Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Буря столетия
Буря столетия

дому Кларендон, и в зале стоит возбужденный гул.

- Наконец-то! - говорит Кэт. - Я уж до тебя десять минут дозваниваюсь.

(Во время всего следующего разговора ясно, что Молли почти бессознательно контролирует свои реплики, задавая не все вопросы, которые ей хотелось бы - у маленьких кувшинов большие уши.) - Я выходила на террасу, раздавала детей родителям. Что случилось, Катрина?

- Я.., это.., ты не пугайся там, но к нам тут пришла весть, что на острове убийство. Старая Марта Кларендон. Майк я Хэтч туда поехали.

- Что? Ты уверена?

- Сейчас я вообще ни в чем не уверена - у нас тут целый день в магазине дурдом. Уверена только, что они туда поехали и что Майк просил меня тебе позвонить и сказать, что все под контролем.

- А это правда?

- А откуда мне знать? Наверное, да.., ну, в общем, он сказал, чтобы я тебе позвонила, пока никто другой не позвонил. Если увидишь Мелинду Хэтчер...

- Она только что здесь была с Энджи Карвер. Они кооперируются - ездят на одной машине по очереди. Ты ей можешь позвонить домой минут через пятнадцать. - Ветер на улице завывает уже с привизгом, и Молли оборачивается на звук. - Нет, лучше через двадцать.

- О'кей, - отвечает Кэт, но у Молли есть еще вопрос.

- А не может быть, что это.., ну, не знаю. Шутка?

Розыгрыш?

- Звонил Роббя Билз. Как ты думаешь, он мог шутить?

- Да, понимаю.

- И он сказал, что человек, который это сделал, еще там. Не знаю, велел бы Майк тебе это говорить, но я считаю, у тебя есть право знать"

Молли жмурится, как от боли. Может быть, ей действительно больно.

- Молли? - окликает ее Кэт.

- Сейчас я приеду в магазин, - говорит Молли. - Если Майк приедет раньше, попроси его меня подождать.

- Не думаю, чтобы ему понравилось...

- Спасибо, Кэт, - ставит точку Молли и вешает трубку раньше, чем Кэт успевает что-нибудь произнести. Она поворачивается к Ральфи" который все еще изучает свою родинку в зеркале. Сейчас он придвинулся к самому стеклу и очаровательно косит. Мояди улыбается ему так натянуто, что лишь четырехлетний ребенок может поверить этой улыбке. Ее лицо затуманено тревогой.

- Ну что, большой мальчик? Поедем в магазин и посмотрим, как там папа? Хочешь?

- К папе? Ура!

Он спрыгивает со стула, но вдруг останавливается и подозрительно смотрит на Молли.

- А на чем? Наша машина в снегу буксует. Молли срывает с вешалки его одежду и начинает его туда спешно запихивать. И фальшивая улыбка с ее лица не сползает ни на секунду.

- А, тут всего-то четверть мили. А вернемся мы с папой на вездеходе, потому что сегодня он рано закроет магазин. Как тебе?

- Отлично!

Она застегивает молнию его куртки, и мы видим ее встревоженное лицо.

Шторм усиливается; становится непросто выдерживать напор снега.., но никто не ушел от дома Марты Кларендон. Робби Билз подошел к Майку и Хэтчу. Пистолет все еще у него в руке, но на задержанном наручники, и Робби несколько успокоился и опустил ствол вниз.

Майк открывает заднюю дверь своей машины. Она оборудована для перевозки одичавших и больных животных. Пол - голая сталь. Между этим отсеком и задним сиденьем сетчатая перегородка. На стене пластиковая поилка с трубкой.

- Ты его туда хочешь? - спрашивает Хэтч.

- Разве что ты будешь сидеть с ним нянькой на заднем сиденье.

Хэтч просек ситуацию и говорит арестованному:

- Залезай.

Линож не залезает - по крайней мере, не сразу. Вместо этого он оборачивается на Робби. Робби это все равно.

