Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Буря столетия
Буря столетия

пролета.

Дойдя до конца, Линож сворачивает к офису констебля, будто знает, где это. За ними идет Хэтч, и тут из первого пролета выскакивает Билли Соамс, слишком разозленный, чтобы еще и бояться. Майк не успевает его остановить, и он хватает Линожа за грудки и прижимает спиной к мясному прилавку.

- Что ты знаешь про Катрину? И откуда знаешь? Все, с Майка хватит. Он хватает Билли сзади за куртку и отшвыривает на стойку с сушеными травами и рыбным порошком. Билли стукается и растягивается на полу.

- Ты что, псих? - орет Майк. - Этот человек - убийца! Уйди с его дороги! И с моей тоже, Билли Соамс!

- И вам стоило бы очиститься, - добавляет Линож.

Снова в его глазах мелькает этот странный черный водоворот.

Мы видим Билли крупным планом. Он сидит там, где шлепнулся, глядя на Линожа, как вопросительный знак. Потом у него из носа хлещет кровь. Он, ощутив ее, поднимает руки к носу и недоверчиво смотрит на кровь у себя на ладонях.

Кэт бросается к нему по первому пролету и становится рядом на колени. Она хочет помочь; она хочет сделать хоть что-нибудь, чтобы убрать с его лица это ужасное выражение удивления и уязвленной боли. Но Билли ничего этого не нужно. Он ее отталкивает.

- Оставь меня в покое! - кричит он и вскакивает. Камера отъезжает, и Линож говорит Кэт:

- Пока он не слишком преисполнился сознанием собственной правоты, Катрина, спросите его, насколько он знаком с Дженной Фримен. Билли вздрагивает, ошеломленный вновь. Из второго прохода подскакивает Кирк Фримен:

- Что ты там сказал о моей сестре?

- В жаркую погоду она любит кататься верхом не только на лошади. Правда, Билли?

Пораженная Кэт глядит на Билли. Он вытирает кровь из носа тыльной стороной ладони и глядит куда угодно, только не на нее. Его праведный гнев уязвленного оборвался, как недоношенная беременность. На его лице написано только одно: "выпустите меня отсюда". А у Майка такой вид, будто он никак не может поверить в этот идиотский ход событий.

- Кэт, отойди от этого человека. И ты тоже, Билли.

Она не шевельнулась. Может быть, даже не услышала. На щеках у нее слезы. Хэтч одной рукой мягко отодвигает ее от двери с надписью: ОФИС КОНСТЕБЛЯ.

По неосторожности он толкает ее в сторону Билли, и они оба съеживаются, отодвигаясь друг от друга.

- Не надо стоять так, чтобы он мог до тебя дотянуться, милая, - ласково говорит Хэтч.

На этот раз она неуверенно проходит мимо Билли (он не пытается ее остановить) к выходу из магазина. Майк тем временем делает шаг вперед и берет с витрины пачку пластиковых пакетов для мусора. Потом приставляет дуло револьвера между лопатками Ли-ножа.

- Давайте, двигайтесь.

В офисе констебля ветер слышен пугающе громко - орет, как гудок паровоза. Слышно, как хлопают кровельные доски и потрескивают стены.

Открывается дверь, и входит Линож, сопровождаемый Майком и Хэтчем. Линож идет к решетке камеры, и останавливается, когда особенно сильный порыв ветра бьет по дому, и дом трясется. Из-под заклиненной задней двери веет снегом.

- Не нравится мне это, - говорит Хэтч.

- Идите, мистер Линож! - приказывает Майк. Проходя мимо стола, Майк ставит на него коробку пластиковых пакетов и берет большой навесной цифровой замок. Из кармана снова вынимает связку ключей и секунду печально глядит на обломок ключа от задней двери. Потом отдает ключи и замок Хэтчу.

Еще меняется с ним оружием, отдавая Хэтчу револьвер и беря себе дробовик. Когда процессия подходит к решетке, Майк говорит:

- Поднимите руки вверх и возьмитесь за прутья решетки.

Линож подчиняется.

