Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Буря столетия
Буря столетия

В мэрии моментально затихает суета, и треск и шипение рации становятся невероятно громкими. Все поворачиваются к двери.

- Мам, что случилось? - спрашивает Ральфи.

- Ничего, детка.

- Что это было, ради всего святого? - произносит Джонас.

- Городской причал ушел под воду, - отвечает Кора.

Робби поднимается по лестнице в сопровождении Джорджа, Генри Брайта и Берта Соамса. Его важность и высокомерие испарились.

- Урсула, давай сирену, - говорит он.

( )

Ферд у пожарного депо взвинчен и напуган, как человек, который вдруг в стволе дерева увидел выглядывающего Сатану. Он поворачивается и бежит к двери депо.

Хэтч входит в офис констебля с пенопластовой чашкой кофе в руке.

- Питер, что там у тебя? Я слышал... И лицо его перекашивается внезапным ужасом. Он поднимает глаза - очевидно, к лицу человека, который повесился на балке. Кофе выпадает у него из рук, заплескивая пол и его ботинки.

Ферд Эндрюс в депо кричит:

- Ллойд! Где тебя черти носят? Ты там заснул или...

Он идет, начинает обходить пожарную машину - и останавливается. В кадре торчит пара ботинок.

- Ллойд? Ллойд?

Ферд медленно, на самом деле - неохотно, обходит машину, чтобы увидеть своего напарника. Минуту он стоит молча, настолько потрясенный, что не может говорить. Потом визжит, как баба.

Хэтч крупным планом. Его лицо застыло в полном ужасе.

Борт пожарной машины. Кроваво-красные буквы:

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И Я УЙДУ.

Плакат на шее Питера Годсо:

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ,

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ,

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ,

И Я УЙДУ.

И еще эти кривые танцующие трости.

Крупным планом - экран компьютера Хэтча. Все заполненные им слова исчезли. По всей сетке кроссворда - слова: ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И Я УЙДУ. По вертикали, по горизонтали, на всех пересечениях. А в центре каждого черного квадрата - маленький рисунок трости.

Крупным планом взятое лицо Линожа заполняет весь кадр.

Улыбка. Видны острые кончики зубов. Медленно теряется фокус, а когда снова появляется резкость, мы видим:

Центр города сверху ночью.

Почти все темно, кроме мэрии. И теперь воет сигнал штормовой тревоги: два коротких, один длинный. Пауза, и снова и снова. Всем в укрытие.

Изображение Линожа держится, наложенное на заснеженный город и заставляя думать, что нет укрытия для жителей Литтл-Толл-Айленда.., нет сегодня, и, быть может, не будет никогда. Но лицо Линожа наконец исчезает.., и экран становится темным.

Это кончилась ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

БУРЯ СТОЛЕТИЯ

АКТ ПЕРВЫЙ Идет монтаж сцен первой части, и заканчивается он финальным кадром: тигриное, хищное лицо Линожа, наложенное на изображение перекрестка в центре города.

Центр города ночью. Вьюга как с цепи сорвалась, снег летит густо и сильно, и дома кажутся призраками. Витрины Мэйн-стрит уже начинает заметать сугробами.

Когда тает лицо Линожа над городом, возникает звук - тихий вначале, он набирает силу до максимума. Это сирена воет штормовой сигнал: два коротких, один длинный, и снова и снова.

По Мэйн-стрит тянется цепочка огней и слышен шум моторов - народ подтягивается к мэрии.

И туда же бежит по улице Ферд Эндрюс, мотаясь из стороны в сторону, оскользаясь, падая и поднимаясь снова. Даже не пытаясь обойти сугробы вокруг здания, он ломится напрямик. Приближается к группе человек семи-восьми, идущих к мэрии на лыжах. Один из них, Билл Туми, спрашивает:

- Ферд, где пожар?

Поскольку Ферд - пожарник (у него на спине нашивка пожарного депо Литтл-Толл-Айленда), друзья Билла чуть не падают со смеху. Развеселить островитян - тут много не надо, уж вы мне поверьте, а эти ребята еще и приняли слегка по случаю бури.

Ферд будто не слышит. Снова поднявшись, рвется дальше к мэрии.