- Помни, Робби, что я тебе сказал. Ад - это повторение.

Робби нервно заявляет:

- Он кучу наговорил какой-то ерунды. По-моему, он сумасшедший.

Линожу приходится сесть, скрестив ноги и пригнув голову, но это ему, очевидно, ничуть не мешает. Он все еще улыбается, руки в наручниках похлопывают по коленям. Майк закрывает дверь. И спрашивает у Робби:

- А откуда он знает, как тебя зовут? Ты ему сказал?

Робби прячет глаза:

- Не знаю. А вот что я знаю - что ни одному нормальному человеку не придет в голову убивать Марту Кларендон. Я с тобой сейчас поеду в магазин и помогу тебе все это выяснить. Надо будет связаться с полицией штата...

Майк перебивает:

- Робби, я знаю, что тебе это против шерсти, но придется тебе дать мне заняться этим делом. Робби ощетинивается.

- Я менеджер этого города - напоминаю на случай, если ты забыл. Я несу ответственность...

- И я тоже. И в городском уставе наши области ответственности четко разделены. Как раз сейчас ты нужен Урсуле в мэрии куда больше, чем мне в офисе констебля. Поехали, Хэтч.

Майк отворачивается от разъяренного менеджера.

- Слушай, ты! - орет ему вслед Робби. Устремляется за ним, и вдруг соображает, что теряет лицо перед дюжиной своих избирателей. Рядом стоит миссис Кингсбери, приобняв за плечи перепуганного еще Дэви Хоупвелла. За ними стоит Роберта Койн и ее муж Дик и смотрят на Робби с непроницаемыми лицами игроков в покер, что, впрочем, не может скрыть до конца их насмешливого презрения.

Робби останавливается и сует пистолет в нагрудный карман. И все еще с бешенством говорит:

- Слишком ты много о себе воображаешь, Андерсон!

Майк не обращает внимания. Он открывает водительскую дверцу вездехода, и Робби, видя, что они сейчас уедут, пускает последнюю стрелу из колчана:

- И убери плакат со своего проклятого манекена!

Это не остроумно!

Миссис Кингсбери зажимает себе рот рукой, чтобы не хихикнуть. Робби не видит - наверное, к счастью для нее. Вездеход "Службы острова" трогается с места, вспыхнув хвостовыми огнями. Он едет вверх по улице, к магазину и находящемуся там офису констебля.

Робби стоит, ссутулясь, и все еще дымится. Потом оборачивается к группе людей на снежной улице.

- Ну? Чего вы тут собрались? Давайте по домам!

Спектакль окончен!

И идет против ветра к своему "линкольну".

Молли с Ральфи едут в машине, и мы видим слева впереди огни, а еще - две качающиеся клетки для омаров.

- Ма! Вот магазин! Ура!

- Ура - это точно, - отвечает Молли. И сворачивает к парковке перед террасой.

Теперь, уже доехав, Молли понимает, что это было опасно.., но кто мог думать, что так много снега выпадет так быстро? Она выключает мотор и позволяет себе на секунду расслабленно навалиться грудью на руль.

- Эй, мам? Что с тобой?

- Ничего, все нормально.

- Ма, ты меня выпусти, ладно? Я к папе хочу!

- Не сомневаюсь. - Молли открывает дверь.

Вездеход сворачивает налево и направляется к магазину сквозь густеющий снегопад. В машине Хэтч спрашивает:

- Майк, так что мы с ним будем делать?

- Приглуши свою громкость, - вполголоса говорит Майк. И у Хэтча сразу делается виноватый вид. - Позвоним в казармы полиции штата в Мачиасе - тут Робби был прав, - но в такой каше мы, пожалуй, вряд ли сбудем его с рук.

