажем, о мыле, которое мы делали? Об экспериментах в области гомосексуальных наклонностей? Могу рассказать, как я чудом спасся в Берлине, куда я имел глупость приехать.

- О чем хотите, - повторил Тодд. - Мне правда без разницы.

- Ты явно не в настроении. - Дюссандер постоял в раздумье и направился к двери, что вела в погреб. Шерстяные носки шаркали по линолеуму. - Расскажу-ка я тебе, пожалуй, историю про старика, который боялся.

Он открыл дверь в погреб. К Тодду была обращена его спина. Тодд неслышно встал.

- Старик боялся одного мальчика, - продолжал Дюссандер, - ставшего, в каком-то смысле, его другом. Смышленый был мальчик. Мама про него говорила "способный ученик", и старику уже представилась возможность убедиться в том, какой он способный... хотя и в несколько ином разрезе.

Пока Дюссандер возился с выключателем устаревшего образца, Тодд приближался сзади, бесшумно скользя по линолеуму, избегая мест, где могла скрипнуть половица. Он знал эту кухню, как свою собственную. Если не лучше.

- Поначалу мальчик не был его другом. - Дюссандер кое-как одержал верх над выключателем и с осторожностью алкоголика со стажем спустился на одну ступеньку. - И старик поначалу сильно недолюбливал мальчика. Но постепенно... постепенно он стал находить определенное удовольствие в его компании, хотя до любви тут еще было далеко. - Держась рукой за поручень, он высматривал что-то на полке. Тодд уже стоял сзади, по-прежнему сохраняя спокойствие, - пожалуй, в эти секунды правильнее было бы сказать: ледяное спокойствие, - и мысленно прикидывал, как он его сейчас изо всех сил толкнет в спину. Впрочем, стоило дождаться момента, когда тот наклонится вперед.

- Старик находил удовольствие в его компании, и объяснялось это, вероятно, чувством равенства, - вслух рассуждал Дюссандер. - Видишь ли, жизнь одного была в руках другого. Каждый мог выдать чужой секрет. Но со временем... со временем старик все больше убеждался в том, что ситуация меняется. Да-да. Ситуация выходила из-под его контроля, все уже зависело от мальчика - от его отчаяния... или сообразительности. И однажды, среди долгой бессонной ночи, старик подумал о том, что неплохо было бы чем-то поприжать мальчика. Для собственной безопасности.

Дюссандер отпустил поручень и весь подался вперед, но Тодд не шелохнулся. Лед спокойствия таял в его жилах, и уже накатывала горячая волна растерянности и гнева. Между тем Дюссандер нашел то, что искал, и в этот момент Тодд с омерзением подумал: ну и запах... более зловонного подвала, наверно, не бывает. Пахло мертвечиной.

- И тогда старик слез с кровати - что значит сон для старого человека? - и примостился за тесной конторкой. Он сидел и думал о том, как он хитро вовлек мальчика в свои преступления, за которые мальчик грозил ему, старику, расправой. Он сидел и думал о том, какие усилия, почти нечеловеческие, пришлось мальчику приложить, чтобы выправить положение в школе. И что теперь, когда он его выправил, старик для него - ненужная обуза. Смерть старика принесла бы ему желанное освобождение.

Дюссандер обернулся, держа за горлышко бутылку старого виски.

6

Огл. 2 3 4 5 6 7 8 9 10



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.