- Расставьте ноги. Линож подчиняется.

- Шире.

Линож подчиняется.

- Я собираюсь вас обыскать. Если вы шевельнетесь, мой друг Олтон Хэтчер избавит нас от предстоящей долгой волокиты.

Хэтч судорожно сглатывает слюну, но поднимает револьвер. Майк отставляет ружье.

- Вам достаточно просто дернуться, мистер Линож. Вы своими мерзкими лапами трогали моего сына, и теперь вам достаточно просто дернуться.

Майк лезет в карманы куртки Линожа и вынимает желтые перчатки. На них пятна и потеки крови Марты. С гримасой отвращения Майк бросает их на стол. Еще ищет в карманах куртки, и не находит ничего. Выворачивает Линожу карманы джинсов. Пусто. Задние карманы. Какой-то нитяной мусор и больше ничего. Снимает с Линожа шапочку и заглядывает внутрь. Пусто. Майк кидает шапку на стол рядом с перчатками.

- Где ваш бумажник? Линож не реагирует.

- Бумажник у вас где?

Майк дважды хлопает Линожа по плечу. Первый раз вроде как по-дружески, второй раз вроде как сильно. И все равно нет ответа.

- Эй! - говорит Майк.

- Легче, Майк, - говорит обеспокоенный Хэтч.

- Этот тип хватал моего сына, касался его лица и поцеловал его в нос - а теперь ты мне говоришь "легче"?! Где - ваш - бумажник - сэр?

И Майк толкает Линожа в спину. Тот налетает на прутья решетки, но не выпускает из рук ее прутьев и ноги держит расставленными.

- Где ваш бумажник? Банковская карта? Карта донора? Дисконтная карта "Вэлью-Марта"? Через какую сточную канаву ты сюда выполз? Отвечай!

В досаде, злости, страхе и унижении Майк хватает Линожа за волосы и бьет лицом о решетку.

- Где твой бумажник? ( )

- Майк... - говорит Хэтч.

Майк снова бьет Линожа лицом о решетку. Он бы ударил и еще раз, но Хэтч хватает его за руку.

- Майк, прекрати!

Майк прекращает. Он делает глубокий вдох и как-то овладевает собой. Снаружи бесится ветер и доносится еле слышный грохот бьющихся волн.

- Снимите ботинки, - говорит Майк. Он все еще тяжело дышит.

- Для этого мне придется отпустить решетку, - отвечает Линож. - Они зашнурованы.

Майк опускается на колени и берет ружье. Поставив приклад на пол, он упирает ствол точно в середину штанов Линожа.

- Если вы шевельнетесь, сэр, вам уже никогда не придется страдать запорами.

У Хэтча все более и более испуганный вид. Он еще никогда не видел Майка таким (и вполне бы без этого обошелся). Тем временем Майк развязывает ботинки Линожа. Потом он встает, берет ружье и делает шаг назад.

- Сбросьте ботинки.

Линож стряхивает ботинки с ног. Майк кивает Хэтчу, и он их берет (все время искоса поглядывая на Линожа) и поднимает с пола. Ощупывает изнутри, потом переворачивает и трясет.

- Ничего нет, - говорит он.

- Брось их на мой стол, - говорит ему Майк. Хэтч бросает.

- Войдите в камеру, мистер Линож. Идите медленно, и руки держите так, чтобы я их видел.

Линож открывает дверь клетки и пару раз покачивает туда-сюда перед тем, как войти. Дверь скрипит, и когда открывается до конца, висит с перекосом. Линож пальцем касается пары самодельных сварных швов и улыбается.

- Думаете, она вас не удержит? - спрашивает Майк. - Удержит.

Но вид у него совсем не такой уверенный, а у Хэтча вообще сомнение написано на лице. Линож входит в камеру, закрывает дверь и садится к ней лицом. Подтягивает ноги в спортивных носках (белые) на край койки и смотрит на нас между собственных колен. Некоторое время мы его видим в этой неизменной позе. Кисти рук его свободно свисают с колен. На лице след улыбки. Вообще, когда на нас так смотрят, хочется повернуться и бежать. Это взгляд тигра из клетки - очень спокойный и внимательный, но полный сдержанной ярости.