Здание магазина Майка Андерсена парусит под штормовым ветром. Террасу уже занесло сугробами, штормовые ставни дребезжат в пазах. Пикап Питера Годсо и машина Молли видны почти только как бугры снега, но для пикапа это уже все равно - Питеру его больше не водить.

В офисе констебля Хэтч стоит там, где мы оставили его в конце первой части и смотрит, не отрываясь, на висящие ноги Питера Годсо. Рядом перевернутый стул, на который вставал Питер, надевая себе на шею петлю.

А вот и плакат, который Питер повесил себе на шею.

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, написано по всему листу прыгающими буквами среди танцующих тростей. А вверху написана законченная мысль буквами такими огромными, что они просто кричат:

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И Я УЙДУ.

Хэтч переводит взгляд с висящих ног на Линожа, сидящего в клетке, подобрав ноги на койку, лицо с неуловимой улыбкой выглядывает из раздвинутых колен. Глаза его вновь нормальны, но все равно он излучает ту же хищность, тот же тигриный голод. Да, он заперт, но что за смешная эта клетка с деревянным полом и самодельными сварными прутьями! Хэтч начинает понимать, что это он в беде, запертый с этим тигром в человечьем обличье. Мы можем сделать еще один шаг: в беде весь город.

И до Хэтча, стоящего между висящим телом и безмолвно глядящим Линожем, это начинает доходить.

- Ты на что это смотришь? Линож не отвечает.

- Это ты как-то заставил его это сделать? Написать вот то, что у него на шее, и повеситься? Это ты?

От Линожа - ничего. Он только сидит и смотрит на Хэтча. С Хэтча, пожалуй, хватит, и он идет к двери. То есть пытается идти, но не может сдержаться, начинает торопиться.., и просто бросается к ней. Хватает ручку, поворачивает, дергает дверь.., а там стоит какая-то фигура. Она хватает Хэтча, и Хэтч вопит.

Крупным планом - Пиппа в мэрии. На глазах у нее повязка, в руке хвост (то есть свернутый в трубку носовой платок) с воткнутой булавкой. Она медленно приближается к листу бумаги, приклеенному к стене. На этом листе Молли Андерсон нарисовала улыбающегося ослика. Вокруг Пиппы собрались все дети из детского сада Молли, кроме одного - Фрэнк Брайт спит неподалеку на раскладушке. Они с азартом кричат "теплее!" и "холоднее!", следя за движениями Пиппы. Здесь Ральфи, Дон Билз, Гарри Робишо, Хейди Сент-Пьер, Бастер Карвер и Салли Годсо (осиротевшая, но еще, к счастью, этого не знающая).

На заднем плане Кэт Уизерс, Мелинда Хэтчер и Линда Сент-Пьер готовят постели. Неподалеку с грудой одеял на руках стоят Джордж Кирби, Генри Брайт и Робби Билз. У Робби не слишком довольный вид.

Карла Брайт подходит к Молли, которая руководит детской возней.

- Вечерние занятия?

- Скорее развлечения, - отвечает Молли. - Но... Пиппе удается приставить хвост примерно к заду ослика.

- ..когда они заснут, я собираюсь добраться до ближайшей бочки алкоголя и заставить ее исчезнуть.

- Я тебе налью, - говорит Карла.

- Я следующий! - кричит Дон Билз.

- Договорились, - отвечает Молли Карле, снимает повязку с Пиппы и надевает на Дона.

А наверху в мэрию врывается Ферд Эндрюс с дикими глазами, покрытый снегом с головы до ног. И орет во всю силу своих легких:

- Ллойд Уишмен мертв!

Прекращается вся суета, все останавливается. Сорок лиц (или пятьдесят?) поворачиваются к Ферду. В центре группы стоит Урсула Годсо с планшетом.

А дети все еще развлекаются, крича "теплее" и "холоднее" Дону Билзу, который пытается приделать ослу хвост, но взрослые все повернулись на крик Ферда. Робби Билз бросает груду одеял, которую держал в руках, и идет к лестнице.

В офисе Хэтч истерически отбивается от рук неизвестного, но тут...

- Хэтч! - кричит Майк. - Прекрати! Стой! Хэтч глядит на Майка, и его ужас сменяется облегчением. Он крепко обнимает Майка - только что не покрывает его лицо поцелуями.

