Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Безнадёга
Безнадёга

- Коп оставил вам ключи? - удивилась Синтия.

- Нет, но если мне повезет...

Мэри выпрыгнула из кабины, приземлившись на песчаную дюну, и направилась к "акуре". В памяти всплыл образ Питера, чрезвычайно гордого изданием своей статьи о творчестве Джеймса Дики и не подозревающего о том, что запланированного продолжения уже никогда не будет...

Силуэт машины расплылся в глазах Мэри. С часто бьющимся сердцем, вытирая слезы рукой, она присела у переднего бампера. Поначалу Мэри не смогла найти то, что искала, и решила, что это уже перебор. Она приложилась щекой к бамперу (скоро он станет горячим, как раскаленная сковорода, но пока металл еще сохранял ночную прохладу) и позволила себе поплакать.

Почувствовав осторожно прикоснувшуюся к ней руку, Мэри обернулась. Рядом с ней стоял Дэвид. Осунувшееся, постаревшее лицо. Бейсбольная рубашка запятнана кровью. Мальчик пристально смотрел на Мэри, едва касаясь пальцами ее руки. ()

- Что-то не так, Мэри?

- Не могу найти маленькую коробочку. - Она громко всхлипнула. - Маленькую коробочку с магнитом, в которой хранился запасной ключ. Она крепилась под передним бампером, но, наверное, отскочила по пути. А может, ее взял тот мальчишка, который срезал с машины пластину с номерным знаком. - Лицо Мэри сморщилось, и она вновь заплакала.

Дэвид упал на колени рядом с ней и поморщился, словно у него заныла спина. Даже сквозь слезы Мэри видела синяки, оставленные на его шее пальцами Одри, когда та пыталась задушить мальчика.

- Не волнуйтесь, Мэри. - Рука Дэвида скользнула под бампер и начала там копаться. Внезапно Мэри захотелось крикнуть:

Осторожно! Там могут быть пауки! Пауки! Потом он показал ей маленькую серую коробочку.

- Давайте попробуем. Если не заведется... - Дэвид пожал плечами, показывая, что особой беды в этом не будет: всегда остается грузовик.

Да, всегда остается грузовик. Только Питер никогда не ездил в этом грузовике, а Мэри так хотелось еще раз подышать запахом мужа. Представить себе прикосновение его рук. Это прекрасная пара дынь, мэм, сказал он, а затем поласкал ее грудь.

Воспоминания о его запахе, прикосновениях, голосе. Об очках, которые он надевал, садясь за руль. Они вызывали боль, но...

- Да, я поеду с тобой, - нарушил молчание Дэвид. Они оба стояли на коленях лицом друг к другу у переднего бампера машины Дейдры Финни. - Если мотор заведется. И если ты захочешь.

- Да, - кивнула Мэри. - Я захочу.

4

Стив и Синтия помогли Мэри подняться на ноги.

- Такое ощущение, что мне уже перевалило за сотню, - призналась она. - Напрасно беспокоитесь, мэм. Вам никак не дашь больше восьмидесяти девяти, - с улыбкой успокоил ее Стив. - Вы действительно хотите ехать в Остин на этой малютке? А если она застрянет в песке?

- Давайте решать вопросы в порядке их поступления. Мы даже не знаем, заведется ли она, правда, Дэвид?

- Не знаем, - кивнул Дэвид.

Он вновь отходил от нее, Мэри это чувствовала, но не знала, как тут быть. Он стоял, опустив голову и уставившись на радиаторную решетку "акуры", словно на ней кто-то написал все секреты жизни и смерти. Уйдя в себя. В руке Дэвид держал металлическую коробочку с запасным ключом зажигания.

- Если мотор заведется, поедем друг за другом. - Мэри повернулась к Стиву. - Мы следом за вами. Если застрянем, переберемся в грузовик. Но я думаю, все обойдется. Машина-то неплохая. Если бы сестра моего мужа не использовала ее для хранения наркотиков... - Голос Мэри задрожал, она плотно сжала губы.

- Едва ли дорога завалена песком до самого Остина, - подал голос Дэвид, не отрывая глаз от радиаторной решетки. - Думаю, в таком состоянии миль тридцать, максимум сорок. Потом снова чистый асфальт.

Мэри улыбнулась мальчику:

- Я надеюсь, ты окажешься прав.

- Тогда возникает один важный вопрос, - внесла свою лепту в разговор Синтия. - Что мы скажем об этом полиции? Настоящей полиции?