Хэтч бросает сомневающийся взгляд на окно, покрывающееся снежной шубой. Ситуация все сложнее и сложнее, а Хэтч - парень простой, и в сложностях не очень разбирается. Они продолжают разговор тихим голосом, чтобы Линож не услышал. Говорит Майк:

- Робби сказал, что там был включен телевизор. Я его слышал, когда мы с тобой были в холле. А ты?

- Поначалу слышал. Погоду передавали. Наверное, он его...

Хэтч замолкает. Он вспомнил.

- Слушай, Майк! Она же была лопнувшая! Трубка там лопнула ко всем чертям. И он не мог этого сделать, когда мы были в холле. Когда трубка лопается, она же бабахает! Мы бы услышали. - Майк кивает. - Наверное, это было радио...

Это почти вопрос, но Майк не отвечает. Они оба знают, что это было не радио.

Линож в своем загоне для скотины улыбается. Чуть видны кончики его клыков. Линож знает, что они знают.., и как бы тихо они ни говорили, он их слышит.

Вездеход проезжает мимо парковки (автомобильчик, на котором приехали Молли и Ральфи, уже засыпан свежей шубой снега) и сворачивает на дорожку, ведущую в обход и в тыл здания.

Камера показывает нам с дальнего конца дорожки, как машина пробивается через снег, светя фарами. Она добираются до занесенного заднего двора, и камера отъезжает назад. Над ведущей на разгрузочную площадку дверью надпись:

ТОЛЬКО ДЛЯ ДОСТАВКИ

ВХОД В ОФИС КОНСТЕБЛЯ ЧЕРЕЗ МАГАЗИН Туда и подъезжает машина, задним ходом подавая к двери. Для такой работы площадка вполне приспособлена - а Майку с Хэтчем есть чего доставить.

Они выходят и обходят машину с двух сторон. Хэтч опять нервничает, а Майк свои нервы держит под контролем. И когда они подходят к задней дверце машины, спрашивает:

- С предохранителя снял?

У Хэтча вид сначала удивленный, потом виноватый. Он снимает ружье с предохранителя. Майк с револьвером в руке удовлетворенно кивает:

- Вот теперь ты на высоте.

У края разгрузочной площадки - ступени. Хэтч поднимается и стоит там с ружьем наизготовку. Майк отпирает заднюю дверцу и отступает на шаг.

- Выходите на площадку. Не приближайтесь к моему.., напарнику.

Это звучит в духе телепередач, и Майку становится самому неудобно. Впрочем, в этих обстоятельствах слово "напарник" вполне уместно.

Линож выходит, неуклюже согнувшись, и тем не менад изящно. И улыбается все той же неуловимой улыбкой - углами губ. Хэтч отступает, давая ему место, и Линож поднимается по ступеням. Он в наручниках, а они вооружены, но Хэтч все равно его боится. Линож стоит в летящем снегу абсолютно непринужденно, как человек в собственной гостиной. Поднявшийся за ним по ступеням Майк роется в кармане штанов. Вытаскивает связку ключей, находит ключ от задней двери и протягивает Хэтчу. Его револьвер слегка опущен, но смотрит на Линожа. Хэтч нагибается и сует ключ в замок. Линож - мы видим его крупным планом - очень внимательно наблюдает за Хэтчем, и в его глазах мелькают проблески черноты.

Майк - теперь крупным планом он - хмурится. Что-то заметил? Но слишком быстро меняется план, чтобы можно было сказать наверняка. Мы смотрим на дверь.

С ней возится Хэтч, пытаясь повернуть ключ. Что-то хрустнуло - и у него в руках только связка ключей. Общий план.

- Ах ты, трам-тарарам! - восклицает Хэтч и начинает стучать по двери кулаком. - У основания обломился! От холода, наверное.

А внутри на складе стоит конторский стол, ящики для папок, факсовый аппарат и коротковолновая рация, а на стене висит доска объявлений. В углу - камера, отгороженная решеткой. Довольно прочная на вид, но типа "сделай сам". Исключительно временное помещение для воскресных пьяных и хулиганов на полставки.