- Какого... - начинает Майк, но тут поверх плеча своего помощника видит, что случилось. Отстранив Хэтча, медленно проходит к висящему телу, смотрит.., потом смотрит на Линожа. Линож улыбается.

В мэрии Ферд, захлебываясь, кричит:

- Ллойд Уишмен покончил самоубийством! Развалил себе голову топором! Господи, ужас какой! Кровь всюду!

Снизу поднимается Робби. Его жена Сандра (маленькая и незаметная) пытается взять его за плечо - может быть, ища опоры. Робби стряхивает ее руку, не глядя (совсем как это у них бывает даже в обычных ситуациях), и идет к Ферду. Ферд захлебывается словами:

- В жизни такого не видел! Вышиб себе мозги! И на новой машине что-то написал, не пойми что...

- Возьми себя в руки, Ферд! - встряхивает его Робби. - Ну!

Ферд перестает бормотать, и тишина такая, что муха пролети - слышно будет. Кроме, конечно, грохота шторма снаружи. Глаза Ферда наполняются слезами.

- Робби, зачем было Ллойду себе голову разваливать? Он ведь жениться собирался будущей весной?

А в офисе констебля точно так же захлебывается словами Хэтч:

- Я вышел только в сортир и потом кофе себе налить, а он был ну совсем нормальный. Только вот этот все на него смотрел.., как змея на птицу. И он.., он.., он...

Майк пристально глядит на Линожа. Линож не отводит взгляда.

- Что вы с ним сделали? - спрашивает Майк. Ответа нет. Майк поворачивается к Хэтчу:

- Помоги мне его снять.

- Майк... - отвечает Хэтч. - Я не знаю.., смогу ли...

- Сможешь.

Хэтч смотрит на Майка умоляющим взглядом.

- Выпустите меня, и я вам помогу, Майк Андерсон, - вежливо предлагает Линож.

Майк кидает на него взгляд и снова поворачивается к Хэтчу, а Хэтч побледнел, и на лице у него испарина. И все же Хэтч делает глубокий вздох и кивает:

- О'кей.

За магазином к погрузочной площадке подъезжает снегоход, и оттуда выходят двое в толстых нейлоновых штормовых костюмах. Через плечо у них винтовки. Это Кирк Фримен и Джек Карвер - следующая смена. Поднимаются по ступеням.

В офисе Майк с Хэтчем только что укрыли Питера одеялом - видны его рыбацкие сапоги, и тут раздается стук в дверь. Хэтч ахает и бросается к столу, где лежит пистолет рядом с самодельным плакатом, снятым с шеи самоубийцы.

- Остынь! - хватает его за руку Майк, потом подходит к двери и открывает. В вихре вьюги вваливаются Кирк и Джек, топая ногами и стряхивая снег. Кирк провозглашает:

- Буря там или не буря, а мы прибыли вовре... - и он замечает накрытый одеялом труп. - Майк, кто это?

- Питер Годсо, - отвечает Джек Карвер, явно борясь с тошнотой. - Это его сапоги.

Джек оборачивается к Линожу, Кирк следит за его взглядом. Они еще не врубились в ситуацию, но инстинктивно понимают, что без Линожа здесь не обошлось. Чуют его силу.

В углу вдруг трещит рация. Голос Урсулы:

- Майк.., сюда... Майк Андер.., чрез.., шествие... Ллойд Уиш.., мэрии.., срочно.

Последнее слово слышно почти ясно. Майк и Хэтч переглядываются тревожным взглядом - что еще? Майк подходит к полке с рацией и берет микрофон.

- Урсула, повтори сообщение! Повтори.., и помедленнее, Бога ради! Антенна на крыше полетела, и я тебя еле слышу. Что у вас за ЧП?

Он отпускает кнопку. Напряженная пауза. Хэтч протягивает руку и увеличивает громкость. Треск помех, потом слова:

- ..ойд.., шмен... Ферд сказал... Робби Билз... Генри Брайт.., ты.., меня.., шишь? У Майка возникает идея:

- Выйди и поймай ее на рацию вездехода. Как только будешь знать, что там - возвращайся.

- Иду! - отвечает Хэтч и направляется к двери, но останавливается.

- А ты как?

- Но он же заперт? - отвечает Майк. У Хэтча в лице еще больше сомнения, чем прежде, но он все же выходит.

