Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Бессоница
Бессоница

расходящиеся из ступицы, сохраняют форму колеса. Оригинал, однако... Ральф подумал, что оригинал и был самой ступицей: одно кольцо, чтобы связать их всех.

Он с силой сжал кольцо, ощущая, как оно врезается в ладонь, затем опустил в карман.

"Одного нам не сказали насчет КА, - подумал Ральф. - Они не предупредили об изворотливости. Точно так старая, умудренная жизнью рыба не срывается сразу с крючка, а продолжает биться в руке, пытаясь вырваться на свободу".

Похоже на карабканье по песчаной дюне - через каждые два шага вперед скатываешься на шаг назад. Они отправились в Хай-Ридж и выполнили что-то, но Ральф не знал - что, хотя Дорренс и заверил их в правильности действий; согласно старине Дору, главную задачу им предстояло выполнить здесь. Они пришли сюда и взяли украденное у Эда, но этого было по-прежнему недостаточно, почему? Потому что КА - это рыба, КА - песчаная дюна, КА - колесо, не желающее останавливаться и сминающее все на своем пути. Колесо с невероятным количеством спиц.

Но больше всего КА походило на кольцо.

На обручальное кольцо.

Внезапно Ральф понял, что разговоры на больничной крыше и все попытки Дорренса объяснить не могли выразить суть происходящего: необозначенный статус Эда, его неустойчивое положение между Предопределением и Слепым Случаем плюс встреча сбитого с толку Эда с Атропосом наградили его огромной силой. Открылась дверь, в которую проник демон по прозвищу Кровавый Царь, обладающий большей мощью, чем Клото, Лахесис и Атропос вместе взятые.

И вряд ли этого демона может остановить Ральф Робертс.

- Ральф?

- Одно кольцо, чтоб править всем, Луиза, - одно кольцо, чтоб отыскать.

- О чем ты говоришь?

Он похлопал по карману, ощущая выпуклость кольца Эда, затем обнял женщину за плечи:

- Фальшивые кольца-подделки - спицы, но вот это - ступица.

Убери ступицу, и колесо не сможет повернуться.

- Ты уверен?

Да, он был уверен. Но не знал, как все сделать.

- Да. А теперь идем - выберемся отсюда, пока еще есть возможность. Ральф предоставил Луизе возможность первой пролезть под обеденным столом, затем, опустившись на колени, последовал за ней. На мгновение он задержался и оглянулся через плечо. Его глазам предстало ужасное зрелище: хотя жужжание не вернулось, вокруг фальшивого кольца образовывался саван, приглушая сверкание золота.

Ральф, как завороженный, смотрел на происходящее, затем усилием воли отвел взгляд и пополз дальше.

9

Ральф опасался, что они потратят ценное время, кружа по запутанному лабиринту склада Атропоса, но возвращение назад оказалось делом нетрудным.

Их собственные следы, тающие, но вполне видимые, оказались отличным гидом. Когда ужасная комната осталась позади, Ральф почувствовал себя немного сильнее, однако Луиза шаталась из стороны в сторону. Очутившись в грязном обиталище Атропоса, Луиза навалилась на Ральфа всем своим весом.

Он справился о ее самочувствии. Луиза, пожав плечами, вымученно улыбнулась: - Мои проблемы связаны с пребыванием в этом месте. И неважно, насколько высоко мы поднялись, все равно здесь ужасно. Как только я попаду на свежий воздух, мне станет лучше. Честно.

Ральф надеялся, что она права. Теперь, входя в логово Атропоса, он уже придумывал предлог, чтобы отправить Луизу вперед. Это дало бы ему возможность быстро обыскать помещение. Если он не найдет серьги, то это значит, что они все еще в ушах Атропоса.

Ральф заметил, что комбинация вновь выглядывает из-под юбки Луизы, и хотел сказать ей об этом, когда боковым зрением уловил неясное движение. Он подумал, что на обратном пути они забыли об осторожности - возможно, виной тому усталость, - и теперь за беспечность им придется платить высокую цену.

- Луиза, осторожно!

Слишком поздно. Ральф почувствовал, как дернулась ее рука, когда создание в грязном халате обхватило ее за талию и потащило назад. Голова Атропоса доходила Луизе лишь до подмышек, однако карлик все же простер свое грязное лезвие над ней. Когда Ральф инстинктивно бросился к Атропосу, тот опустил скальпель, касаясь лезвием жемчужно-серой "веревочки", выходящей из нимба вокруг головы Луизы. Карлик оскалил зубы в торжествующей ухмылке: Ни шага вперед, Шот-таймер... Ни единого!