Майк закрывает камеру, и Хэтч запирает ее ключом из связки. Она теперь заперта, но Майк с Хэтчем все равно обмениваются беспокойными взглядами. Дверь-то шаткая, как последний зуб в челюсти старика. Камера вполне годится для Санни Бротигана, который имеет скверную привычку напиваться и бросать камнями в окна своей бывшей жены.., но уж никак для незнакомца без документов, который забил насмерть старую вдову.

Майк подходит к двери на погрузочную площадку, смотрит на задвижку, потом пробует ручку. Дверь отворяется без усилия, впустив холодный порыв ветра и вихрь снега. У Хэтча отвисает челюсть.

- Майк, чем хочешь клянусь, она не поддавалась!

Майк закрывает дверь. И сразу после этого входит Робби Билз. Он подходит к столу и тянется за одной из перчаток.

- Не трогай! - успевает сказать Майк, и Робби отдергивает руку.

- У него были документы? - спрашивает Робби.

- Тебе здесь нечего делать, - отвечает Майк. Робби хватает со стола табличку и трясет ее перед лицом Майка.

- Знаешь, что я тебе скажу, Андерсон? Твое чувство юмора совсем...

У Хэтча (который на самом деле и повесил табличку на манекен) смущенный вид. Но никто из двух остальных этого не заметил. Майк выхватывает эту чертову фанеру из рук Робби и швыряет в мусорную корзину.

- У меня нет на это ни времени, ни терпения. Убирайся, а то я тебя вышвырну.

Робби смотрит и понимает, что Майк говорит абсолютно серьезно. Он пятится к двери.

- На ближайшем заседании городского совета могут случиться кадровые изменения в правоохранительных силах Литтл-Толл-Айленда, - говорит он уже от двери.

- Заседание - в марте, - отвечает Майк. - Сейчас февраль. Убирайся.

Робби уходит. Майк и Хэтч минуту стоят неподвижно, потом Майк делает шумный выдох. Хэтч тоже вздыхает с облегчением.

- Кажется, я отлично разрешил эту ситуацию? - спрашивает Майк.

- Как дипломат, - заверяет Хэтч. Майк снова делает глубокий вдох и медленный выдох. Потом начинает открывать пластиковые пакеты. В два из них они кладут перчатки, в третий - шапку. Майк говорит:

- Я сейчас пойду и...

- Ты меня оставишь с ним одного? - перебивает Хэтч.

- Постарайся связаться с казармами полиции штата в Мачиасе. И держись от него подальше.

- Это я тебе могу обещать твердо, - отвечает Хэтч.

В глубине магазина у мясного прилавка горожане толпятся у входа в пролеты, со страхом и надеждой заглядывая в офис констебля. Робби полыхает, как раскаленная печь. К нему присоединилась его семья - жена Сандра и очаровашка Дон, которого мы уже видели в детском саду. На переднем плане толпы горожан стоит Молли с Ральфи на руках. Когда открывается дверь и выходит Майк, она бросается вперед. Майк ее обнимает, успокаивая.

- Па, ты его не обижал? - спрашивает Ральфи.

- Нет, детка, я только его запер.

- В тюрьму? Ты его посадил в тюрьму? А что он сделал?

- Потом, Ральф.

Майк целует седло феи на носу Ральфи и поворачивается к собравшемуся народу.

- Питер! Питер Годсо!

Люди с неясным говором начинают переглядываться, и через секунду вперед проталкивается Питер Годсо с видом смущенным и одновременно вызывающим (хоть и несколько напуганным).

- Майк, то, что этот тип сказал - это такое вранье, которого свет...

- Да-да, - перебивает Майк. - Слушай, пойди туда, к Хэтчу. Надо будет этого парня посторожить, и лучше парами.

- О'кей. Конечно, - отвечает Питер Годсо и с огромным облегчением и уходит в офис констебля. Майк, все еще держа Молли за плечи, оборачивается к горожанам.

