Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга - Бегущий человек
Бегущий человек

- Я СДЕЛАЛА ЭТО ДЛЯ ТЕБЯ-Я-Я-Я.

...Минус 049

Счет продолжается...

Их тени бежали за ними вниз по холму в сторону парка, удлиняясь и сокращаясь в свете уличных, забранных в решетки фонарей «Джи Эй».

Элтон Парракис дышал, как паровоз, огромными глотками забирая воздух и выпуская его со свистом.

Они пересекли улицу и внезапно были выхвачены из темноты светом фар. Синие вспыхивавшие огни ползали по тротуару и стенам домов. Полицейская машина со скрипом затормозила в ста ярдах от них.

- Ричардс! Бен Ричардс, - голос, тысячекратно усиленный мегафоном.

- Видите свою машину? Там... прямо... - прохрипел Элтон. Машина была хорошо спрятана Элтоном в рощице рядом с прудом. Сам Ричардс мог и не заметить ее.

Полицейская машина снова дала о себе знать свистом горячих шин на участках разгона. Ее газолиновый двигатель подвывал на изменениях амплитуды. Машина наскочила на бордюр, покачнув небо, и направилась прямо на них.

Похолодев, Бен Ричардс повернулся к полицейской машине. Отступая, он выхватил из кармана пистолет Брэдли. Остальных полицейских пока не было видно. Только этот. Машина мчалась на них через облетевший октябрьский парк, взрывая задними колесами огромные комья грязи.

Он выстрелил дважды в лобовое стекло, но оно не разбилось. В последнюю секунду он отпрыгнул и покатился. Лицом по сухой траве. С колен он выстрелил еще дважды в хвост машины, и Она начала разворачиваться. Полыхание синих огней превращало ночь в сумасшествие, в кошмаре прыгающими тенями. Патрульный оказался между Ричардсом и его машиной, но Элтон успел подобраться к ней с другой стороны. Теперь он пыхтел, пытаясь отлепить свое электронное устройство от дверцы.

Кто-то мелькнул недалеко от правой дверцы полицейской машины, которая снова выровнялась. Густой прерывистый звук разорвал темноту.

Стэн-ган. Пули взрывали дерн вокруг Ричардса в бессмысленном узоре. Грязь била его по щекам и барабанила по лбу.

Втягивая жадными глотками воздух, он увидел, что полицейская машина снова начала увеличиваться в размерах Все становилось преувеличенным, сюрреалистичным. Ричардс жил в адреналиновом бреду, где все было медленным, неторопливым и... оркестрованным. Приближающаяся полицейская машина походила на огромного слепого буйвола.

Снова заработал Стэн-ган. На этот раз пуля прошла сквозь левую руку Ричардса, отбросив его в сторону. Тяжелая машина попыталась изменить направление и задавить Ричардса, но тот выстрелил прямо в человека за рулем.

Лобовое стекло рухнуло внутрь с первого выстрела. Машину развернуло, она опрокинулась сначала на крышу, потом - на бок. Мотор заглох и во внезапной, поразительной тишине отчетливо было слышно полицейское радио.

Не поднимаясь на ноги, Ричардс пополз к машине. Парракис уже сидел за рулем и пытался запустить двигатель, но в слепой панике он забыл открыть клапаны безопасности: при повороте ключа слышалось только глухое урчание и кашлянье воздуха в цилиндрах. Ночь была наполнена ревом сирен. Ричардс был еще в пятидесяти ярдах от машины, когда Элтон догадался, в чем дело, и открыл клапан. Тут же после поворота ключа взревел двигатель и машина рванулась навстречу Ричардсу.

Не распрямляясь, он влез в машину с правой стороны. Парракис вырулил налево, на 77-ю дорогу, пересекавшую Стейт Стрит чуть выше парка. Бампер висел в дюйме над мостовой, рискуя зацепиться за нее и остаться на дороге.

Элтон со страшной силой впускал и выпускал воздух. Его губы напоминали жалюзи на ветру.

Две другие полицейские машины взревели сзади, сорвались с перекрестка, полыхая синими огнями, и повисли на хвосте.

- Не хватает скорости! - заорал Элтон, - не хвата...

- Они поворачивают! - Ричардс смотрел назад. - Давай через этот проход!