Ну что ж, по крайней мере, ему не надо беспокоиться об украденных серьгах Луизы. Те сверкали в мочках ушей Атропоса. Скорее именно их вид, а не окрик удержал Ральфа на месте.

Скальпель поднялся вверх... Но только чуть-чуть.

Кажется, вы у меня кое-что забрали, Шоттеры? Не надо отрицать, я знаю. А теперь вы мне его отдадите.

Скальпель вновь приблизился к "веревочке" Луизы и тупым концом погладил ее.

Ты вернешь мне его, иначе эта сука умрет прямо у тебя на глазах ты будешь стоять и наблюдать, как ее аура превращается в черный саван.

Нравится такая перспектива? Отдавай кольцо.

()

Глава двадцать шестая

1

Ухмылка Атропоса сияла отвратительным триумфом и...

"И страхом. Он застал тебя врасплох. Он держит скальпель возле "веревочки" Луизы, сжимая ее шею рукой, и все же он боится тебя до смерти.

Почему?"

Ну же! Хватит терять время, дерьмоголовый! Отдавай кольцо!

Ральф медленно полез в карман и нащупал кольцо, размышляя, почему Атропос не убил Луизу сразу. Он же наверняка не намерен их отпускать. "Он боится, что я могу оглушить его телепатическим ударом каратэ.

И это только начало. Думаю, он боится, что я скручу его. Боится сущности, управляющей им. Боится Кровавого Царя. Так ты боишься своего хозяина, мой отвратительный дружок?"

Ральф зажал кольцо между большим и указательным пальцами:

- Подойди и возьми. Не стесняйся.

Лицо Атропоса перекосилось от ярости:

Я убью ее, разве ты не слышал? Или ты добиваешься ее смерти?

Ральф очень медленно поднял левую руку.

Ответ был неутешительным. Вряд ли у него хватит сил раскроить эту лысую голову. К тому же... Ральфу не понравилось то, что он увидел: на смену панической ухмылке Атропоса пришла спокойная уверенность. Он почувствовал, как безумные глазки ощупывают взглядом его лицо, тело, но в основном его ауру. Ральф четко представил себе механика, проверяющего, сколько бензина осталось в машине. "Сделай же что-нибудь, - взглядом прекрасных глаз молила Луиза. - Пожалуйста, Ральф".

Но он не знал, что делать. Не было ни единой идеи.

Ухмылка Атропоса стала еще увереннее и наглее:

Да ты разоружен, Шотти. Как печально.

- Только тронь ее и на своей шкуре почувствуешь, кусок дерьма.

Атропос ухмылялся:

Тем, что у тебя осталось, ты и крысу не сможешь отпугнуть. Почему бы не стать пай-мальчиком и не отдать кольцо...

- Ах ты, ублюдок!

Это Луиза вступила в разговор. Она уже не смотрела на Ральфа; она смотрела в зеркало, перед которым Атропос примерял последние приобретения - платок Розали, скажем, или панаму Билла Мак-Говерна. В ее широко открытых глазах бушевала ярость, и Ральф знал - почему.

- Это МОЕ, подлый вор!

Она резко рванулась назад, используя преимущество в весе и прижимая Атропоса к стене. Карлик захрипел. Рука, сжимающая скальпель, взметнулась вверх; лезвие вонзилось в сухую штукатурку. Луиза повернулась к коротышке, лицо ее пылало яростью - женщина была так разительно не похожа на "нашу Луизу", что Мак-Говерн упал бы в обморок, увидь он ее сейчас. Ее руки тянулись к ушам карлика. Палец Луизы вонзился ему в щеку Атропос взвыл, как собака, которой наступили на лапу, затем вновь схватил женщину за талию и повернул ее спиной к себе.

Он уже приготовился перерезать "веревочку", когда Ральф угрожающе покачал пальцем правой руки. Вырвавшаяся из ногтя слабая, еле различимая вспышка света ударилась о лезвие скальпеля, моментально отбрасывая его прочь от "веревочки" Луизы. И все; Ральф почувствовал, что его личное оружие теперь опустошено.