Сначала все молчали. Потом заговорил Дэвид, его глаза по-прежнему изучали радиаторную решетку "акуры".

- Только очевидное. Об остальном пусть додумываются сами.

- Что-то я тебя не понимаю. - Мэри в общем-то его поняла, но хотела услышать продолжение. Хотела, чтобы он покинул это жуткое место не только телом, но и душой.

- Я расскажу о том, как у нашей машины были проколоты все колеса и плохой коп отвез нас в город. Как заставил нас поехать с ним, убедив, что в пустыне прячется вооруженный преступник. Ты, Мэри, расскажешь, как он остановил тебя и Питера. Вы, Стив, о поисках Джонни и его звонке. Я расскажу, как коп увел мою мать, как после этого мы смогли убежать из камер. Как спрятались в кинотеатре. Как позвонили вам, Стив, по телефону. Потом вы расскажете, как добрались до кинотеатра. Там мы и провели всю ночь. В кинотеатре.

- И никогда и близко не подходили к шахте, - промурлыкал Стив, привыкая к этой небезынтересной мысли.

Дэвид кивнул. Синяки на его шее выделялись все отчетливее. Воздух прогревался с каждой минутой. - Правильно.

- Но... извини, Дэвид, я должен спросить... а твой отец? Что случилось с ним?

- Пошел искать маму. Хотел, чтобы я остался с вами в кинотеатре. Я и остался.

- И мы ничего не видели, - вставила Синтия.

- Нет. Абсолютно ничего. - Дэвид открыл серую коробочку, достал ключ и протянул Мэри. - Почему бы не попробовать завести мотор?

- Одну секунду. А если власти начнут задумываться о своих находках - всех этих мертвых людях и животных? Что они скажут? Что выяснят?

- Есть люди, которые верят, что в здешних местах потерпела крушение летающая тарелка, - заметил Стив. - В сороковых годах. Вы это знали?

Мэри покачала головой.

- В Розуэлле. Согласно одной версии, кто-то даже выжил. Астронавты с другой планеты. Не могу сказать, правда ли это, но возможно и такое. Кое - какие находки свидетельствовали о том, что в Розуэлле случилось нечто неординарное. Власти закрыли эту информацию. Точно так же они поступят и сейчас. Синтия ущипнула Стива за руку.

- Тоже найдут безумное объяснение? ()

Стив пожал плечами:

- Как знать... Возможно, будут грешить на выброс ядовитого газа. Что - то, мол, вырвалось из земли при вскрышных работах и свело людей с ума. Между прочим, это недалеко от истины, не так ли?

- Дело не в этом, - покачала головой Мэри. - Важно, чтобы мы все держались одной версии, как и предложил Дэвид.

На лице Синтии отразилось сомнение.

- А если мы расскажем все как было, они нам поверят?

- Может, и нет, - ответил Стив, - но, если тебе без разницы, что говорить, мне не хотелось бы провести шесть следующих недель в общении с детектором лжи. Я бы предпочел разглядывать твою экзотическую прическу и загадочное лицо.

Синтия вновь ущипнула его. На этот раз сильнее. Заметив, что Дэвид смотрит на них, девушка кивнула ему.

- Ты считаешь, что у меня экзотическая прическа и загадочное лицо? Дэвид отвернулся к горам на севере. Мэри подошла к водительской дверце, открыла ее. напомнила себе, что, прежде чем трогаться с места, она должна пододвинуть сиденье, ведь Питер был на фут выше ее. Бардачок так и остался открытым после ее поисков регистрационного талона... Такая маленькая лампочка не могла посадить аккумулятор. Конечно, это не вопрос жизни и смерти, но...

- О мой Бог, - сдавленно вскрикнул Стив. - Боже ты мой, посмотрите!

Мэри повернулась. На горизонте высился вал, окружающий Китайскую шахту с севера. Над ним висело громадное серое облако. Оно висело в небе, все еще связанное с карьером пуповиной поднимающейся пыли. По форме облако напоминало волка. Хвост - на восток, навстречу поднимающемуся солнцу, морда - на запад, вслед уходящей ночи.

Из раскрытой пасти что-то торчит, не язык, а какое-то существо, то ли ящерица, то ли скорпион. Кан так, кан тах.

Мэри закричала, закрыв лицо руками. Затряслась всем телом, не желая видеть это мерзкое зрелище.

- Не бойся. - Дэвид обнял ее за талию. - Не бойся, Мэри. Мы ему не по зубам. И он уже уходит. Посмотри сама.