Машина взяла влево, и они подпрыгнули на бордюре. Сжатый воздух толкнул их к рулю.

Полицейские открыли огонь. Ричардс чувствовал, как стальные пальцы впивались в корпус его машины. Зеркало заднего вида с треском разлетелось, и его осколки впились им в лица.

Вскрикнув, Элтон бросил машину влево и вправо. Один из полицейских на скорости более шестидесяти миль с грохотом налетел на бордюр. Машина завертелась, разрывая крутящимися синими огнями темноту, выбрасывая лунатические пучки света, и опрокинулась на бок, вырыв раскаленную борозду, пока, наконец, искра не попала в газовый баллон.

Вторая машина вписалась в поворот, но Элтону удалось оторваться. Опаснее всего было сократить дистанцию. Газовые автомобили были примерно в три раза быстрее его. Кроме того, машина Элтона была менее устойчива на ухабах, как они уже успели убедиться.

- Направо! - закричал Ричардс.

Парракис заложил скрипучий, выворачивающий наизнанку поворот. Они были на 1-й дороге, и Ричардс понимал, что их неизбежно взяли бы на Посту. И тогда спастись не удастся; только смерть.

- Сворачивай! Сворачивай, черт подери! В этот проулок!

На мгновение полицейская машина исчезла за поворотом.

- Нет-нет, - бормотал Парракис, - мы окажемся в мышеловке! - Ричардс бросился на руль, прокрутил его, отцепив локтем Элтона. Машина метнулась в сто- Рону почти под прямым углом. Они влетели в бетон здания, стоявшего слева на въезде в аллею, затем уткнулись в груду хлама, мятых банок и ящиков из-под фруктов.

При толчке Ричардс ударился о приборную доску, и кровь хлестала из его носа.

Почти лишившись одного цилиндра, машина боком встала посреди аллеи. Парракис в безмолвии и унынии повис на руле. Развлечение, конечно, пришлось ему не по вкусу.

Ричардс распахнул плечом дверцу и спрыгнул на здоровую ногу. Он взял пистолет из пятой патронной коробки, оставленной ему Брэдли. Патроны были холодные и жирные на ощупь. Несколько штук он просыпал. Руку дергало, как больной зуб. От боли подташнивало.

Фары в один миг обратили ночь в день без солнца. Преследователь появился на повороте, цепляясь задними колесами за асфальт, чтобы удержаться на виражах. Запахло паленой резиной. Извивающиеся черные отметины параболами переплетались на асфальте. Затем машина снова рванулась вперед. Ричардс держал пистолет обеими руками, прячась за углом дома. Сразу они не заметят габаритов нашей машины, и стрелок решит, что... Шмыгнув полным крови носом, Ричардс начал стрелять. Стрелял он почти в упор, и с такой дистанции, что скоростные пули прошли сквозь пуленепробиваемое стекло, как сквозь лист бумаги. Каждый выстрел отдавался болью в раненой руке, заставляя Ричардса вскрикивать.

Машина оторвалась от бордюра, пролетела некоторое расстояние и врезалась в белую кирпичную стену поперек дороги.

«РЕМОНТ ФРИ-ВИ, - гласила потускневшая надпись, - ВАМ ВОЛНОВАТЬСЯ НЕТ ПРИЧИНЫ МЫ ГАРАНТИРУЕМ ПОЧИНКУ!»

Полицейская машина; будучи еще в полуметре над землей, влетела в стену на полной скорости и взорвалась. Но подъехали другие, как всегда - другие.

Согнувшись, Ричардс перебежал обратно к машине Элтона. Его здоровая нога уже плохо его слушалась.

- Я боюсь, -подвывал Парракис, - я ужасно боюсь. Где мама? Где моя мамочка?

Ричардс протиснулся на спине под днище машины и принялся, как сумасшедший, выгребать мусор и осколки из камер. Кровь из разбитого носа заливала ему щеки и уши.

...Минус 048

Счет продолжается...

Машина не выжимала из пяти цилиндров больше сорока миль в час, и ее, как пьяного, все время сносило к обочине. Парракис, пересаженный Ричардсом на пассажирское сиденье, управлял движением. При аварии рулевая колонка, как гвоздь, вошла ему в брюхо. Сейчас он, как показалось Ричардсу, умирал. Кровь на зазубренном руле была еще теплой - Ричардс чувствовал это ладонями.