Атропос скалил зубы из-за плеча Луизы, в то время как женщина извивалась в его руках. Она не пыталась вырваться; она хотела развернуться, имитируя жест пилы. Атропос сжался.

- Если ты прикоснешься к ней лезвием, я так ударю, что тебе придется собирать мозги по стенке. Я не шучу.

Отдай кольцо. Смертный.

"Они не могут лгать. - внезапно припомнил Ральф. - Не знаю, говорили ли мне об этом или я понял интуитивно, но они не могут лгать.

А вот я могу."

- Вот что я скажу тебе мистер А. Пообещай, что выполнишь условия сделки, и кольцо твое.

Атропос бросил на него взгляд, в котором сквозило сомнение, смешанное с подозрительностью:

Сделка? Что ты имеешь в виду?

- Ральф, нет!

Ральф посмотрел на женщину, затем на Атропоса и поднес левую руку к щеке, не раздумывая, как этот жест будет воспринят лысоголовым доктором-коротышкой. Скальпель плотнее прижался к "веревочке", образуя темное пятно в точке соприкосновения. Крупные капли пота выступили на лбу Атропоса, а когда он заговорил, в голосе его билась паника:

Не смей метать в меня молнии! Она умрет, если ты сделаешь это!

Ральф поспешно опустил руку, затем, словно провинившийся мальчуган, сцепил руки за спиной. Кольцо Эда по-прежнему было зажато в кулаке, и, не раздумывая, Ральф опустил его в задний карман брюк. И только в этот момент он понял, что не намерен отдавать кольцо. Даже если это будет стоить Луизе жизни - им обоим, - он не отдаст кольцо.

Хотя, возможно, до этого дело и не дойдет.

- Сделка означает, что мы оба уйдем, мистер А., - я отдам тебе кольцо, а ты мне мою подругу. И ты пообещаешь, что не причинишь ей вреда.

Что скажешь?

Нет, Ральф, нет!

Но слова не могли передать всех ощущений Атропоса. Его взгляд горел таким страхом, такой бессильной яростью! Если когда-нибудь он и жалел, что не способен лгать, то сейчас пожалел наверняка. А ведь требовалось от него лишь одно - сказать: "Сделка состоялась", и тогда Ральфу пришлось бы туго. Но Атропос не мог сказать, потому что не мог лгать.

"Он знает, что его загнали в угол, - подумал Ральф.

- И тут совсем не важно, перережет он "веревочку"

Луизы или отпустит ее, - он считает, что в любом случае я расправлюсь с ним, и он не ошибается".

"И что же ты можешь с ним сделать, любимый, - раздался голос Кэролайн, в котором сквозило сомнение. - Много ли в тебе осталось силенок после вскрытия савана, окружавшего кольцо, чтобы напасть на него?"

Луиза вовсю колотила ногами, стараясь своим весом придавить Атропоса и, не раздумывая над тем, что он делает, Ральф бросился вперед, падая на колени и разводя руки в стороны. Он был похож на обезумевшего жениха, делающего предложение. Луиза чуть не ударила его в горло. Ральф дернул за подол нижней юбки, соскользнувшей с шелковым шорохом. А Луиза продолжала кричать:

- Гнусный вор! Вот тебе, вот! Нравится?

Атропос вскрикнул от боли, а когда Ральф взглянул вверх, то увидел, что Луиза вцепилась зубами в правое запястье коротышки. Скальпелем, зажатым в левой руке, Атропос попытался перерезать ее "веревочку", промахнувшись лишь на дюйм. Ральф вскочил на ноги, и, по-прежнему не понимая, что делает, накинул розовый шелк нижней юбки на занесенную над Луизой руку Атропоса... И на его голову.

- Уходи от него, Луиза! Беги!

Она вырвалась из рук карлика и, пошатываясь, побрела к столу в центре норы, вытирая с губ кровь Атропоса... Но лицо ее по-прежнему пылало гневом.

Атропос, барахтаясь в розовом шелке, метнулся за ней. Но Ральф перехватил его и оттолкнул к арке:

- Не получится, дружок!

Отпусти меня! Отпусти сейчас же, ублюдок! Ты этого не сделаешь! Самое странное, что он действительно верит в это, подумал Ральф.

"Ему так долго никто не мешал, что он абсолютно забыл, на что способны Шот-таймеры. Но я это исправлю".