Мэри посмотрела. Действительно, тело волка порвалось во многих местах, а в других истончилось почти до прозрачности, сквозь него просвечивали солнечные лучи. Чувствовалось, что еще немного, и солнце и ветер окончательно покончат с чудовищем, как и говорилось в Библии.

- Я думаю, нам пора ехать, - наконец вырвалось у Стива.

- А я думаю, как было бы хорошо, если б мы никогда не приезжали сюда, - ответила ему Мэри и полезла в машину. Она уже чувствовала запах лосьона после бритья, которым пользовался ее убитый муж.

5

Дэвид стоял, наблюдая, как Мэри подвигает сиденье вперед, вставляет в замок ключ зажигания. Ему казалось, что он где-то далеко-далеко, плавает в космосе между темной и светлой звездами. Он вспоминал о том, как сидел на кухне и играл в карты с Пирожком. Он думал, что согласился бы увидеть Стива, Мэри и Синтию (пусть они и очень хорошие) в аду ради еще одной партии в слэпджек на кухне с сестренкой: она - со стаканом ананасового сока, он - с пепси, и оба смеются как сумасшедшие. Ради этого Дэвид и сам согласился бы отправиться в ад. Едва ли это место сильно отличалось от Безнадеги.

Мэри повернула ключ зажигания. Двигатель кашлянул и тут же завелся. Мэри улыбнулась и даже захлопала в ладоши.

- Дэвид, ты готов?

- Конечно.

- Эй! - Синтия потрепала мальчика по волосам. - Все в порядке?

Он кивнул, не поднимая головы. Синтия наклонилась и поцеловала его в щеку.

- Тебе придется с этим бороться, - прошептала она Дэвиду на ухо. - Обязательно придется, ты понимаешь?

- Я постараюсь, - ответил Дэвид, не зная, как он проживет дни, недели, месяцы, что ждут его впереди.

Иди к своему другу Брайену, сказал Джонни. Возвращайся к своему другу, и пусть он станет твоим братом. Может, действительно начать следовало с этого?

Пронзавшие его дыры кричали о боли, и крик этот не собирался смолкнуть ни завтра, ни послезавтра. Одна дыра - мать, другая - отец, третья - сестра. Дыры - лица. Дыры - глаза.

Волк в небе практически исчез, остались лишь лапа да кончик хвоста.

- Мы тебя сделали, - прошептал Дэвид, обходя "акуру". - Сделали, сукин ты сын.

Тэк, зазвучал в его голове насмешливый голос. Тэк ах лах. Тэк ах ван.

С усилием Дэвид изгнал этот голос из головы и из сердца. Возвращайся к своему другу, и пусть он станет твоим братом.

Возможно, он и возвратится. Но сначала Остин. С Мэри, Синтией и Стивом. Дэвид намеревался оставаться с ними как можно дольше. Они по крайней мере могли понять... понять, как никто другой. Потому что они вместе побывали в Китайской шахте.

Подойдя к дверце со стороны пассажирского сиденья, Дэвид захлопнул металлическую коробочку, сунул ее в карман и замер, вторая его рука застыв над ручкой двери. Из кармана пропал ружейный патрон. Зато появилось что-то еще: кусок плотной бумаги.

- Дэвид? - Стив высунулся из кабины грузовика. - Что случилось?

Мальчик покачал головой, одной рукой открывая дверцу, а второй доставая из кармана сложенную бумажку. Синего цвета. Вроде бы он где-то ее видел, но не помнил, чтобы она лежала у него в кармане. И еще эта дырка. Словно бумажка висела на гвозде...

Оставь свой пропуск.

Последняя фраза, которую сказал ему голос прошлой осенью, когда он молился Богу, просил, чтобы тот излечил Брайена. Он не стал спрашивать зачем, просто повиновался и повесил синий пропуск на гвоздь. Когда он залез на "вьетконговский наблюдательный пост" в следующий раз (через неделю? две?), бумажки не было. Может, ее взял какой-то подросток, чтобы записать телефон своей подружки, может, ее сдуло ветром. Только...

Обнаружилась она в его кармане. Мне нужна только любовь, мне нужна только любовь. Так пел Феликс Кавальер. ( )

- Дэвид? - услышал он голос Мэри. Из далекого далека. - Дэвид, что это?

Этого не может быть, подумал он, но, развернув бумажку, обнаружил знакомые слова, написанные поверху:

ШКОЛА ЗАПАДНОГО УЭНТУОРТА 100.