- Мне очень жаль, - проворчал Парракис, -... Тут налево. Я сам виноват... Мне лучше было знать... У нее в голове опилки. Она не умеет...

Парракис выплюнул на колени темную кровь. Сирены снова наполнили ночь, но они были далеко позади и сильно к западу.

Промчались по Мэргинэл и свернули на боковые дороги. Теперь они ехали по 9-й. Пригороды Портленда перешли в поросшую октябрьским кустарником сельскую местность. Просеки мелькали с бешеной частотой, в конечном счете слившись с болотами и новыми посадками в одно невозможное месиво.

- Ты хоть знаешь, куда меня завел? - спросил Ричардс. С головы до ног его трясло от боли. Он точно знал, что сломал лодыжку, а уж нос не вызывал никаких сомнений. Он порывисто втягивал воздух.

- Есть одно местечко, - ответил Парракис, сплюнув еще немного крови, -...она пыталась стать моим лучшим другом. Представляете?.. Они будут бить ее? Засадят в кутузку?

- Нет, - коротко ответил Ричардс, не зная ответа.

Синяя дверь захлопнулась за ними в 10 минут восьмого, но, показалось, прошли десятилетия. Хор сирен пополнился еще несколькими голосами.

- Бессловесные в погоне за несъедобным, - бессвязно подумал Ричардс.

Не можешь выносить жару - уходи из кухни. Он собственноручно отправил на тот свет две полицейские машины. Еще одна премия для Шейлы. Кровавые деньги. Сможет ли Кэти продержаться на молоке, купленном за посланные им наличные? Как вы там, мои дорогие? Я люблю вас. Здесь, в этой передряге, на идиотской боковой дороге, пригодной только для мотобанд или парочек, ищущих уютное местечко, я люблю вас и желаю вам сладких снов. И чтобы...

- Налево, - буркнул Элтон.

Ричардс съехал на мягкую, вымазанную дегтем дорогу, уходившую в сплетение ободранных вязов, сосен и елей. Пахнуло рекой и серой от отходов и мусора. Низкие ветви царапали по крыше машины.

СОСНОВЫЙ СУПЕРГОРОДОК. СТРОИТЕЛЬСТВО. СТОРОНИСЬ! ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

Они миновали последний подъем, и перед ними возник сосновый супергородок. Работы, видимо, прекратились минимум два года назад, да и вообще, подумал Ричардс, со строительством не особенно торопились. Место представляло собой лабиринт из недостроенных магазинов, обрезков труб, груд шлака и досок, лачуг и ржавых сборных домов из гофрированного железа, поросших можжевельником, папоротником и черной смородиной. Все это тянулось на мили. Зияющие продолговатые ямы в фундаменте напоминали римские захоронения. Ржавеющий стальной каркас. Цементные стены с торчащими из них стальными прутьями-криптограммами. Расчищенные под автостоянки участки поросли травой.

Где-то вверху на Широких и бесшумных крыльях пролетела сова, занятая своей полночной охотой. - Помоги мне... за руль.

- Ты не сможешь, - отсек Ричардс, навалившись на дверцу машины, чтобы открыть ее.

- Это меньшее, что я могу, - сказал Парракис с печальной и кровавой бессмысленностью, - Я еще сгожусь... буду вести сколько смогу...

- Нет, - сказал Ричардс.

- Отпусти меня! - прокричал Парракис. Его детское лицо исказила гримаса, - Я умираю, и ты должен дать мне уйти... - он замолк и сплюнул еще крови. В машине пахло бойней. - Помоги, - прошептал он, - Я слишком толстый и сам не могу. Господи, ну помоги же...

Ричардс помог ему перебраться. Его руки скользнули в крови Элтона. Переднее сиденье напоминало мясную лавку. А Элтон (кто мог подумать, что из человека может вытечь столько?) продолжал истекать кровью.

Затем Элтон запустил двигатель, и машина неуверенно приподнялась, разворачиваясь. Стоп-сигналы вспыхивали и гасли, и машина слегка ударилась о деревья, пока Элтон не нащупал дорогу.

