Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Томминокеры
Томминокеры

большой воздухообменник. Выжившие столпились вокруг него, как первопоселенцы, должно быть, толпились вокруг очага в горькие ночи. Их мучительное дыхание постепенно облегчалось.

Брайент поглядел на Фила.

Погода на завтра?

Чистое небо, уменьшение ветра.

Мэри стояла рядом, и Брайент увидел ее облегчение.

Хорошо, это хорошо.

И так и было.., некоторое время. Но ветер не собирался затихать на весь остаток их жизней. А с уходом корабля у них остался только этот аппарат, двадцать четыре сменных батареи и постепенное удушение.

- Как долго? - спросил Брайент, но никто не ответил. Только мягкий блеск их испуганных, нечеловеческих глаз был в горящей ночи.

3

На следующее утро их стало на двадцать меньше. За ночь история Джона Леандро прогремела по всему миру, ударив с силой молота. Государственный департамент и департамент обороны отрицали все, но десятки людей засняли то, как поднимался корабль. Эти фотографии были убедительны.., и никто не мог остановить поток слухов из таких информированных источников, как напуганные обитатели окружающих городков и первые прибывшие национальные гвардейцы. ()

Барьер на границе Хэвена сохранялся, по крайней мере, некоторое время. Фронт огня продвинулся к Ньюпорту, где пламя наконец-то удалось взять под контроль.

Несколько Томминокеров выбили себе мозги этой ночью. Фил Голден, проснувшись, обнаружил, что Квини, его жена на протяжении двадцати лет, прыгнула в засохший колодец Хейзл Маккриди.

Днем случилось только четыре самоубийства, но ночью.., ночью было хуже.

К тому времени, когда армия в конце концов вошла в Хэвен, как неумелый взломщик проникает внутрь сейфа, через целую неделю, Томминокеров осталось только восемьдесят.

Джастин Херд выстрелил в жирного сержанта из детского пневматического ружья Дэйзи, которое пустило струю зеленого огня. Толстый сержант взорвался. Испуганный солдат в бронежилете прицелился из своего пятидесятого калибра только тогда, когда миновал с ревом рынок Гудера и оказался позади Джастина Херда, стоящего перед скобяной лавкой в одних желтых кальсонах Хэйнс и оранжевых рабочих башмаках.

- Разделайтесь с этими цыплятами! - проорал Джастин. - Разделайтесь с ними со всеми, вы, ублюдки, вы...

После этого в него вошло около двадцати пуль пятидесятого калибра, Джастин тоже почти взорвался.

Одного из солдат вытошнило в его газовую маску и он чуть не подавился, прежде чем ему надели новую.

- Кто-нибудь возьмите этот пугач! - прокричал майор через электрический рупор. Его маска глушила слова, но не целиком. - Возьмите его, но осторожно! Хватайте его за ствол! Я повторяю, будьте очень осторожны! Ни в чью сторону не направляйте! ()

Как сказал бы Гард, позже всегда начинают на кого-нибудь направлять.

4

Больше чем дюжина их были застрелены в первый день вторжения испуганными, счастливо вцепившимися в спусковые крючки солдатами. Через некоторое время страх вторгшихся начал исчезать. Ко второй половине дня они уже получали настоящее удовольствие - они были похожи на охотников, гонящих кроликов по полю пшеницы. Еще две дюжины были убиты до того, как армейские доктора и мозговики из Пентагона осознали, что воздух вне Хэвена был смертельным для этих случайных мутантов, которые когда-то были американскими налогоплательщиками. Тот факт, что атакующие не могли дышать воздухом внутри Хэвена, делал этот вывод совершенно очевидным, но во всей суматохе никто об этом и не думал (Гард не нашел бы в этом ничего удивительного).

Теперь их осталось около сорока. Большинство были почти безумны: те, которые не говорили. Самодельное укрепление было выстроено на территории, которая выходила к городской площади Хэвена - как раз ниже и правее лишенного башен городского холма. Они продержались здесь еще неделю, и в это время умерло еще четырнадцать.

Измененный воздух был проанализирован; машина, которая его производила, тщательно изучена; севшие батареи заменили. Как и предполагала Бобби, высоколобым не потребовалось много времени, чтобы разобраться в механизме этого аппарата, и его основные принципы уже были изучены в МИТ, Кэл-Техе, Лаборатории Белла и в Лавочке в Вирджинии учеными, которых почти тошнило от возбуждения.