Мы слышим, как колотит в дверь кулак. Голос Хэтча кричит:

- Эй! Есть там кто-нибудь! Откройте!

Вид снаружи. Майк говорит Хэтчу:

- Брось. Обойди вокруг и открой изнутри.

- То есть как? Ты хочешь, чтобы я оставил тебя с ним одного?

У Майка наконец прорывается напряжение:

- Разве что ты видишь где-то радом Супермена!

- Но мы можем его отвести...

- Через магазин? Где половина острова закупается перед штормом? Вряд ли. Короче, давай.

Хэтч бросает неуверенный взгляд, потом начинает спускаться по ступеням.

А к двери магазина в густом снегопаде подъезжает "линкольн" Робби Билза. Он, визжа и буксуя колесами, заползает на стоянку, чуть не зацепив машинку Молли. Робби выходит, идет к террасе и сталкивается с выходящим Питером Годсо. Питер - грубовато-красивый мужик лет чуть за сорок, отец Салли - той, у которой было на рубашке варенье.

- Чего там случилось, Билз? В самом деле Марту убили?

- Можешь не сомневаться.

Взгляд Робби падает на манекен с плакатом на шее - СНАРЯГА НА ОМАРОВ ВСЕМИРНО ИЗВЕС-НОЙ ФИРМЫ "РОБИ БИЛЗ", - срывает его с рычанием с шеи манекена и смотрит на него злобно, как солдат на вошь. Хэтч появляется из-за угла как раз вовремя, чтобы это заметить. Питер Годсо поворачивается и идет в магазин вслед за Робби, чтобы ничего не пропустить. За ними входит Хэтч.

А в магазине кишит народ. Выделяется Молли Андерсон, разговаривающая с Кэт, но более всего обеспокоенная за Майка. Ральфи в одном из проходов склонился и внимательно рассматривает коробку сладких хлопьев. Входит Хэтч, и Молли бросается к нему:

- A где Майк? С ним ничего не случилось?

- Нет, все в порядке. Он там у задней двери, с арестованным. Я иду их впустить. К нему начинает подходить народ:

- Он местный? - спрашивает Питер Годсо.

- Впервые в жизни его вижу, - отвечает Хэтч. Глубокое облегчение. Еще народ пытается перехватить Хэтчера и задать вопрос, но Молли среди них нет - чем быстрее Хэтч сделает свою работу, тем быстрее она получит обратно своего мужа. Хэтч пробивается к среднему проходу, по дороге взъерошив волосы Ральфи. Ральфи улыбается в ответ нежной улыбкой.

Плакат все еще в руках у Робби, и он сердито похлопывает себя им по бедру. Молли замечает это и слегка морщится.

А на разгрузочной площадке стоят Линож и Майк. Короткое молчание нарушает Линож:

- Дайте мне то, что я хочу, и я уйду.

- Чего это вы хотите? - спрашивает ошарашенный Майк.

Хэтч внутри здания спешит к задней двери. Поворачивает ручку и пытается открыть дверь. Не открывается. Он сильно толкает, еще сильнее. Не выходит. Как последнее средство, он бьет в дверь плечом. С тем же успехом он мог бы бить в бетонную стену.

- Майк! - зовет Хэтч.

Из-за двери доносится голос Майка:

- Давай поскорее! Тут холодно!

- Не открывается! - кричит Хэтч. - Ее заело!

Снаружи на площадке Майк уже злится вовсю. С этим делом все наперекосяк. Русская пожарная тревога, да и только. Линож улыбается своей неуловимой улыбкой. С его точки зрения, все идет, как должно.

- Ты ее отпер? - спрашивает Майк.

- А как же! - отвечает голос Хэтча. По голосу слышно, что он обиделся.

- Так двинь по ней, как следует! Там лед, наверное, намерз.