Ричардс все ждал столкновения, но его не последовало. Беспорядочное «уф-уф-уф» газовых цилиндров слабело, билось в ужасающем ритме спущенного цилиндра, который через час или около того обязательно должен был вывести из строя остальные. Затем воцарилась тишина, нарушаемая только далеким жужжанием, самолета. Машина исчезла из вида. Ричардс поздно спохватился, что оставил купленные для маскировки костыли в багажнике.

Где-то над головой мерцали созвездия. Был виден остывающий пар изо рта - сегодня было холодно. Он сошел с дороги и углубился в строительные джунгли.

...Минус 047

Счет продолжается...

Он смотал изоляцию, оставленную на дне какого-то подвала, и спустился в дыру, цепляясь за выступающие из цемента железные прутья. Он нашел палку и постучал ею, чтобы распугать крыс. Он был вознагражден толстым слоем пыли, которая заставила его чихнуть, что было ужасно больно с его невезучим носом.

Крыс нет. Все крысы были в городе. Он громко рассмеялся, и звук его голоса эхом отозвался в кромешной тьме.

Он закутался в обрывки изоляции и стал похож на живую иглу, но так было теплее. Прислонившись к стене, он задремал.

Когда он очнулся, луна - жалкий ломтик света - висела над горизонтом. Он был все еще один. Сирен не было слышно. Наверное, было около трех.

Рука болела невыносимо, но кровотечение прекратилось; он обнаружил это, размотав изоляцию и аккуратно выдернув нитки из запекшейся раны. По-видимому, пуля от Стэн-гана оторвала порядочный кусок мяса с внутренней стороны руки чуть выше локтя. Повезло, что пуля не задела кость. Но лодыжка ныла нестерпимо. Ступня ощущалась странной, воздушной и едва прикрепленной. Он надеялся, что перелом срастется, и задремал снова.

Проснулся он уже с более ясной головой. Луна уже прошла полпути по ночному небу, но рассвет - истинный или мнимый пока не намечался. Он что-то забыл...

Наконец, вспомнил. Он должен был отправить две пленки до полудня в Бостон, чтобы они попали в Здание Игр к 6.30. Значит, нужно было ехать или плюнуть на деньги.

Но Брэдли в бегах или уже пойман. А Элтон Парракис уже не скажет ему имени того человека в Кливленде.

Что-то крупное (Олень? Они еще водятся здесь?) внезапно проломилось сквозь подлесок справа от Ричардса, заставив его отпрыгнуть. Изоляция слетела с него, и он с несчастным видом, шмыгая носом, поправил ее.

Горожанин на безлюдной стройке, в пустоте и дикости. Ночь вдруг показалась живой и враждебной, пугающейся самой себя, наполненной криками и хрустом.

Ричардс дышал ртом, анализируя варианты и их последствия.

1. Ничего не делать. Просто сидеть тут и ждать, пока все не остынет. ()

Последствие: денежки, 100 долларов в час, пропадут в 6 часов. Он, конечно, может скрываться и убегать, но охота не прекратится, даже если он умудрится не попадаться им на глаза в течение месяца. Охота будет продолжаться, пока его не возьмут.

2. Послать пленки в Бостон. Брэдли или его семье это не повредит - их прикрытие и так уже не работает.

Последствия: (1) Охотники, следящие за почтой Брэдли, конечно, перешлют пленки в Хардинг, но (2) они также сразу смогут выйти на его след, заметив, откуда пленки отправлены.

3. Послать пленки прямо в Здание Игр в Хардинге. Последствия: охота будет продолжаться, и его, вероятно, опознают в любом городке, где есть отделение связи.

Все варианты - паршивые. Спасибо, миссис Парракис, спасибо. Он вскочил, освободился от изоляции, поправил на макушке бесполезную повязку и, как бы передумав, бросил ее в моток изоляции.

Он начал искать что-нибудь для костыля (его снова передернуло от мысли, что по иронии судьбы он забыл настоящие костыли в машине), и, обнаружив доску, достигавшую до подмышек, он выбросил ее наружу и начал карабкаться вверх по торчащей арматуре. Когда он добрался до верха, вспотев и дрожа от холода, он заметил, что может видеть свои руки. Первый слабый луч солнца ощупывал темноту. Он медленно обвел глазами заброшенную стройку и подумал: отличное место, чтоб спрятаться.

Подумаешь. Он не хотел быть прячущимся; он - бегущий. Разве не на этом держится рейтинг?