Оставшиеся Томминокеры, выглядевшие очень изможденными, как сифилитичные краснокожие остатки племени апачей, были перевезены в грузовом отсеке с контролируемой микросредой Старлифтера Эс-140 на правительственную базу в Вирджинии. Эта база, которая однажды была сожжена дотла ребенком, и была Лавочкой. Здесь они были изучаемы.., и здесь они умерли, один за одним.

Последней была Алиса Кимбол, школьная учительница-лесбиянка (факт, который Бекка Полсон узнала от Иисуса одним теплым июльским днем). Она умерла тридцать первого октября.., самый канун святок.

5

Примерно в то же время, когда Квини Голден стояла на краю сухого колодца Хейзл и готовилась к прыжку, сиделка шагнула в комнату Хилли Брауна проверить состояние мальчика, который выказывал некоторые признаки возвращения сознания в последнюю пару дней.

Она поглядела на кровать и нахмурилась. Она не могла видеть то, что видела - это, наверное, была иллюзия, двойная тень отбрасывалась на стену светом из коридора.

Ее рот распахнулся. Это не было иллюзией. Действительно, две тени на стене, потому что мальчиков в кровати было двое. Они спали, переплетя руки вокруг друг друга.

- Что?

Она сделала еще один шаг, ее руки машинально поползли к распятию, которое она носила на шее.

Один из них, конечно, был Хилли Браун, его лицо было худым и изнуренным, его руки казались не толще палочек, его кожа почти такая же белая, как его больничная сорочка.

Она не знала другого мальчика, который был явно младше. Он был одет в голубые шорты и футболку, на которой читалось: "ОНИ ЗВОНЯТ МНЕ. ДОКТОР ЛАВ". Его ступни были черными от грязи.., и что-то в этой грязи показалось ей неестественным.

- Что? - прошептала она снова, в то время как младший мальчик пошевелил руками и обвил ими покрепче шею Хилли. Его щека прижималась к плечу Хилли, и она увидела с некоторым ужасом, что мальчики выглядят очень похожими.

Она решила, что должна рассказать об этом доктору Гринлифу. Прямо сейчас. Она повернулась, чтобы уйти, сердце забилось сильнее, одна рука ее все еще сжимала распятие.., и увидела нечто совершенно невозможное.

- Что? - прошептала она в третий и последний раз. Ее глаза широко раскрылись.

Еще эта странная черная грязь. На полу. Следы на полу. Ведущие к кровати. Маленький мальчик дошел до кровати и забрался в нее. Сходство лиц у обоих мальчиков подсказывало, что младший был пропавшим и долго считавшимся мертвым - братом Хилли.

Следы не шли из коридора. Они начинались в середине комнаты. Как будто маленький мальчик пришел из ниоткуда. Сиделка вылетела из комнаты, призывая доктора Гринлифа.

6

Хилли Браун открыл глаза.

- Дэвид?

- Заткнись, Хилли, я сплю.

Хилли улыбнулся, не совсем зная, где он находится, знающий точно только одно: случилось много плохого, но только все это не было слишком продолжительным, и сейчас все о'кей. Дэвид был здесь, теплый и настоящий, рядом с ним.

- Я тоже, - сказал Хилли. - Я должен отдать тебе свои игрушки завтра.

- Зачем?

- Я не знаю. Но должен. Я обещал.

- Когда?

- Я не знаю.

- По крайней мере я получу Хрустальный Шар, - сказал Дэвид, вжимаясь теснее в изгиб руки Хилли.

- Хорошо.., договорились.

Молчание.., только бестолковая возня в комнате сиделок дальше по коридору но здесь была тишина и приятное мальчишечье тепло - Лилли.

-Что? - пробормотал Хилли.

- Было очень холодно там, где я был.

- Правда?

- Да.

- А сейчас лучше?

- Лучше. Я тебя люблю, Хилли.

- Я тоже тебя люблю, Дэвид. Прости меня.

- За что?

- Я не знаю. ( )

- Ох.

Рука Дэвида поискала одеяло, нашла его и натянула повыше. В девяносто трех миллионах миль от солнца и в сотне парсеков от оси галактики Хилли и Дэвид спали в объятиях друг друга.

62



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.