Ральф вспомнил, как Атропос перерезал "веревочку" Розали после того, как собака покорно лизнула его руку, и ненависть к этому хитрому, злобному, безумному чудовищу взорвалась в нем наподобие перезревшего шампиньона. Он ухватился за край нижней юбки Луизы и дважды обмотал ее вокруг кулака, натягивая материю так плотно, что под ней розовой посмертной маской проступили черты Атропоса.

Затем, когда острие скальпеля принялось разрезать материю, Ральф раскрутил Атропоса, словно древний воин пращу, бросая камень, и вышвырнул его в дверной проем. Упади Атропос, он пострадал бы не так сильно, но он не просто упал; он с грохотом ударился о камень, лежавший перед порогом, вскрикнул от боли и опустился на колени. На розовом шелке стали распускаться кровавые цветы. Скальпель исчез в прорези. Ральф ринулся вслед за Атропосом, когда скальпель появился вновь, расширяя прорезь, сквозь которую виднелось искаженное лицо создания. Из носа Атропоса хлестала кровь, лоб и виски также были обагрены кровью.

Прекрати! Предупреждаю тебя. Смертный! Ты пожалеешь, что вообще появился на этот... Проигнорировав угрозу, Ральф со всей силой швырнул Атропоса вперед.

Руки карлика по-прежнему были запутаны в нижней юбке, и он проехал по полу лицом. Крик боли и удивления вырвался из груди Атропоса. Удивительно, но где-то глубоко в мозгу Ральф услышал нашептывания Луизы, убеждавшей, что достаточно - вполне достаточно. Она просила не убивать этого психа, не причинять боли созданию, только что пытавшемуся покончить с ним. Атропос хотел перевернуться на спину, но Ральф ударил его еще раз и прижал коленом к полу.

- Не двигайся, дружок! Мне больше нравится, когда ты лежишь спокойно!

Ральф взглянул на Луизу и заметил, что ярость ее ушла так же внезапно, как и пришла, - словно каприз погоды. Например, торнадо, обрушившийся посреди ясного неба, сорвавший крышу с сарая, а затем вновь исчезнувший.

Луиза указывала на Атропоса:

- У него мои серьги, Ральф. Этот вор носит мои серьги.

- Я знаю. Видел.

Ухмыляющееся лицо Атропоса показалось в разрезе шелка, являя собой обличье самого уродливого младенца в момент появления на свет. Ральф ощущал, как поя его коленом дрожат напряженные мышцы спины отвратительного чудовища, и вспомнил пословицу: "Поймавший тигра за хвост не дерзнет отпустить его". Именно теперь, в подземном логове, ощущая себя персонажем сказки, придуманной безумцем, Ральф постиг некий высший смысл этой пословицы. Внезапная ярость Луизы и случайное неведение Атропоса позволили Ральфу хотя бы временно одержать верх. Вопрос, не терпящий отлагательства, заключался в следующем: что делать дальше?

Рука, сжимающая скальпель, сделала взмах, но удар оказался слабым и ненаправленным. Ральф с легкостью увернулся. Всхлипывая и изрыгая проклятия, но явно не испытывая страха, Атропос вновь набросился на него: Дай мне только встать, старый ублюдок! Глупый седой Шоттаймер!

Морщинистый урод!

- В последнее время я выгляжу намного лучше, дружище! Разве ты не заметил?

Глупец! Безумный Шот-таймер! Ты еще пожалеешь! Раскаешься!

"Ну что ж, - подумал Ральф. - По крайней мере, он не просит. Я ожидал, что теперь он будет умолять меня".

Атропос продолжал орудовать скальпелем. Ральф без особого труда нанес пару-другую слабых ударов, затем одной рукой схватил за горло распростертого на полу уродца. - Ральф! Нет! Не надо! Он покачал головой, не понимая, что выражает его жест: раздражение, уверенность или то и другое вместе. Прикоснувшись к Атропосу, Ральф почувствовал, что тот весь дрожит. Лысоголовый хрипло вскрикнул, но Ральф не убрал руку, пытаясь сжать горло противника и не удивляясь тому, что не может этого сделать. И тем не менее, разве не говорил Лахесис, что только Шот-таймер может противостоять воле Атропоса? Но каким образом?

Атропос гнусно захихикал.

- Пожалуйста, Ральф! Не убивай его! Давай заберем мои серьги и уйдем!