- Ребята, кажется, мне придется закрыть магазин. - В ответ ропот. - Так что берите пока кому что надо - я вам вполне доверяю, после бури рассчитаемся. А сейчас мне надо заняться арестованным.

Вперед проталкивается Делла Биссонет - женщина средних лет с озабоченным лицом.

- Этот человек и убил бедняжку Марту? Снова ропот, на этот раз перепуганный и недоверчивый. Молли напряженно смотрит на мужа. И еще ей сейчас больше всего хотелось бы, чтобы Ральфи на время оглох.

- В свое время вы все узнаете полностью, но не сейчас, - отвечает Майк. - Делла, прошу вас - и вас всех тоже, люди, - помогите мне выполнить мою работу. Берите кому что надо и давайте по домам, пока буря не стала еще сильнее. Только несколько мужиков прошу пока остаться на минутку. Кирк Фримен... Джек Карвер... Санни Бротиган... Билли Соамс... Джонни Гарриман... Робби.., для начала хватит.

Эти мужчины выходят вперед, а остальные идут к выходу. Робби, как обычно, надут сознанием собственной важности. Билли прижимает к носу бумажное полотенце.

()

В офисе констебля Хэтч за столом пытается добиться толку от рации. Питер глядит на клетку с нервозным интересом. Сидящий на койке Линож смотрит на него в ответ, держа голову между поднятых колен.

- Мачиас, это Олтон Хэтчер с Литтл-Толл-Айленда. У нас чрезвычайное происшествие по линии полиции. Вы меня слышите, Мачиас? Ответьте, если слышите!

Он отпускает кнопку передачи. Слышны только помехи. ()

- Мачиас, вызывает Олтон Хэтчер на канале девятнадцать. Если вы меня слышите...

- Они не слышат, - говорит Питер. - У вас хорошая антенна с крыши свалилась.

Хэтч вздыхает. Ему это тоже известно. Он прикручивает громкость, и треск помех становится тише.

- Телефон попробуй, - советует Питер Годсо. Хэтч бросает на него удивленный взгляд и берет трубку. Слушает, тыкает наудачу несколько кнопок и кладет трубку на место.

- Тоже нет? - спрашивает Питер. - Ладно, это было так, на всякий случай.

Питер снова оборачивается к глядящему на него Линожу. А Хэтч теперь переносит свой интерес на Питера.

- Слушай, а это правда, что у тебя там груз травки за клетками для омаров?

Питер поворачивается, глядит на него в упор.., и ничего не говорит.

В магазине, где сейчас стоят Молли, Майк и Ральфи, люди уже двигаются (кроме выделенной Май-ком группы мужчин), и передняя дверь высасывает их во внешний мир. Колокольчик над дверью звенит непрерывно.

- Как ты думаешь, все будет в порядке? - спрашивает Молли.

- А то! - отвечает Майк.

- А когда ты будешь дома?

- Когда смогу. Возьми грузовик - на нашей машине ты сейчас и триста ярдов не проедешь. В жизни такого снегопада не видел. Я на вездеходе доеду или попрошу кого-нибудь меня подбросить, когда тут устаканится. Мне придется достаточно долго проторчать в доме Марты, чтобы сделать все, что полагается.

У Молли вертится на языке тысяча вопросов, но она не может их произнести. У маленьких кувшинов - большие уши. Она целует Майка где-то между щекой и губами и поворачивается к выходу.

Возле кассы все еще всхлипывает Кэт, и Тесе держит ее за плечи и покачивает, но нам видно, что слова Линожа ее (Тесе) тоже здорово выбили из колеи. Молли, проходя мимо нее с Ральфи на руках, кидает ей вопросительный взгляд, и Тесе утвердительно кивает - все под контролем. Молли кивает в ответ и выходит.

Молли с Ральфи на руках выходит из магазина в снежную круговерть. Она идет, с боем беря у ветра каждый шаг.., а ведь погода еще только разминается.