Холодная, похожая на катаракту дымка ползла меж оголенных деревьев. Ричардс остановился, сориентировался и побежал в сторону леса, окаймлявшего заброшенную стройку с севера.

Он задержался только на минуту, чтобы обернуть курткой верхний конец костыля, и двинул дальше.

...Минус 046

Счет продолжается...

( )

Уже два часа как взошло солнце, и Ричардс почти убедился в том, что ходил все это время кругами около одного и того же места, когда до его уха донесся шум машин где-то впереди, за кустарником.

Оглядываясь, он поспешил вперед и наткнулся на двухрядную дорогу, покрытую щебенкой. Машины изредка появлялись с той и с другой стороны. В полумиле виднелись несколько домов и что-то вроде газозаправки или старого магазина с насосами у входа.

Он поспешил в этом направлении параллельно дороге, то и дело спотыкаясь и падая. Его лицо и руки были в кровь иссечены ветками, а вся одежда была в репейнике. Он уже не пытался избавиться от колючек. Лопнувшие стручки каких-то млечных растений покрыли его плечи чем-то вроде мокрого пуха, как будто он сражался на подушках. Он промок с головы до ног. Первые два ручья он как-то миновал, но на третьем его костыль скользнул по дну, и он рухнул в воду. Камера, конечно, не пострадала. Она была водонепроницаемой и противоударной. А как же иначе? Деревья и кустарник редели. Ричардс упал «а колени и прополз, пока не почувствовал себя в безопасности. Здесь он изучил ситуацию.

Он находился в маленькой рощице кустарника. Позади него лежала дорога, группа домов типа ранчо и магазин с газовыми насосами. Около магазина стояла машина, и ее хозяин в шведской ветровке о чем-то болтал с заправщиком. Рядом с тремя-четырьмя сигаретными аппаратами и торговым аппаратом Мэриджейн стоял сине-красный почтовый ящик. До него было ярдов двести. Ричардс с горечью сообразил, что если бы добрался сюда затемно, то сделал бы все, оставшись незамеченным.

Ну да ладно, молоко убежало и все такое. Человек предполагает, а Бог располагает.

Сидя, он достал свою камеру и, оставаясь незамеченным, сделал запись.

- Привет, славное население Фри-Виляндии, - начал он, - это весельчак Бен Ричардс. Я совершаю тут свой ежегодный выход на природу. Если посмотрите внимательно, увидите бесстрашного подростка в красном или большую пятнистую птичку. А может быть - одну-другую желтобрюхую птицу, - он ненадолго замолк. Они могут пропустить мимо ушей эту часть, но не следующее. - Если ты глух и читаешь по губам, запомни, что я скажу. Передай приятелю или соседу. Передай всем. Система отравляет воздух, которым ты дышишь, и отказывает тебе в защите, потому что... ()

Он записал обе пленки и засунул их в карманы брюк. О'кей. Что дальше? Единственный способ - пойти прямо туда с нацеленным пистолетом, положить пленки и смыться. Можно взять машину. Все равно выследят. Интересно, как далеко смог уйти Парракис, думал Ричардс, держа пистолет в руке. В тот же миг над его левым ухом раздался голос - «Давай, Рольф!» Внезапный собачий лай заставил отпрянуть Ричардса. Он успел подумать - Полицейские собаки, Боже, у них же есть полицейские собаки! - когда что-то огромное и тяжелое навалилось на него.

Пистолет выпал в кусты. Ричардс перевернулся на спину. Над ним стояла здоровенная немецкая овчарка с

Сильной примесью дворняги. Псина вертела мордой, капала слюной прямо ему на рубашку и радостно виляла хвостом.

- Рольф! Рольф! Я кому сказал! - Ричардс увидел пару ног в джинсах, а потом и мальчика, который оттаскивал собаку назад, - Ой, извините, мистер, он не кусается, он слишком большой болван, чтобы кусаться, он мирный пес... Рольф, ты заткнешься? Вы потерялись?

Мальчик держал Рольфа за ошейник и смотрел на Ричардса с нескрываемым интересом. Ему было лет 11. Он был хорошо сложен, и на его симпатичном лице не было заметно пятен и бледности - верных признаков горожанина. Было что-то чужое и подозрительное в его чертах, почему-то знакомых. Через минуту Ричардс понял, что, - невинность.