Атропос скосил глаза на Луизу, затем обратился к Ральфу Робертсу:

Неужели ты считаешь, что можешь убить меня. Смертный?

Подумай хорошенько.

Ральф так не считал, но он хотел убедиться наверняка.

Жизнь коварная штука, Смертный. Почему бы тебе не отдать мне кольцо?

Все равно рано или поздно я заберу его.

- Да пошел ты... Дешевая перепалка. Но главный вопрос так и остался без ответа. Как же он должен поступить с этим чудовищем?

"Что бы там ни было.

Но ты не можешь действовать, пока за твоей спиной стоит Луиза, - посоветовал голос, не совсем похожий на шепот Кэролайн. - Она была великолепна в своей ярости, но теперь ярость прошла. Луиза слишком мягкосердечна для последующих событий, Ральф. Тебе необходимо выпроводить ее отсюда". ()

Ральф повернулся к Луизе. Глаза женщины были полузакрыты, она в любой момент могла опереться на стену и так заснуть.

- Луиза, я хочу, чтобы ты ушла отсюда. Немедленно. Поднимись наверх и подожди меня под де... Мелькнул скальпель, и Атропос чуть не срезал Ральфу кончик носа.

Ральф отшатнулся, его колено заскользило по шелку. Атропос, сделав мощный рывок, освободился, но в последний момент Ральфу удалось ударить карлика по голове ребром ладони и вновь прижать коленом к полу.

О-о-о! О-о-о! Прекрати! Ты же убьешь меня!

Ральф, не обращая внимания на стоны Атропоса, взглянул на Луизу: - Уходи, Луиза! Я тоже скоро поднимусь!

- Вряд ли без посторонней помощи я смогу преодолеть лестницу! Я так слаба.

- Сможешь. Ты обязана подняться, и ты это сделаешь.

Атропос, прижатый к полу коленом Ральфа, вновь пошевелился. Но для освобождения этого было явно недостаточно. Время мчалось с бешеной скоростью, в данный момент настоящим врагом являлось время, а не Эд Дипно. - Мои серьги...

- Обещаю, я принесу их с собой, Луиза.

Сделав над собой огромное усилие, Луиза выпрямилась и внимательно посмотрела на Ральфа:

- Не надо убивать его, Ральф, даже если ты и должен. Это не по-христиански.

"Совсем не по-христиански, - согласилось маленькое дурашливое создание в его голове. - Не по-христиански, но тем не менее... Я не хочу терять преимущества и ждать".

- Поднимайся, Луиза. Я сам решу, что с ним делать.

Женщина печально посмотрела на Ральфа:

- Ничего не изменится. Даже если я попрошу тебя не убивать его, правильно?

Ральф, подумав, покачал головой:

- Нет. Но я обещаю тебе, что буду только защищаться. Достаточно? Луиза кивнула:

- Да. Возможно, я смогу подняться вверх, если буду идти медленно и осторожно... Но как же ты?

- Со мной все будет хорошо. Жди меня под деревом.

- Ладно, Ральф.

Ральф смотрел, как Луиза пересекла комнату, тапок Элен Дипно болтался у нее на запястье. Она стала медленно подниматься по лестнице. Ральф подождал, пока Луиза не скрылась из вида, затем повернулся к Атропосу: - Ну вот, дорогуша, теперь нас только двое. Что же нам делать?

Может, поиграем? Тебе ведь нравится развлекаться?

Атропос незамедлительно возобновил сопротивление, одновременно размахивая скальпелем, пытаясь проткнуть Ральфа Робертса.

Отстань! Отпусти меня, старый гомик!

Атропос извивался так бешено, что прижимать его коленом было все равно что удерживать таким образом змею. Ральф не обращал внимания на крики, толчки и мечущийся скальпель. Уже вся голова Атропоса освободилась из-под нижней юбки, что намного упрощало положение вещей. Ральф ухватился за серьги Луизы и дернул, но серьги остались на месте, зато Атропос зашелся криком боли. Ральф, улыбнувшись, подался вперед:

- Ага, так для них пришлось и уши прокалывать?

Да! Да, черт побери!

- Цитируя тебя, жизнь - коварная штука, согласен?

Ральф вновь ухватился за серьги и резко рванул. Из мочек ушей Атропоса фонтаном брызнула кровь. Лысоголовый взвыл, как мощная дрель, и Ральф почувствовал мимолетную жалость, смешанную с презрением к отвратительному созданию.