- Майк! - спрашивает Кирк Фримен. - Ты хоть сколько-нибудь понимаешь, что тут делается?

Майк поднимает руку, будто говоря "потом, потом". Вынимает из кармана пакет и листает фотографии, сделанные в доме Марты Кларендон. Выбирает из них фотографию надписи над дверью. Кладет ее рядом с запиской, которую Хэтч снял с шеи Питера Годсо. Надписи идентичны - даже трость точно такая же, как те, что танцуют по всей бумаге.

- Что тут, черт побери, происходит? - спрашивает и Джек Карвер.

Майк выпрямляется, и тут видит еще кое-что. Вся сетка кроссворда Хэтча заполнена вариациями ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И Я УЙДУ, а в черных квадратах - маленькие трости.

- Убей меня, если я понимаю, - говорит Майк. В офисе мэрии Урсула пытается изо всех сил добиться толку от микрофона. За ней с озабоченным видом несколько мужчин и женщин, среди них Сандра Билз и Карла Брайт.

- Майк, слышишь меня? - пробует Урсула. Молли, также обеспокоенная (что неудивительно), проталкивается через группу зрителей.

- Ты с ним связалась? - спрашивает она.

- Этот проклятый ветер посшибал все антенны! Здесь, там.., наверное, на всем острове. Среди помех пробивается голос Хэтча:

- Урсула, ты меня слышишь? Ответь!

- Слышу! Я тебя слышу! Ты меня слышишь, Олтон Хэтчер?

- Не слишком хорошо, но лучше, чем раньше. Что там у вас?

- Ферд Эндрюс говорит, что Ллойд Уишмен покончил с собой в пожарном депо...

- Что?

- ..только это не похоже ни на одно самоубийство, о котором мне доводилось слышать. Ферд говорит, что Ллойд развалил себе голову топором. И сейчас туда поехали Робби Билз и Генри Брайт. Робби сказал - осмотреть место происшествия.

- И ты их отпустила? - спрашивает голос Хэтча сквозь треск помех. Карла забирает микрофон у Урсулы.

- А как ты его остановил бы? Моего мужа он чуть ли не силой с собой уволок. А там может Бог знает кто еще быть! Где Майк? Я хочу говорить с Майком!

Хэтч сидит за рулем вездехода с микрофоном в руках и обдумывает то, что сейчас услышал. События вырвались из-под контроля, и Хэтчу это ясно. Наконец он снова поднимает микрофон к губам.

- Я говорю из машины - Майк в офисе. С этим человеком.., ну, с арестованным.

- Так пришли его сюда! - требует сквозь помехи голос Карлы. ()

- Ну.., понимаешь.., у нас тут у самих несколько чрезвычайная ситуация...

В мэрии Молли вырывает микрофон у Карлы. - Что с Майком, Хэтч? Отвечай!

Хэтч в машине вздыхает с облегчением. По крайней мере на этот вопрос у него есть удовлетворительный ответ.

- С ним все нормально, Молл. Ничего с ним не случилось. Слушай, я должен идти ему доложить. Я говорю из вездехода "Службы острова".

Он опускает микрофон одновременно с облегчением и озабоченностью, и вешает его на место. Потом открывает дверь и выходит в воющую бурю. Майк поставил машину рядом с пикапом Годсо, и Хэтч, подняв глаза, видит призрачное лицо Линожа, улыбающееся ему с места водителя. Глаза у Линожа непроницаемо черные.

Хэтч, ахнув, отшатывается назад. Когда он снова смотрит в окно пикапа, там никого нет. Померещилось, наверное. Он идет к ступеням террасы и вдруг резко оборачивается, будто пытаясь поймать взглядом то, что у него за спиной. Там ничего. Хэтч идет дальше.

Линож крупным планом. Усмехается. Он точно знает, что увидел Хэтч в окне пикапа Годсо.

Дверь пожарного депо открыта - Ферд не подумал ее закрыть, когда бросился прочь от трупа своего напарника, - и аварийное освещение в гараже бросает отсвет на снег.

Появляется свет фар и одновременно слышно завывание двигателя снегохода. Снегоход подъезжает, и с одной стороны (естественно, с водительской) выходит Робби, а с другой - Генри Брайт.

- Я вообще-то не знаю, Робби... - начинает Генри.