Виланд-авеню А ниже, большими черными буквами:

ОТПУЩЕН РАНЬШЕ

И наконец:

Родители отпущенного ученика должны расписаться на пропуске.

Подлежит возврату в учебную часть.

К напечатанному добавилась фраза, написанная незнакомым Дэвиду почерком. Когда он вешал пропуск на гвоздь, ее точно не было.

Что-то сдвинулось у него в голове. Гулко забилось сердце. Спазм сдавил горло, потом из него вырвался долгий крик. Дэвид закачался, схватился за крышу "акуры", уткнулся лбом в руку и зарыдал. Он услышал, как открылись дверцы кабины грузовика, услышал шаги бегущих к нему Стива и Синтии. Он плакал. Думал об улыбающейся ему сестренке с куклой в руках. Думал о матери, пританцовывающей под радио с утюгом в руке у гладильной доски. Думал об отце, сидящем на открытой веранде, положив ноги на поручень, с банкой пива в одной руке и книгой в другой. Отец махал ему рукой, когда Дэвид слезал с велосипеда, вернувшись от Брайена. Дэвид думал о том, как он их всех любил, как будет всегда их любить.

Он думал о Джонни. О Джонни, стоящем у черного зева штольни. И о его словах: "Иногда Он заставляет нас жить".

Дэвид плакал, смяв в кулаке пропуск, который выдавался ученику, чтобы он мог покинуть школу до ee окончания занятий, и думал о том, что...

Может... не так уж все плохо.

Может, в конце концов, не так уж все плохо.

- Дэвид! - Стив потряс его за плечо. - Дэвид!

- Все нормально. - Он поднял голову и вытер глаза дрожащей рукой.

- Что случилось?

- Ничего. Я в порядке. Поезжайте. Мы - следом за вами.

Синтия с сомнением смотрела на него.

- Ты уверен?

- Да.

Они зашагали к грузовику, то и дело оглядываясь. Дэвид помахал им рукой, потом сел в кабину "акуры" и захлопнул дверцу.

- Что это? - спросила Мэри. - Что ты нашел?

Она протянула руку, но Дэвид не сразу отдал ей смятый клочок синей бумаги.

- Ты помнишь, как коп втолкнул тебя в местную кутузку, где мы сидели по камерам? - спросил он. - Как ты схватила ружье?

- Я этого никогда не забуду.

- Когда коп двинул на тебя стол, патроны рассыпались по полу. Один подкатился ко мне. Я воспользовался шансом и подобрал его. Джонни, должно быть, вытащил патрон из моего кармана, когда схватил меня в штольне. После того, как погиб отец. Джонни использовал этот патрон, чтобы запалить НАТМ. Взяв патрон, он положил мне в карман вот это.

- Положил что? Что это?

- Пропуск, который в моей школе в Огайо давали тем, кому надо было пораньше уйти с занятий. Прошлой осенью я насадил его на гвоздь на дереве и оставил там.

- Дерево в Огайо. Прошлой осенью... - Мэри задумчиво смотрела на него. Потом глаза ее округлились. - Прошлой осенью?

- Да. Я не знаю, где взял его Джонни... и когда. В хранилище взрывчатых веществ я заставил его вывернуть все карманы. Боялся, что он подобрал один из кан тахов. Тогда пропуска у него не было. Джонни разделся до белья, и, я уверен, пропуска у него не было.

- О Дэвид, - прошептала Мэри.

Он кивнул и протянул ей пропуск. - Стив мог бы точно сказать, прав я или нет. Но я готов поспорить на миллион долларов, что это почерк Джонни.

Дэвид!

Держись впереди Мамми.

I Иоанну 4/8. Помни!

Мэри разбирала эти каракули, шевеля губами.

- И я поспорила бы на миллион, что почерк его, если бы у меня был этот миллион. Ты знаешь, о чем речь, Дэвид?

Дэвид взял синюю бумажку.

- Конечно. Первое соборное послание святого апостола Иоанна Богослова, глава четвертая, стих восьмой. Бог есть любовь.

Мэри долго смотрела на него.

- Так ли это, Дэвид? Он любовь?

- Да. - Дэвид сложил пропуск. - Я думаю. Он... все. Синтия помахала им рукой. Мэри в ответ подняла вверх руку со сжатым кулаком. Стив тронул грузовик с места, Мэри пристроилась сзади. "Акура" с неохотой преодолела первую дюну, но потом покатилась куда веселее.

Дэвид откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и начал молиться.

Бангор, штат Мэн 1 ноября 1994 г. - 5 декабря 1995 г.

32



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.