Электронная библиотека книг Стивена Кинга

Обложка книги Стивена Кинга -  Почти как `бьюик`
Почти как `бьюик`

Тони что-то сказал.

Керт ответил, продолжая качать головой.

В продолжающихся вспышках Сэнди видел, как Тони Скундист борется с собой, очень ему, похоже, хотелось приказать Керту отдать очки. Но вместо этого он обернулся и посмотрел на сгрудившихся у здания патрульных. В спешке сержант отдал им два приказа - отойти от гаража и вернуться в здание. Большинство предпочло выполнить первый и проигнорировать второй. Тони глубоко вдохнул, выдохнул, потом что-то сказал Дикки-Даку Элиоту, который выслушал, кивнул, скрылся за дверью.

Остальные наблюдали, как Керт бежит к гаражу Б, роняет на асфальт бейсболку, надевает очки сварщика, натягивая эластичную ленту на затылок. И хотя Сэнди любил и уважал новичка взвода Д, он не видел ничего героического в поступке Керта. Героизм - это преодоление страха. В тот вечер никакого страха Кертис Уилкокс не испытывал, даже самой малости. Он просто вибрировал от волнения и двигало им исключительно неуемное любопытство. Гораздо позже Сэнди решил, что сержант разрешил Кертису приблизиться к гаражу Б, просто не имея возможности его удержать.

Кертис остановился в десяти футах от ворот гаража, вскинул руки, чтобы прикрыть глаза от особо яростной вспышки, вырвавшейся наружу. Сэнди увидел, как свет белыми молниями пробивается между пальцами Керта. И одновременно его тень легла на туман силуэтом гиганта. Потом свет погас, и Сэнди заметил, что Керт приближается к гаражу.

Добрался до ворот, заглянул внутрь. Стоял, пока снова не полыхнуло. Отпрянул от вспышки, тут же вновь приник к окну.

Тем временем вернулся Дикки-Дак Элиот, выполнив поручение сержанта, каким бы оно ни было. Когда Дикки-Дак проходил мимо, Сэнди увидел, что именно он держит в руках. Сержант настаивал, чтобы все патрульные машины выезжали с базы с "полароидом" в кабине, вот Дикки-Дак и сбегал за одним из них. Протянул Тони, скривился - очередная вспышка ударила по глазам. ()

Тони взял фотоаппарат и затрусил к Кертису, который все стоял у окна, глядя внутрь и подаваясь назад при каждой вспышке или серии вспышек: даже очки электросварщика не обеспечивали достаточной защиты от столь ослепительной белизны.

Что-то коснулось руки Сэнди и он чуть не вскрикнул, но посмотрел вниз и увидел собаку. Мистер Диллон, должно быть, спал в кухне, когда началось это светопреставление, устроившись между раковиной и плитой, на своем любимом месте. А теперь вот вышел из здания посмотреть, с чего весь этот сыр-бор. По блеску глаз, стоящим торчком ушам, высоко вскинутой голове пса Сэнди понял: Мистер Д знает, что-то происходит, но вот ужаса на сей раз не выказывал. Вспышки света ни в коей мере его не тревожили.

Кертис попытался схватить "полароид", но Тони не выпустил его из рук. Теперь они вдвоем стояли у ворот гаража Б, подаваясь назад при каждой новой вспышке. Спорили?

Сэнди в этом сомневался. Едва ли. Скорее вели жаркую дискуссию, как двое ученых, наблюдающих неизвестный науки феномен. "А может, это вовсе и не феномен, - подумал Сэнди. - Может, это эксперимент, а мы - подопытные кролики".

Он начал замерять продолжительность интервалов между вспышками, вместе с остальными наблюдая за двумя мужчинами у ворот: одним - в очках электросварщика, закрывающих пол-лица, другим - с "полароидом" в руках. Их силуэты высвечивались, как фигуры танцующих в диско-клубе при включенном стробоскопе. Если раньше вспышки следовали одна за другой, то теперь паузы между ними определенно удлинились. Сэнди насчитал шесть секунд... семь.., десять.., четырнадцать.., двадцать.