- Ты думаешь, мы могли бы ждать Андерсона? В такую ночь? Кто-то должен был этим заняться, и мы оказались ближе всех к месту происшествия. А теперь пошли!

Робби решительным шагом направляется к двери, и Генри, чуть помедлив, идет за ним.

В гараже рядом с ближайшей машиной стоит Робби. Он откинул с головы капюшон и снова потерял существенную часть своей надутой важности. В руке у него пистолет, и сейчас ствол смотрит в пол. Они с Генри переглядываются напряженно. Убегая, Ферд оставил на полу кровавые следы.

Теперь им обоим уже очень не хочется этим заниматься. Но, как точно сказал Робби, они на месте происшествия. И потому они обходят пожарную машину.

Вот они ее обошли - и тут же глаза у них вылезают из орбит, а лица перекашивает отвращение. Генри хватается обеими руками за рот, но это мало помогает - он сгибается пополам, выпадая из кадра, и слышен звук рвоты (похоже на звуки музыки, только громче). А Робби смотрит...

...на окровавленный топор. Он лежит на виду возле сапог Ллойда Уишмена. Камера скользит вверх по борту машины и показывает слова, написанные краской, красной, как кровь:

ДАЙТЕ МНЕ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И Я УЙДУ.

Расширенные глаза Робби Билза. Он уже уходит от растерянности и страха туда, где живет паника и где принимаются по-настоящему страшные решения.

А на Атлантик-стрит воет буря. Слышен громкий треск не выдержавшего дерева, и с грохотом падает на улицу ветка, сминая крышу припаркованной машины. Буря все усиливается.

В офисе констебля Джек Карвер и Кирк Фримен завороженно глядят на Линожа. А Майк все стоит у стола, глядя на зловещий кроссворд на экране. Фотографии до сих пор у него в руке. Когда Джек делает шаг к клетке, Майк говорит, не глядя:

- Не подходи туда.

Джек сразу останавливается с виноватым видом. Пройдя через магазин, возвращается Хэтч, отряхивая снег на каждом шаге.

- Урсула говорит, что Ллойд Уишмен лежит мертвый в пожарном депо.

- Мертвый? - дергается Фримен. - А что с Фердом?

- Ферд его и нашел, - отвечает Хэтч. - И сказал, что это самоубийство. Но вроде Урсула боится, что это убийство. Майк... Робби Билз повез туда Генри Брайта. Похоже, на осмотр места происшествия.

Джек Карвер при этих словах хватается за голову. Но Майк едва ли реагирует. Он сохраняет хладнокровие, хотя лихорадочно думает.

- Как ты считаешь, улицы еще проходимы? - спрашивает он Хэтча.

- На вездеходе? Да. До полуночи точно. А потом... Он пожимает плечами с видом: "кто знает?"

- Возьми Кирка и езжайте в депо. Найдите там Робби с Генри. Смотрите в оба и будьте осторожны. Заприте помещение, а их привезите сюда. А мы... - Он смотрит на Линожа. - А мы тем временем приглядим за нашим новым приятелем. Справимся, Джек?

- Вряд ли это такой уж хороший план... - начинает Джек.

- Может, и нет, но сейчас это единственный план.

Прости, но это так.

Все это не вызывает энтузиазма у народа, но командует здесь Майк. Хэтч и Кирк Фримен выходят, застегивая куртки. Глаза Джека вновь смотрят на Линожа.

Когда дверь за ними закрылась, Майк снова начинает перебирать фотографии. Вдруг он останавливается и смотрит на...

...фотографию кресла Марты крупным планом. Окровавленное и жуткое, как старый электрический стул - но пустое. Руки Майка перебирают фотографии, находя следующую фотографию кресла. И на нем кресло тоже пусто.

На лице Майка озадаченность и удивление. Он вспоминает... ()

Ретроспекция: Майк в комнате Марты Кларендон. Он только что закрыл окно шторами и прижал их столом. Оборачивается к креслу Марты и щелкает "поляроидом".

Ретроспекция: волчья голова на трости крупным планом.

Нам в лицо глядят оскаленные окровавленные зубы и глаза, как у волка-призрака при ударе молнии. Затемнение.

В офисе констебля Майк выкладывает рядом три фотографии кресла.

- Нет ее, - говорит он.