- Да, - сказал он, - я заблудился.

- Вы, наверное, сильно ушиблись.

- Да уж. Ты не мог бы наклониться и посмотреть, сильно ли у меня поцарапано лицо? Я не могу разглядеть, ты же понимаешь.

Мальчик наклонился и обследовал лицо Ричардса. Никаких признаков того, что его узнали. Ричардс остался доволен.

- Все в колючках, -сказал мальчик (он немного гнусавил, как житель Новой Англии) насмешливым тоном, - но жить будете. Его бровь изогнулась:

- Вы сбежали из Томастона? Я знаю, что вы не из Пайнлэнда. Вы не похожи на дебила.

- Ниоткуда я не сбежал, - сказал Ричардс, гадая, правда это или нет, - я добирался автостопом. Дурная привычка, приятель. Ты сам-то не пробовал?

- Не-а, - искренне заявил мальчик, - сейчас по дорогам гоняют всякие идиоты. Так отец сказал.

- Он прав, - заметил Ричардс, - но мне просто нужно попасть в... - движением пальцев он дал понять, что название только что вылетело у него из головы, -..как его... ты знаешь... аэропорт.

- Наверное, Войт Филд?

- Точно.

- Так это же в ста милях отсюда, мистер. В Дерри.

- Знаю, - печально произнес Ричардс и провел рукой по шерсти Рольфа. Собака услужливо перевернулась на спину и изобразила труп. Ричардс подавил в себе болезненный смешок, - я подсел на границе Нью-Гемпшира к трем мудилам. Так они меня избили, стырили мой бумажник и выбросили меня в каком-то заброшенном торговом центре...

- А-а, знаю это место. Не хочешь зайти в дом и перекусить?

- Я бы рад, но нет времени. Мне нужно сегодня попасть в этот аэропорт.

- Снова пойдешь ловить машину? - глаза мальчика округлились.

- Придется, - Ричардс привстал и вновь опустился на землю, как будто его посетила гениальная идея, - Слушай, окажи услугу.

- Попробую, - осторожно сказал мальчик. Ричардс достал обе пленки. Это специальные чеки, сказал он бойко. Если ты бросишь их в почтовый ящик, моя компания переведет в Дерри для меня кучу денег. Очень меня обяжешь. Это то, что мне нужно.

- Даже без адреса?

- Так дойдет.

- Ладно, О'кей. В Джэролде есть почтовый ящик. - Он поднялся (его неопытное лицо не могло скрыть то обстоятельство, что он был уверен, что Ричардс врал ему прямо в глаза), - пошли, Рольф. Он дал мальчику отойти на пятнадцать футов и позвал

Снова:

- Нет. Ну-ка вернись.

Мальчик вернулся на дрожавших ногах, и по лицу его было видно, как ему страшно. Не мудрено - история Ричардса трещала по всем швам.

- Я сказал тебе все, и почти одну правду. Но я не хочу, чтобы ты проболтался.

Октябрьское утро приятно грело ему спину и шею, и он рад был бы остаться до вечера в этом ненадежном убежище. Он поднял пистолет и положил его на траву. Мальчик смотрел во все глаза.

- Правительство, -тихо произнес Ричардс.

- Да ну-у, - мальчик набрал воздуху. Рольф сидел рядом, свесив розовой язык на бок.

- Я гоняюсь за крутыми ребятами. Видишь, как они меня обработали. Эти пленки нужно переправить.

- Я отправлю их, - затаив дыхание сказал мальчик, - Подожди, а может мне сказать...

- Никому! Не говори никому 24 часа, - сказал Ричардс и зловеще добавил: - Возможны ответные меры. Так что до завтрашнего дня и этого часа ты меня Никогда не видел. Ясно!

- Да. Конечно.

- Ну, тогда за дело. И спасибо, приятель, - он протянул руку, и мальчик благоговейно пожал ее.

Ричардс видел, как он спустился с холма - мальчик в красной майке с радостно бегущей рядом собакой.

- Почему моя Кэти не сможет завести что-нибудь подобное?

Его лицо скривилось в пугающую и совершенно бессмысленную гримасу ярости и ненависти. Он проклял бы самого Бога, если бы в темноте его мыслей не возник сам собой более подходящий объект для ненависти - Федерация Игр. А за ней, как тень более мрачного Бога, - Система.