- Я думаю, скоро конец, - прогудел за его спиной Бак Фландерс.

Мистер Д гавкнул и уже хотел бежать к гаражу, но Сэнди схватил его за ошейник. Может, собака хотела составить компанию Керту и Тони, но скорее Мистер Д хотел попасть в гараж. Почувствовал зов того, что находилось там.

Сэнди это не волновало. Он хотел, чтобы пес оставался рядом с ним.

Тони и Керт направились к двери. Вновь что-то принялись обсуждать. Наконец Тони кивнул, как показалось Сэнди, с неохотой и отдал фотоаппарат. Керт открыл дверь, в этот момент полыхнуло снова, и яростное пламя поглотило молодого новобранца патрульного взвода. Сэнди уже не сомневался, что они не увидят Кертиса Уилкокса, когда вспышка погаснет: то ли он распадется на молекулы, то ли его телепортирует в далекую-далекую галактику, где он проведет остаток жизни, заправляя маслом Х-крылые истребители, а может, массируя сверкающую черную задницу Дарта Вейдера .

Он успел заметить Керта, стоящего у двери, поднявшего одну руку, чтобы прикрыть спрятанные под очками электросварщика глаза. Справа и чуть сзади Тони Скундист, отворачиваясь от ослепляющего света, вскидывал руки к глазам. Солнцезащитные очки от такого сияния не спасали Сэнди это знал: такие же сидели у него на носу. Когда же он вновь обрел способность видеть, Керт исчез в гараже.

И тут же все внимание Сэнди переключилось на Мистера Диллона, который рванулся вперед, несмотря на то что Сэнди держал его за ошейник. От недавнего спокойствия собаки не осталось и следа. Пес выл и рычал, уши прижались к голове, пасть раскрылась, сверкнули белые зубы.

- Помогите мне, помогите! - крикнул Сэнди.

Бак Фландерс и Фил Кандлтон тоже схватились за ошейник, но поначалу это ничего не изменило. Пес тащил их за собой, хрипя, роняя слюну на асфальт, не отрывая глаз от двери в боковой стене гаража. Обычно Мистер Диллон был милейшим созданием, но сейчас Сэнди предпочел бы видеть его в наморднике и держать не за ошейник, а за поводок. Если б Мистер Д повернул голову, решив пустить в ход зубы, он мог бы недосчитаться пальца, а то и двух.

- Закройте дверь! - крикнул Сэнди сержанту. - Если не хотите, чтобы Д сгинул в гараже, закройте эту чертову дверь!

На лице Тони отразилось недоумение, потом он увидел, что происходит, и закрыл дверь. Рычание стихло, как и вой.

Мистер Диллон пару раз удивленно гавкнул, словно не помнил, что вынуждало его рваться к гаражу. Возможно, гудение, подумал Сэнди, которое при открытой двери заметно усиливалось, а может, какой-то запах. Он бы поставил на последнее, но, конечно, полной уверенности не было. Все, связанное с "бьюиком", покрывала тайна.

Тони увидел, что двое патрульных направились к гаражу, и велел им вернуться. Его теперь уже нормальный голос, конечно же, успокаивал, но Сэнди чувствовал: что-то не так. Должно быть, не хватало саундтрека: воплей, криков, разрывов, а то и гула, идущего из-под земли.

Тони вернулся к окнам, заглянул в гараж.

- Что он там делает, сержант? - крикнул Мэтт Бабицки. - Он в порядке?

- В полном, - ответил Тони. - Ходит вокруг автомобиля и фотографирует. А вот что делаешь здесь ты, Мэтт?

Живо возвращайся за диспетчерский пульт.

- Радио не работает, босс. Сильные статические помехи.