А в офисе констебля уже появился Робби, глядя на все это с глубоким презрением. Хэтч закатывает глаза: он точно знает, что дверь не примерзла, и он по ней уже двинул. Тем, не менее он еще два раза бьет изо всех сил. Робби пересекает комнату, чтобы бросить юморную табличку на стол Майка. Хэтч, услышав, резко оборачивается. Ребби (который физически крупнее) отодвигает Хэтча в второму - без лишней деликатности.

- Дай-ка я...

Он еще несколько раз толкает дверь, и его самоуверенность постепенно испаряется. Хэтч наблюдает, за ним со скрытым, но вполне понятным удовлетворением. Робби отступает, потирая плечо.

- Андерсон! - говорит Робби. - Тебе придется провести его вокруг, через магазин.

Снаружи Майк закатывает глаза к небу. Только Билза в офисе ему сейчас не хватало. Все лучше и лучше.

- Хэтч! - зовет Майк.

- Чего? - отзывается Хэтч из-за двери.

- Вернись сюда! - говорит Майк. И подчеркнуто добавляет:

- Один.

- Уже иду?

Майк снова поворачивается к Линожу.

- Немножко затянулось. Стойте спокойно, и все будет в порядке.

- Запомните, что я сказал, мистер Андерсон. - Линож улыбается. - А когда наступит время.., тогда и поговорим.

()

На Мэйн-стрит снег закрывает дома и витрины; они становятся миражами, а буря набирает силу.

У маяка огромные волны крошат скалы, и пена взлетает в воздух. И на этом наступает... Затемнение. Конец акта четвертого.

АКТ ПЯТЫЙ Погода уже такая, что передвижение стало серьезной проблемой; и в этой метели из-за угла выходят Майк, Хэтч и Линож и пробираются к ступеням террасы. Линожа заставили идти впереди, и он глядит вверх, улыбаясь. На крышу.

А там сплетение антенн, обслуживающих устройства двусторонней связи в магазине. Самая высокая из них с треском ломается и катится по скату крыши.

Внизу дернулся Хэтч:

- Что это?

- Антенна, наверное, - отвечает Майк. - Сейчас не до нее. Идем.

Хэтч идет к ступеням, чувствительно подтолкнув Линожа.

Возле мэрии острова. Слышен тот же звенящий треск.

Внутри мэрии Урсула склонилась над рацией, стоящей на столе под плакатом:

ШТОРМОВАЯ ТРЕВОГА! ВСЕМ В УКРЫТИЕ!

Из рации - только громкий треск помех.

- Отвечай! Родни! Родни, ты где? Отвечай! Глухо. После еще двух секунд попыток Урсула вешает микрофон и смотрит с отвращением на бесполезный прибор.

В магазин входит покрытый снегом Хэтч. Покупатели реагируют на ружье у него в руках. До того оно было у него в руках и смотрело в пол. Сейчас он взял его на плечо, и ствол смотрит в потолок, как у Стива Мак-Куина в фильме "Разыскивается живым или мертвым". Хэтч оглядывает покупателей.

- Люди, Майк сказал всем разойтись в стороны, о'кей? Чтоб во втором пролете никого не было. Мы привезли преступника, а заднюю дверь заело, и там его не провести. Так что давайте, ребята. Дайте нам место.

- Зачем он ее убил? - вылезает Питер Годсо.

- Пит, ты сейчас просто отойди назад, о'кей? Майк стоит под вьюгой, и там чертовски холодно. И вообще будет спокойнее, когда этот тип окажется под замком. Давайте, ребята, в стороны. Освободите второй пролет.

Покупатели разделяются на две группы, освобождая середину магазина. В одной группе (слева, если смотреть от входа) оказались Питер Годсо и Робби Билз, в другой Молли, отошедшая от касс вместе с Кэт и Тесе Маршан.

Хэтч оглядывает магазин и решает, что так сгодится. Вроде бы. Идет к двери, открывает и, делает приглашающий жест рукой.