Ральфи приходится кричать, чтобы его услышали:

- А наш остров не сдует?

- Да нет, что ты, деточка, - отвечает Молли. Но вид у нее совсем не такой уверенный, как голос.

А если посмотреть на центр города высоко сверху (как и показывает нам его камера), видно, как яростно валит снег. По Атлантик-стрит и Мэйн-стрит еще едут несколько машин, но скоро скроются и они. Литтл-Толл-Айленд надежно отрезан от мира. Ветер завывает, снег валит пластами, и тут - Затемнение. Конец акта пятого.

АКТ ШЕСТОЙ Тот же самый кадр, но уже позднее - дневного света почти нет. И воет ветер.

Лесистая местность к югу от города. Мы сверху смотрим на океанский прибой через линии электропередачи. Резкий треск - и огромная сосна падает на провода. Дождь искр.

На Мэйн-стрит, повторяя первую сцену, гаснут все огни - и мигалка на перекрестке тоже.

В офисе констебля, где сидят Хэтч и Питер, гаснет свет.

- А, черт! - с сердцем произносит Хэтч.

Питер не отзывается. Он смотрит...

Внутрь камеры. Линож - темная груда, весь - кроме глаз. Они светятся тревожным светом.., как у волка.

Хэтч копается в ящике стола. Когда он вытаскивает фонарь, Питер хватает его за руку:

- Посмотри на него!

Хэтч резко оборачивается. Арестованный сидит все в той же позе, но этого потустороннего огня в его глазах нет. Хэтч включает фонарь и направляет луч в лицо Линожа. Взгляд Линожа абсолютно спокоен.

- Что такое? - спрашивает Хэтч у Питера.

- Мне показалось.., нет, ничего. Он снова глядит на Линожа с недоумением и слегка со страхом.

- Наверное, слишком накурился того, что продаешь, - поддевает его Хэтч.

- Заткнись, Хэтч! - огрызается Питер со смесью стыда и злости. - Не говори о том, чего не понимаешь.

В магазине остались только Майк и Тесе Маршан. При выключенном свете стало здорово темно - окна большие, но света за ними уже почти нет. Майк обходит прилавок и открывает распределительный щит на стене. Внутри рубильники и один большой выключатель. Его Майк и перебрасывает.

За магазином слева от погрузочной площадки стоит небольшой сарай с надписью:

ГЕНЕРАТОР Слышно, как в сарае заводится двигатель, и выхлопная труба, выведенная наружу, кашляет синим дымом, тут же уносимым ветром.

В офисе констебля включается свет, и Хэтч вздыхает с облегчением.

- Эй, Пит! - зовет он.

Он хочет извиниться, только еще он хочет, чтобы в этом Питер пошел ему навстречу, но Питер точно не в настроении. Он отходит в сторону и смотрит на доску объявлений.

- Пит, я малость перегнул, - извиняется Хэтч.

- В этом роде, - отвечает Питер и бросает взгляд на Линожа. Линож смотрит на него в ответ с неуловимой улыбкой.

- А ты на что уставился? - спрашивает Питер. Линож не отвечает, просто смотрит на Питера с той же улыбкой. Питер неспокойно отворачивается к доске объявлений. Хэтч смотрит на него, жалея о своей дурацкой реплике.

На крыльце магазина стоят Майк и Тесе. Она в парке и в высоких сапогах на резиновой подошве. Все равно ее качает ветром, и Майку приходится ее поддержать. Потом он подходит к витрине сбоку от двери. Внизу окна с двух сторон две ручки ворота. Одну берет Майк, до другой добирается Тесе. Они крутят ручки и разговаривают (на самом деле кричат, иначе не слышно), и на стекло опускается деревянный штормовой ставень.

- Ты доберешься? - спрашивает Майк. - Я мог бы тебя подбросить...

- Тебе не в ту сторону! А мне всего шесть домов пройти.., как ты и сам знаешь. Не делай из меня ребенка!

Он кивает и улыбается. Они переходят к другой витрине и опускают второй штормовой ставень.