- Может, они уже не такие сильные. Потому что вспышки становятся реже и слабее. - Вроде бы Тони говорил обычным сержантским голосом, но Сэнди улавливал в нем еще и волнение. А когда Мэтт повернулся к двери черного хода, Тони добавил:

- В эфире об этом никому ни слова, ты меня слышишь? Во всяком случае, на полицейской волне.

Ни сейчас, ни потом. Если тебе надо что-то сказать о "бьюике", это.., это код Д. Понятно?

- Да, сэр, - ответил Мэтт и направился к двери черного хода с поникшими плечами, словно его публично высекли.

- Сэнди! - крикнул Тони. - Что с собакой?

- Собака в порядке. Что с автомобилем?

- Автомобиль тоже. Ничего не горит, вроде бы ничего не взорвалось. Термометр показывает пятьдесят четыре градуса . Внутри холодно, а в остальном все, как всегда.

- Если автомобиль в порядке, почему Керт его фотографирует? - спросил Бак.

- Эс - кривая буква, которую невозможно выправить, - ответил сержант Скундист, словно его слова все объясняли.

Он смотрел на Кертиса, который кружил вокруг "бьюика", как профессиональный фотограф кружит вокруг модели, нажимая на кнопку пуска, засовывая каждый "полароид", выползший из щели, в карман старых шортов цвета хаки, в которых приехал. Вот теперь Тони разрешил патрульным четверками подходить к гаражу и заглядывать в окна. Когда пришла очередь Сэнди, его поразило, что при каждой вспышке "бьюика" колени Кертиса светились зеленым. "Радиация! - подумал он. - Господи Иисусе, у него радиационные ожоги!" Потом вспомнил, чем занимался Кертис, когда он позвонил, и рассмеялся. Мишель не хотела подзывать его к телефону, потому что он выкашивал лужайку. Соответственно на коленях - пятна от травы.

- Ему бы выйти оттуда, - пробормотал Фил Кандлтон. слева от Сэнди. Он держал собаку за ошейник, но Мистер Диллон вел себя спокойно, никуда не рвался. - Ему бы выйти оттуда, не стоит рассчитывать на везение.

Керт начал пятиться к двери, словно услышал Фила, - а может, и остальных: думали-то они все о том же. Но скорее он уже израсходовал всю кассету.

Когда Керт вышел из гаража, Тони обнял его за плечи и отвел в сторону. Пока они разговаривали, сверкнула последняя, слабенькая вспышка. Едва вспыхнула, чтобы тут же погаснуть. Сэнди взглянул на часы. Десять минут девятого.

Представление не продолжалось и часа.

Сэнди не мог понять, почему Тони и Керт так внимательно рассматривали "полароиды". Если, конечно, Тони говорил правду, что в гараже ничего не изменилось. Но судя по тому, что Сэнди увидел собственными глазами, так оно и было.

Наконец Тони кивнул, словно принял какое-то решение, и вернулся к остальным патрульным. Керт тем временем подошел к двери, чтобы еще раз взглянуть на "бьюик".

Очки сварщика он уже сдвинул на лоб. Тони приказал всем уйти в здание, за исключением Джорджа Станковски и Херба Эвери. Херб вернулся с патрулирования во время светового шоу, возможно, чтобы справить большую нужду. Ради этого Херб мог сделать крюк в пять миль. Все знали эту его привычку, но он стоически выдерживал град шуток. Говорил, что от сидений на не пойми каких туалетах можно подхватить нехорошую болезнь, а тот, кто в это не верит, жестоко поплатится. Сэнди полагал, что Хербу просто хочется лишний раз взглянуть на журналы, которые лежали в сортире на верхнем этаже, рядом с комнатой отдыха. Патрульный Эвери, погибший десять лет спустя (его машина перевернулась, не вписавшись в поворот), был членом общественной организации "Американское культурное наследие".

- Вы двое первыми заступите на дежурство. Сообщайте немедленно, если заметите что-нибудь особенное. Даже если вам только покажется, что вы заметили что-то особенное.