"Ублюдок привык причинять боль другим, но сам с болью смириться. Возможно, он никогда прежде не страдал. Вот и почувствуй на собственной шкуре, дружок, что приходится испытывать твоим жертвам". Прекрати! Прекрати! Ты не можешь поступать так со мной!

- Значит, я сообщаю тебе новость... Я это делаю! Так почему бы тебе не смириться?

Ну и чего ты этим добьешься, Шот-таймер? Все произойдет так, как запланировано. Люди в Общественном центре распрощаются с жизнью, и кольцо ничего не изменит.

"Я и сам знаю", - подумал Ральф.

Атропос еще задыхался, но уже перестал метаться, и Ральф позволил себе окинуть комнату быстрым взглядом. Сейчас ему необходимо вдохновение - сойдет и маленькая идейка.

- Я хочу кое-что предложить, мистер А. На правах нового друга и товарища по развлечению. Можно? Я знаю, как ты занят, но необходимо найти время и сделать что-то с этой комнатой. Я не говорю, что она должна превратиться в Храм Красоты, но здесь хуже, чем в свинарнике!

Атропос, одновременно обиженно и настороженно: Думаешь, меня волнует твое мнение, Смертный?

Существовал лишь один выход. Неприятно, но Ральф все равно продолжал.

Он вынужден продолжать; перед его внутренним взором стоял образ, побуждающий к действиям. Он видел Эда Дипно, летящего в Дерри на самолете, загруженном канистрами со взрывчаткой или нервно-паралитическим газом. - Как ты думаешь, что я могу сделать с тобой, мистер А.?

Ответ последовал немедленно, без всяких прологов:

Отпусти меня. Таков ответ. Единственный. А я оставлю тебя в покое, вас обоих. Оставлю вас для Предопределения. Ты проживешь еще лет десять.

Вполне возможно, что и двадцать. Но только вы не должны вмешиваться.

Отправляйтесь домой. А когда придет черед великих событий, следите за ними по телевизору.

Ральф изо всех сил пытался делать вид, что он искренне обдумывает подобное предложение.

- И ты оставишь нас в покое? Ты обещаешь оставить нас в покое!

Да.

На лице Атропоса появилось выражение робкой надежды, а вокруг карлика собиралась аура. Ральф видел, что она того же отвратительного кровавого оттенка, что и пульсирующее свечение, окутывающее логово.

- Знаешь что, мистер А.?

Атропос, с возрастающей надеждой: Что?

Ральф резко ухватил левое запястье Атропоса и завел назад его руку.

Атропос зашелся криком, пальцы разжались и выпустили скальпель, а Ральф со сноровкой профессионального карманного воришки подхватил оружие.

- Я верю тебе.

2

Отдай! Отдай! Отдай! От... Атропос мог орать целыми часами, поэтому Ральф положил конец истерическому припадку самым простым известным ему способом Он подался вперед и лезвием полоснул по затылку лысой головы, выглядывавшей из разреза юбки Луизы. Никакая невидимая рука не воспрепятствовала его удару Кровь - целая река крови - полилась из пореза. Аура, окружавшая Атропоса, темнела, приобретая оттенок гноящейся раны. Он вновь закричал.

Ральф, нагнувшись к уху карлика, весело произнес:

- Возможно, я и не могу убить тебя, но вот задать жару в моих силах.

К тому же мне не нужна психическая энергия, правильно? Достаточно и этого.

Ральф сделал скальпелем еще один поперечный разрез, словно вырезая букву "t" на затылке Атропоса. Карлик, взвизгнув, стал вырываться. Ральф почувствовал отвращение, осознав, что какая-то часть его шкодливый гномик, засевший внутри, - от всей души наслаждается всем происходящим. - Что ж, если хочешь, чтобы я исполосовал всего тебя, продолжай сопротивляться. Я перестану только тогда, когда перестанешь ты. Атропос моментально замер.

- Вот и хорошо. Я задам тебе несколько вопросов. Думаю, в твоих интересах ответить на них.

Спрашивай что угодно! Любые вопросы! Только не делай мне больно! - Отличный подход, дружище, но нет предела совершенству, согласен? Ральф полоснул еще раз, делая длинный порез на черепе со стороны виска. Полоска кожи обвисла, словно плохо приклеенные обои. Атропос взвыл.