- Слушай, Майк! Как по-твоему, зачем он здесь появился, и к чему ему было убивать Марту?

- Понятия не имею. Давай домой, Тесе. Разведи огонь. Я здесь сам закрою.

Покончив со ставнем, они идут к ступеням. Тесе вздрагивает и натягивает потуже капюшон при очередном порыве ветра.

- Следи за ним получше, - говорит она. - Не надо, чтобы он тут рыскал, пока вокруг такое... - Она кивком головы показывает на вьюгу.

- Не волнуйся.

Она смотрит на него еще секунду, и увиденное ее в разумной степени успокаивает. Кивнув головой, Тесе спускается по заснеженным ступеням, крепко держась за перила. Когда она уже повернулась спиной, Майк перестает следить за своим лицом, и тут мы видим, как он обеспокоен. Он входит внутрь, запирает дверь, поворачивает табличку "ОТКРЫТО" другой стороной - "ЗАКРЫТО" - и опускает шторы.

В офис констебля входит Майк, все еще стряхивая с ботинок снег. Он оглядывается вокруг. Хэтч уже нашел второй фонарь и поставил несколько свечей. Питер все так же внимательно изучает доску объявлений. Майк подходит к той же доске, вынимая из заднего кармана листок бумаги.

- Как у вас тут? О'кей?

- О'кей в пределах разумного, - отвечает Хэтч, - но не могу связаться с полицией в Мачиасе. Вообще ни с кем не могу связаться.

- Почему-то меня это не удивляет, - говорит Майк.

Он пришпиливает на доску написанный от руки график дежурств, и Питер немедленно начинает его изучать. Майк подходит к столу и выдвигает нижний ящик. При этом он говорит Хэтчу:

- Вы с Питером - до восьми, Кирк Фримен и Джек Карвер - с восьми до полуночи, Робби Билз и Санни Бротиган - с полуночи до четырех, Билли Соамс и Джонни Гарриман - с четырех утра и до восьми. Потом напишем дальше.

Майк вынимает небольшой кейс и фотоаппарат "поляроид", задвигает ящик и поворачивается к дежурной паре, ожидая их комментариев. В ответ лишь неловкое молчание.

- Как, ребята, вас устраивает?

- Отлично, - отвечает Хэтч слишком искренне.

- Вполне нормально, - подхватывает Питер.

Майк пристально глядит на них и догадывается, откуда ветер дует. Открывает кейс - и мы успеваем заметить множество предметов, которые могут вам пригодиться, если вы представитель полиции в маленьком городке (большой фонарь, бинты, аптечка первой помощи и так далее). Майк кладет фотоаппарат внутрь и снова обращается к ним:

- Держитесь начеку. Оба. Вам ясно? Снова нет ответа. Хэтч смущен, Питер надулся. Майк поворачивается к Линожу:

- После мы поговорим, как вы хотели, сэр. - Он закрывает кейс и идет к двери. В дом ударяет мощный порыв ветра, и дом потрескивает. Где-то снаружи с грохотом что-то валится. Хэтч вздрагивает.

- А что с ним делать, если Робби и Урсула решат дунуть в дудку и созвать весь город в укрытие? Что нам его, посадить в углу подвала мэрии с одеялом и миской похлебки? - спрашивает Хэтч.

- Не знаю, - отвечает Майк. - Наверное, оставаться с ним.

- Чтобы нас сдуло вместе с ним? - буркает Питер.

- Ты хочешь уйти домой. Пит? - спрашивает Майк.

- Нет.

Майк кивает и уходит.

В сгущающейся мгле сумерек к дому Марты Кларендон подъезжает вездеход "Службы острова", пробиваясь через наметенные сугробы и переезжая упавшие ветви. Машина останавливается перед калиткой. Из нее выходит Майк с кейсом и идет по дорожке. Буря все разыгрывается, и порывы ветра швыряют Майка из стороны в сторону. Он карабкается по обледенелым от снега ступеням.