Херб застонал при мысли, что придется стоять в карауле, и начал было протестовать.

- Закрой рот, - оборвал его Тони. - Больше ни слова.

Херб заметил красные пятна на щеках сержанта и тут же замолчал. Сэнди подумал, что со здравым смыслом у Херба полный порядок.

Мэтт Бабицки говорил по радио, когда остальные патрульные пересекали дежурную часть, следуя за сержантом.

Скундистом. И когда Мэтт попросил патрульную машину 6 сообщить о своем местоположении, голос Энди Колуччи. прозвучал ясно и отчетливо. Статические помехи напрочь-; исчезли.

Все уселись в маленькой гостиной наверху. Последним пришлось довольствоваться ковром. Дежурная часть внизу была побольше размером, да и стульев там хватило бы на. всех, но Сэнди одобрил решение Тони собрать всех наверху. Дело-то предполагалось обсудить семейное - не полицейское.

Точнее, не совсем полицейское.

Кертис Уилкокс вошел последним, держа "полароиды" в одной руке, с очками электросварщика на лбу, с испачканными травой коленями. С надписью на футболке: "СПОРТИВНАЯ КАФЕДРА УНИВЕРСИТЕТА ХОРЛИКСА".

Подошел к сержанту, они о чем-то пошептались, пока остальные терпеливо ждали. Наконец Тони повернулся к ним:

- Никакого взрыва не было. Ни я, ни Кертис не думаем, что мы имеем дело с выбросом радиации.

Многие облегченно выдохнули, но на лицах некоторых патрульных все-таки читались сомнения. Сэнди не знал, что написано на его лице, зеркала под рукой не было, но сомнения он, безусловно, испытывал.

- Пустите по кругу, если хотите. - Керт раздал "полароиды" по две-три штуки. Некоторые он снимал во время вспышек, и они практически ничего не показывали: кусок радиаторной решетки, часть крыши "бьюика". С другими получилось лучше. Самые хорошие отличали высокая четкость и соответствие действительности, свойственные полароидным фотографиям.

"Я вижу мир, где есть только причинно-следственная связь, - как бы говорили они. - Мир, где каждый предмет - реальное воплощение божества и нет богов, остающихся за сценой".

- Как и обычная пленка, как специальные нагрудные значки, которые должны носить люди в зоне действия радиации, - говорил Тони, - "полароиды" засвечиваются под действием сильного гамма-излучения. Некоторые из этих снимков передержаны, но засвеченных нет. Другими словами, мы тоже не "светимся".

- Вы уж извините, сержант, - подал голос Фил Кандлтон, - но я не такой псих, чтобы доверять свои кокушки "Полароид корпорейшн оф Америка".

- Завтра утром я первым делом поеду в Бург и куплю счетчик Гейгера. - Керт говорил спокойно, но все чувствовали волнение в его голосе. Пусть Кертис избрал тон, каким обращаются к нарушителю: "Пожалуйста, будьте так любезны, выйдите из машины", - не вызывало сомнений, что он едва сдерживается. - Они продаются в магазине армейских излишков на Гранд-стрит. Думаю, стоит счетчик порядка трехсот баксов. Если никто не возражает, я возьму деньги из фонда непредвиденных расходов.

Никто не возражал.

- А пока, - слово снова взял Тони, - куда более важно другое: мы должны все держать в секрете. Я уверен, что благодаря воле провидения эта штуковина попала в руки людей, которые действительно могут хранить тайну. Так?

Патрульные согласно загудели.

Дикки-Дак, скрестив ноги, сидел на полу, поглаживая голову Мистера Диллона. Д заснул, положив морду на лапы.

Для него все волнения остались в прошлом.

- Я - за, при условии, что стрелка счетчика Гейгера не выйдет из зеленой зоны, - сказал он. - Если выйдет, считаю, что мы должны обратиться к федам.