С террасы входит Линож, держа у пояса скованные руки. За ним идет Майк, готовый к любым неожиданностям - по крайней мере так он думает.

- Ни одного лишнего движения, мистер Линож. Учтите, я не шучу.

Он опускает револьвер, одна рука на стволе, другая на спусковом крючке. Покрытый снегом Линож с кустистыми от снега бровями входит в магазин. Майк за ним по пятам, уставив дуло ему в спину.

- Точно по среднему пролету. Ни шагу в сторону. Но убийца Марты на миг останавливается и смотрит на две кучки перепуганных островитян. Этот момент неимоверно важен. Линож - как выпущенный из клетки тигр. Укротитель здесь же (даже два, если считать Хэтча), но с тиграми только решетки - много решеток, крепких и толстых гарантируют безопасность. А Линож не выглядит арестованным, и не ведет себя как арестованный. Он сияющими глазами смотрит на перепуганных и загипнотизированных островитян.

Майк подталкивает его стволом.

- Давайте-Двигайтесь!

Линож делает шаг - и снова останавливается.

Смотрит на Питера.

- Питер Годсо! Мой любимый рыботорговец плечом к плечу с моим любимым политиком!

Питер вздрагивает, когда его назвали по имени. Майк толкает Линожа стволом ружья.

- Давайте, я сказал! Идите и не... Линож будто не замечает:

- Как торговля рыбой? Не очень хорошо? Удачно, что у тебя есть еще торговля марихуаной для поддержки на черный день. Сколько у тебя сейчас тюков в глубине склада? Десять? Двадцать? Сорок?

Питер Годсо ошеломлен. Выстрел попал в цель. Робби отодвигается от друга, будто боясь подцепить заразу. А Майк слишком ошеломлен, чтобы заткнуть рот Линожу.

- Ты проверь, что она хорошо завернута, Пит, - прибой сегодня будет адский, когда наступит прилив.

Майк протягивает руку и сильно толкает Линожа в плечо. Тот качнулся вперед, но легко обретает равновесие. На этот раз его яркие глаза выхватывают из толпы Кэт Уизерс.

- Кэт Уизерс! - ахает он, будто увидев старого друга. Она вздрагивает, как от удара. Молли обнимает ее за плечи, глядя на Линожа со страхом и подозрением.

- Ты отлично выглядишь, - говорит Линож. - Впрочем, почему бы и нет? Это же теперь амбулаторная процедура, просто ерунда.

Кэт в неподдельной муке кричит:

- Майк, пусть он перестанет!

Майк снова толкает Линожа, но в этот раз он даже не покачнулся. Стоит твердо, как.., ладно, как заевшая задняя дверь.

- Ты же в Дерри за этим ездила, правда? И родителям еще не сказала? И Билли тоже? Нет? Мой тебе совет - не надо ничего скрывать. Что такое в наши дни небольшая чистка? ( )

Кэт роняет голову на руки и рыдает. Горожане смотрят на нее с ошеломлением, интересом и ужасом. А один совершенно оглушен. Это Билли Соамс в красном фартуке, лет ему на вид двадцать три. Он сын Бетти Соамс, и он же в этом магазине грузчик и уборщик. Еще он постоянный парень у Кэт, и вот сейчас впервые узнал, что Кэт избавилась от их ребенка.

Майк приставляет дуло к затылку Линожа и взводит курок:

- Двигайтесь, а то я вас подвину!

Линож идет по центральному пролету. Он не испугался дула у головы - просто он окончил дело.

У прилавка Кэт истерически всхлипывает, а Молли обнимает ее за плечи. Внимание Тесе Маршан разделено между рыдающей девушкой и Билли Соамсом, который никак не может поверить. И тут Молли вспоминает очень важное:

- Где Ральфи?

По среднему пролету движутся Линож и Майк, на заднем плане Хэтч. Они подходят к концу пролета, и тут из-за угла на них выходит Ральфи с коробкой сладких хлопьев.