- Кого нет? - спрашивает Джек. Майк не отвечает. Перебирает пачку и вынимает еще один снимок. На нем - послание, написанное кровью Марты, и каракулями нарисованная трость. Майк медленно поднимает взгляд на Линожа.

Линож приподнимает голову и приставляет палец к подбородку, как жеманная девица. И слегка улыбается.

Майк идет к решетке. По дороге, не глядя, прихватывает себе стул, чтобы сесть, но глаза его не отрываются от Линожа. Фотографии все еще у него в руках.

- Вроде бы ты велел держаться от него подальше, - неодобрительно замечает Джек.

- Если он меня схватит, что помешает тебе его застрелить? - отвечает Майк. - Револьвер на столе.

Джек смотрит на стол, но не делает ни малейшего движения в его сторону. Бедняга нервничает все сильнее.

У берега причал почти сметен штормовым прибоем.

Маяк на мысу стоит прямой побелевшей иглой подваляшим целыми пластами снегом. Луч его ходит по кругу, и волны высоко взлетают вокруг.

Аппаратная маяка полностью автоматизирована и потому пуста. Мигают и вспыхивают огоньки. Ветер воет оглушительно, и стрелка анемометра качается между шестьюдесятью и шестьюдесятью пятью милями в час. Слышно, как трещит и стонет все здание. Пена волн заливает окна, оставляя капли на стекле.

Снаружи огромная волна - чудовище вроде той, что снесла склад Питера Годсо - ударяет в мыс и едва не смывает маяк.

В аппаратной бьются окна, вода заливает аппаратуру. Волна уходит - и все работает. Пока что.

Из пожарного депо выходят Робби Билз и Генри Брайт, согнувшись против ветра. Это уже не те люди, которые входили.., особенно потрясен Робби. Он вынимает связку ключей (ключи у него есть почти от всего, что только запирается на этом острове - прерогатива менеджера) и начинает ее перебирать, намереваясь запереть дверь. Генри неуверенно касается его руки. Им снова приходится кричать, перекрывая шторм.

- Слушай, а не надо ли нам хотя бы заглянуть наверх? - робко спрашивает Генри. - Посмотреть, вдруг там кто...

- Это работа констебля, - сухо отвечает Робби. Он видит взгляд Генри, явно говорящий: "Теперь ты по-другому запел?", но намерения не меняет. Чтобы заставить Робби подняться наверх после того, что он видел внизу, понадобилось бы куда больше, чем мнение Генри Брайта. Робби находит ключ и поворачивает его в замке, запирая депо.

- Мы удостоверились, что жертва мертва, и мы отгородили место преступления от посторонних. Этого достаточно. А теперь пошли.

Педантичный Генри все еще возникает:

- Мы не проверили, что он мертв вообще-то. Ни пульс не пощупали, ни что...

- У него мозги раскиданы по всему борту машины номер два, так на хрена же ему еще и пульс щупать?

- Ну и еще наверху там может кто-то быть. Джейк Сивьелло или Дьюан Палсифер, например.

- На доске дежурств только два имени: Ферд Эндрюс и Ллойд Уишмен. Если там есть еще кто-то, то это наверняка приятель этого Линожа, и я не хотел бы встречаться с его приятелями, если ты не настаиваешь. А теперь пошли!

Он хватает Генри за рукав куртки и фактически тащит его к снегоходу. Включает мотор и нетерпеливо газует, пока Генри забирается на свое место, потом резко разворачивается и направляется вдоль по улице.

В этот момент из бури выныривает вездеход "Службы острова". Робби сворачивает, желая его обойти, но Хэтч понимает его намерения и аккуратно перерезает ему путь.

Хэтч выходит из вездехода с фонарем в руке. Робби откидывает брезентовую дверцу снегохода и высовывается наружу. Он узнал Хэтча и снова преисполнился сознания собственной важности. Опять всем приходится кричать, иначе не разобрать слов.

- Уберись с дороги, Хэтчер! Если хочешь разговаривать, можешь ехать за мной к мэрии!

- Меня послал Майк! Ты ему нужен в офисе констебля! Генри, ты тоже!

- Боюсь, что это невозможно, - отвечает Робби с издевательской вежливостью. - Нас в мэрии ждут жены и дети. Если Майк Андерсон позже захочет кого-то из нас поставить на смену - отлично. Но пока что...

8



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.