- Ты думаешь, они разберутся с этим Лучше нас? - вскинулся Кертис. - Господи Иисусе, Дикки! С федами вообще нельзя иметь дело...

- Если только ты не собираешься обложить гараж Б свинцовыми плитами, купленными на средства фонда непредвиденных расходов... - начал кто-то.

- Это же глупо! - воскликнул Керт, но Тони положил руку ему на плечо, заставив новобранца замолчать, пока тот не успел наговорить лишнего.

- Если этот "бьюик" радиоактивен, мы от него избавимся, - заверил всех Тони. - Обещаю вам.

Кертис посмотрел на него, как на предателя. Тони это нисколько не смутило. "Мы знаем, что радиации нет, - говорил его ответный взгляд. - "Полароиды" это доказывают, так зачем дразнить гусей?"

- Я все-таки думаю, что мы все равно должны передать его государству, - заговорил Бак. - Они могут помочь нам... вы понимаете.., найти что-нибудь полезное.., для обороны страны... - говорил он все тише и тише, чувствуя нарастающее неодобрение.

Полицейские штата Пенсильвания так или иначе практически каждый день сталкивались с сотрудниками федеральных ведомств: ФБР, департамента налогов и сборов и; чаще всего. Комиссии по торговле между штатами. Им требовалось не так уж много времени, дабы убедиться на собственном опыте, что федеральный чиновник обычно не умнее медведя. Вот и Сэнди полагал, что у федерален начинают работать мозги, лишь когда речь идет о собственном выживании, и все прочие от этого только страдают. В основном. они рабы Рутины, ярые идолопоклонники Процедуры.

Прежде чем поступить на службу в ПШП, Сэнди видел, как живут и действуют по инструкции в армии. Опять же годами он был чуть старше Керта и по молодости ненавидел саму мысль, что придется расстаться с "бьюиком". Лучше уж передать его ученым, работающим в частном бизнесе, к примеру, из того университета, который упомянут на футболке Кертиса.

Но самый оптимальный вариант - оставить в патрульном взводе Д. В серой семье.

Бак сам прервал затянувшуюся паузу:

- Полагаю, не самая удачная идея.

- Не волнуйся, - раздался чей-то голос. - Ты еще выиграешь "Энциклопедию Гролиера" и нашу увлекательную игру со зрителями.

Тони подождал, пока стихнут смешки, потом продолжил:

- Я хочу, чтобы все, кто здесь служит, знали, что произошло этим вечером, и пребывали в полной уверенности, что все, что случится позже, будет доведено до их сведения. ( )

Известите всех. Далее "бьюик" будет проходить у нас под кодовым словом.., даже буквой - Д. Просто Д. Понятно? И я буду постоянно держать вас в курсе, начиная с показаний счетчика Гейгера. Замер сделаем до начала второй смены, это я вам гарантирую. О том, что здесь происходит, мы ничего не будем рассказывать женам, сестрам, братьям или лучшим друзьям вне нашего взвода, но каждый из нас будет получать всю информацию. Старым добрым способом - на словах. У нас нет никаких бумаг, в которых упоминается этот автомобиль, если это автомобиль, и все так же пусть останется. Ясно?

Вновь одобрительный гул.

- Я не потерплю болтунов в патрульном взводе Д, господа. Никаких сплетен или доверительных разговоров в постели. Это понятно?

Вроде бы его поняли.

- Посмотрите, - вдруг воскликнул Фил, подняв "полароид". - Багажник открыт.

Керт кивнул.

- Теперь он снова закрыт. Открылся во время одной из вспышек и, наверное, закрылся во время другой.

Сэнди вспомнил об Эннисе, и короткий, но очень уж отчетливый образ мелькнул в голове: крышка багажника "бьюика" открывается и закрывается, как голодный рот. Посмотрите на живого крокодила, полюбуйтесь им, но, ради Бога, не суйте в клетку пальцы.