От отвращения у Ральфа свело желудок (странно, но при этом он испытал душевное успокоение), однако когда он заговорил (подумал) с Атропосом, то сделал все, чтобы не выказать свои истинные чувства.

- Такова моя мотивация, доктор. Если я вынужден буду привлечь дополнительные доводы, тебе придется воспользоваться суперклеем, чтобы удержать остатки кожи на голове. Ты меня хорошо понял?

Да! Да!

- Ты мне веришь?

Да! Седовласый ублюдок! ДА!

- Отлично. А теперь вопрос, мистер А.: дав слово, сдержишь ли ты его?

Атропос медлил с ответом. Чтобы взбодрить карлика, Ральф тупым концом приложил скальпель к его щеке. Наградой стал еще один крик и готовность к немедленному сотрудничеству.

Да! Да! Только не делай мне больно! Пожалуйста!

Ральф убрал скальпель. Отпечаток лезвия, словно родимое пятно, горел на гладкой щеке маленького создания.

- Ладно. А теперь слушай. Обещай, что оставишь нас с Луизой в покое до окончания митинга в Общественном центре. Никаких выходок, нападений, ничего. Обещай.

Да пошел ты! Возьми свое обещание и засунь себе в задницу!

Ральфа не задели слова коротышки: его улыбка стала еще шире.

Потому что Атропос не сказал, чего он не хочет и, что еще более важно, Атропос не открыл, чего он не может. Он просто отказался. Небольшое отступление, но дело легко поправимо.

Заставив себя забыть о жалости, Ральф полоснул скальпелем по спине Атропоса. Ткань нижней юбки разъединилась, разошелся и грязный халат, как и плоть, скрытая под халатом. Хлынула кровь, и от стенаний измученного Атропоса у Ральфа едва не лопнули барабанные перепонки.

Морщась, он наклонился и, стараясь не запачкаться кровью, прошептал: - Я не хочу больше мучить тебя - еще два пореза, и меня вырвет от отвращения, - но ты должен знать, что я могу сделать это и, буду продолжать до тех пор, пока либо ты дашь нужное мне обещание, либо сила, не позволившая задушить тебя, не остановит меня опять. Думаю, ты превратишься в сплошное месиво, пока дождешься последнего. Так что скажешь?

Дашь обещание или предпочитаешь стать разрезанным грейпфрутом?

Атропос рыдал. Ужасный, тошнотворный звук.

Ты ничего не понимаешь! Если тебе удастся остановить начатое - шансы ничтожны, но кто его знает, - мне не избежать наказания от существа, которое вы называете Кровавым Царем!

Ральф, сцепив зубы, вновь полоснул лезвием; его плотно сжатые губы напоминали давно заживший шрам. Ральфу пришлось нажать на скальпель, когда лезвие скользнуло по хрящу. А затем левое ухо Атропоса упало на пол.

Кровь хлестала из дыры в лысой голове, крики карлика оглушали.

"Да они вовсе не похожи на богов, - подумал Ральф.

Он был растерян и в то же время испытывал ужас. - Единственное различие между нами в том, что они дольше живут и их трудно увидеть. К точу же я плохой вояка. От одного вида крови мне делается дурно".

Ладно, обещаю! Перестань резать меня на части! Не надо! Пожалуйста! - Это только начало. Скажи, что обещаешь оставить в покое меня, Луизу и Эда, пока не закончится митинг в Общественном центре.

Ральф ожидал возобновления борьбы, но Атропос удивил его:

Обещаю! Обещаю оставить в покое тебя и суку, с которой ты сюда заявился... ( )

- Луиза. Назови ее по имени.

Да, да - Луизу Чесс! Я согласен оставить в покое ее, и Эда Дипно тоже, и всех, всех, только не надо меня больше резать. Теперь ты доволен?

Черт тебя побери!

Ральф решил, что он доволен, как может быть доволен человек, которого тошнит от собственных методов и действий. Вряд ли в обещании Атропоса могла крыться ловушка: лысоголовый знал, что его ожидает жестокая расплата, однако не мог перебороть страх, который нагнал на него Ральф.

- Да, мистер А. Теперь я доволен.

Ральф, не в силах более сдерживать позывы к рвоте, отпустил свою жертву. Он

37



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.