На террасе он открывает кейс, вынимает фонарь и "поляроид" в футляре, аппарат вешает себе на шею. Ветер стонет - и ветви барабанят по террасе. Майк оглядывается вокруг - несколько нервно, и снова возвращается к делу. Вытаскивает из кейса моток белой клейкой ленты и авторучку. Прижав рукой к груди фонарь (уже включенный), Майк отрывает кусок ленты и клеит на дверь Марты. Сняв колпачок с ручки, секунду думает, потом пишет:

МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. НЕ ВХОДИТЬ.

МАЙКЛ АНДЕРСОН. КОНСТЕБЛЬ.

Надевает ленту на руку, как браслет, и открывает дверь.

Поднимает ходунок Марты, держа за ручки одетыми в перчатки руками, и ставит в холл. Потом закрывает кейс, берет его в руку и входит сам.

В холле Майк сует включенный фонарь в карман куртки. Луч бьет в потолок. Сам Майк - всего лишь движущийся силуэт в темноте. Он открывает фотоаппарат и подносит его к лицу.

ВСПЫШКА!

Освещает избитое, окровавленное лицо Марты Кларендон. На долю секунды - и тут же гаснет. Этот кадр и следующие такие же - полностью застывшие, как фотографии места преступления.., как вещественные доказательства.., которыми они когда-нибудь станут в суде. По крайней мере Майк так думает.

В темном холле Майк поворачивается, пряча первую фотографию в карман куртки, и снова щелкает аппаратом - ВСПЫШКА!

И мы видим картины на стене холла. Лодки на море. Городской причал в тысяча девятьсот двадцатом году. Старый "форд" пыхтит вверх по Атлантик-стрит - тысяча девятьсот двадцать восьмой год. Девушки на пикнике у маяка. Картины забрызганы кровью. Между ними на обоях кровь гуще. И все гаснет.

Силуэт Майка Андерсона чуть наклоняется.

ВСПЫШКА!

По полу тянется черный след, будто Санта-Клаус лихо проехал на одном полозе, как автокаскадер. Только там, где конец трости Линожа прочертил через кровь, тянутся вдоль следа кровавые хвосты, как волны от лодки. Мелькнули - скрылись.

В темном холле Майк движется в сторону гостиной. Входит.

Обстановка вполне зловещая - от мебели только неясные контуры, ветер завывает, стучат ветви по стенам и стонут деревья.

Майк идет вперед, и фонарь все так же бьет в потолок из его кармана. Случайно Майк обо что-то споткнулся, и темное круглое катится по полу, задевает ножку кресла и отскакивает от рамы. Майк идет за ним, вынимает фонарь из кармана, и мы на мгновение слепнем. Это Майк в поисках катившегося предмета случайно посветил фонарем в камеру. Но нам все равно этого предмета не видно. Майк возвращает фонарь в карман, поднимает фотоаппарат и наклоняется.

ВСПЫШКА!

Мяч Дэви на полу, заляпанный кровью, похожий на кошмарную планету, выныривает и снова исчезает во мраке.

В темной комнате Майк отрывает кусок ленты, пишет на нем "ВЕЩ. ДОК." И прилепляет к мячу. Обходит кресло и направляет "поляроид" на телевизор.

ВСПЫШКА!

Разбитая вдребезги трубка. Сквозь зазубренную дыру виднеются электронные кишки. Как выбитый глаз. Затемнение.

Недоуменный Майк хмурится, глядя на телевизор. Они с Хэтчем точно слышали эту хреновину. Без сомнения. Он осторожно подходит, поворачивается и поднимает аппарат.

ВСПЫШКА!

Кресло Марты. Темное и окровавленное, зловещее, как орудие пытки. Рядом на столе все еще тарелка из-под печенья и измазанная кровью чашка.

Этот снимок Майк хочет повторить. Поднимает аппарат - и останавливается. Смотрит...

На пространство над дверью между гостиной и холлом. Там что-то написано на обоях над притолокой. Видно-то нам видно, но слишком темно, чтобы прочесть. Майк наводит "поляроид" - ВСПЫШКА!

Это послание, написанное кровью Марты Кларендон.

6



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.