Он следил за мальчиком, пока тот, казавшийся крошечным на расстоянии, не бросил пленки и почтовый ящик.

Затем он онемело поднялся, оперся на костыль и поплелся обратно в кусты в сторону дороги.

Значит, аэропорт. И, возможно, кто-то еще заплатит по счетам прежде, чем все будет кончено.

...Минус 045

Счет продолжается...

Он заметил перекресток в миле и оставил отметку на гравийной насыпи между лесом и дорогой. Усевшись с видом человека, который отчаялся поймать машину и теперь просто наслаждается осенним солнышком, он стал ждать. Первые две машины он пропустил: в каждой видели по двое парней, и соотношение было не в его пользу.

Но когда появилась третья машина, он поднялся. Чувство реальности вернулось к нему. Весь этот район прочесывается - неважно, как далеко ушел Парракис. Следующей может оказаться полицейская машина, и тогда - крышка.

В машине была женщина, и она была одна. Притормозила, даже не взглянув на него - хичхайкеров игнорируют, и мало в ком они вызывают симпатию. Он дернул правую дверцу и вскочил в машину в тот самый момент, когда она начала разгоняться. Отчаянно уцепившись за стойку, он волочился здоровой ногой по земле. Скрип тормозов, машину развернуло.

- Что... кто... как вы смеете...

Ричардс навел на нее пистолет, понимая, что выглядит как человек, прокрученный в мясорубке. Устрашающий вид шел на пользу делу. Он втянул ногу и захлопнул

Дверцу.

Она была одета в городском стиле. На ней были синие солнечные очки. И сама- ничего себе.

- Трогай, - сказал Ричардс.

Она сделала то, чего и следовало ожидать: обеими ногами нажала на тормоз и закричала. Ричардса бросило вперед, и стало больно лодыжке. Газовая машина была в 50 футах от перекрестка. - Вы этот... вы... р-р-р...

- Бен Ричардс. Убери руки с руля. Положи за голову. Она исполнила приказание, сотрясаясь в конвульсиях. Она не поднимала на него глаз.

- Как вас зовут, мэм?

- А-Амелия Вильямс. Не стреляйте. Не убивайте меня. Я... Я... Возьмите деньги, только ради Бога не убивайте.

- Тс-с-с, - успокаивающе прошептал Ричардс, - Тс-с-с, - и добавил, когда она немножко пришла в себя: - Не буду пытаться изменить ваше мнение на мой счет, миссис Вильямс... простите, миссис?

- Да, - автоматически ответила она. -..но я не собираюсь причинять вам вред. Вы понимаете?

- Да, - сказала она с неожиданным энтузиазмом. - Вы хотите взять машину. Они поймали вашего друга, и теперь вам нужна машина. Берите, разумеется. Я даже ничего не скажу. Скажу, что ее угнали со стоянки...

- Хорошо, обсудим. Выезжаю на 1-ю дорогу и обсудим. Там есть кордоны?

- Н-н... есть! Сотни! Они вас поймают.

- Больше не лгите, миссис Вильямс, хорошо? Машина тронулась с места, - сначала рывками, потом - более плавно. Движение, по-видимому, успокаивало женщину. Ричардс снова спросил о кордонах.

- Вокруг Льюистона, - сказала она с испугом, - там они взяли этого... другого...

- Как далеко это отсюда?

- 30 миль или чуть больше.

Парракис ушел дальше, чем Ричардс мог предположить.

- Вы меня изнасилуете? - Амелия Вильямс задала этот вопрос так неожиданно, что Ричардс едва не рассмеялся.

- Нет, - ответил он прозаично, - Я женат.

- А я видела ее, - сказала она с такой небрежностью, что Ричардсу захотелось ее ударить.

Жри отбросы, сука. Убей крысу, которая пряталась в хлебнице, убей ее веником, и посмотрим, как ты заговоришь тогда.

- Могу я здесь выйти? - умоляюще спросила она, и он снова почувствовал легкую жалость к ней.

- Нет. Вы, - мое прикрытие, миссис Вильямс. Мне нужно в Войт Филд, в место под названием Дерри. И вы увидите, как я туда доберусь.

9



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.