- Мам! Мама! Можно я это возьму? Без малейшего колебания Линож наклоняется, берет Ральфи за плечо и поворачивается. Сын Майка тут же оказывается между Линожем и стволом. Ребенок стал заложником. Первая реакция Майка - шок. Вторая - удушающий, тошнотворный страх.

- Отпусти его! - кричит Майк. - Или...

- Или что? - Линож улыбается и почти смеется. Молли, забыв о Кэт, рвется к входу во второй пролет, чтобы увидеть, что там. Один из островитян, Кирк Фримен, пытается ее остановить.

- Пусти, Кирк!

Молли резко и сильно вырывается, и он отпускает. Молли видит Линожа со своим сыном, громко ахает, и ее руки взлетают ко рту.

Майк делает ей жест не подходить, не отрывая ни на секунду глаз от Линожа. У Молли за спиной столпился народ и смотрит во все глаза.

Линож прислоняется лбом ко лбу Ральфи и они смотрят друг другу глаза в глаза. Ральфи еще слишком молод, чтобы бояться. И он только с захватывающим интересом смотрит в эти сияющие, улыбающиеся, манящие тигриные глаза.

- А я тебя знаю, - говорит Линож.

- В самом деле?

- Ты - Ральф Эмерик Андерсон. И я еще кое-что знаю. ()

Ральфи полностью захвачен; он не слышит, как Хэтч задвигает патрон в ствол, не знает, что магазин стал пороховой шашкой, в которой он - фитиль. Он захвачен, почти загипнотизирован глазами Линожа.

- А что?

Линож быстро и легко целует Ральфи в переносицу.

- У тебя есть седло феи! Довольный Ральфи улыбается:

- Это мой папа так его назвал! Линож улыбается в ответ:

- Еще бы! Кстати, о папе...

Он ставит Ральфи на пол, но на момент наклоняется очень низко, так что Ральфи на самом деле все еще заложник. Ральфи видит наручники.

- А зачем это на вас надето?

- Потому что я так захотел. Ладно, иди к папе. Он поворачивает Ральфи спиной к себе и слегка шлепает по заду. Ральфи видит отца и расплывается в улыбке. Но не успевает он сделать и двух шагов, как Майк хватает его в объятия. Ральфи видит револьвер.

- Па, а зачем у тебя...

- Ральфи! - кричит Молли. Она бросается к нему, толкнув по дороге боксом Хэтча и снеся с полок кучу консервных банок. Они раскатываются повсюду. Молли вырывает Ральфи из рук Майка и неистово обнимает. Майк, совершенно обезумевший (а кто бы остался нормальным на его месте?), обращает взгляд снова к Линожу, у которого был миллиард шансов удрать.

- А почему папа целится в этого человека? - спрашивает Ральфи.

- Молли, уведи его отсюда, - говорит Майк.

- Что ты де... - начинает Молли, но не успевает закончить.

- Уведи его! - орет Майк.

Вздрогнув от непривычного крика, Молли отступает, держа в руках Ральфи, в группу перепуганных островитян у входа в пролет. Наступает на банку, и банка с грохотом катится по полу, но Кирк Фримен подхватывает Молли, и она не успевает упасть. Ральфи, глядящий через ее плечо на своего папу, совсем огорчился.

- Папа, не стреляй в него! Он знает про седло феи!

Майк отвечает больше Линожу, чем Ральфи.

- Я не буду в него стрелять. Если он будет делать то, что надо.

Он смотрит в конец пролета, и Линож улыбается и кивает, будто говоря: "Пожалуйста, если вы настаиваете". Он поворачивается и идет, снова держа руки перед собой. Хэтч подходит к Майку.

- Что мы с ним будем...

- Как что? Посадим под замок!

Он испытывает одновременно ужас, облегчение, стыд.., в общем, назовите это чувство сами. Хэтч достаточно уловил эмоций Майка, чтобы отойти назад, а Майк идет за Линожем тенью к концу

5



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.