- Мне также показалось, что какое-то время двигались "дворники". Точно сказать не могу, очень уж яркие были вспышки, и на "полароидах" этого нет.

- Почему? - спросил Фил. - Почему это происходило?

- Электрические разряды, - предположил Сэнди. - Те самые, из-за которых не работало радио.

- Они могли действовать на "дворники", но не на крышку багажника. Если хочешь открыть ее, надо нажать на кнопку, отодвигающую задвижку.

Сэнди не нашелся с ответом.

- Температура в гараже упалагеще на два градуса, - добавил Керт. - За ней надо наблюдать.

Совещание закончилось, и Сэнди уехал на патрулирование. И всякий раз, связываясь с коммуникационным центром, спрашивал Мэтта Бабицки, как там Д. Получая ответ:

"Д - пять". В последующие годы этот вопрос и ответ регулярно звучали в эфире над Низкими холмами, окружающими города Стэтлер, Погус-Сити, Патчин. Несколько соседних патрульных взводов переняли эту манеру, даже два или три по ту сторону границы с Огайо. Они толковали этот радиовопрос как: "На базе все спокойно?" Чем очень веселили патрульных взвода Д: только они и знали, о чем, собственно, речь.

*** К следующему утру весь личный состав патрульного взвода Д был в курсе событий, но служба текла обычным чередом. Керт и Тони поехали в Питтсбург за счетчиком Гейгера. У Сэнди смена закончилась, но он два или три раза подходил к гаражу, чтобы взглянуть на "бьюик". Там царила тишина, автомобиль стоял на бетоне, как выставочный экспонат, но температура продолжала падать. Всех это удивляло и тревожило как молчаливое подтверждение, что в гараже что-то происходит. Что именно, патрульные дорожной полиции, конечно же, понять не могли, и уж тем более не могли это проконтролировать.

Никто не заходил в гараж, пока Тони и Керт не вернулись на "белэре" Керта: сержант отдал соответствующий приказ. Хадди Ройер смотрел в окна гаража, когда они появились на автостоянке. Направился к ним, когда Керт снял крышку с картонной коробки, которую поставил на капот, и достал счетчик Гейгера.

- А где защитные костюмы а-ля "Штамм "Андромеда"? - спросил он.

Керт взглянул на него, но не улыбнулся.

- Привезу в следующий раз.

Керт и сержант провели целый час в гараже, поднося счетчик Гейгера к корпусу "бьюика", двигателю, колесам, проверяя сиденья, приборный щиток, большущее рулевое колесо. Керт залез со счетчиком под днище, сержант обследовал багажник. С предельной осторожностью - они даже подперли крышку граблями. Стрелка счетчика во время всех этих манипуляций практически не шевелилась. А затрещал счетчик лишь один раз, когда Тони поднес к нему часы со светящимся циферблатом, чтобы убедиться, что прибор работает. Он работал, а потому с "роудмастера" были сняты все подозрения в радиоактивности.

Они прервались только раз, чтобы спуститься в кладовую за свитерами. День выдался жарким, но в гараже Б стрелка термометра опустилась ниже 48 градусов . Сэнди это не нравилось, и когда они вышли из гаража, он предложил откатить ворота и прогреть гараж. Мистер Диллон спал на кухне, и они могли запереть его там.

- Нет, - ответил Тони, и Сэнди видел, что Кертис полностью согласен с сержантом.

- Почему нет?

- Не знаю. Интуиция.

К трем часам дня, когда Сэнди расписался в журнале дежурств под напечатанным: "ВТОРАЯ СМЕНА/15.00 - 23.00", - и готовился выехать на патрулирование, температура в гараже Б упала до 47 градусов . Тогда как по другую сторону тонких деревянных стен была на сорок градусов выше : стоял теплый летний день.

И где-то в шесть часов вечера, когда Сэнди, припарковавшись рядом с рестораном "У Джимми" на старой Стэтлер-лайк, пил кофе и поджидал любителей быстрой езды, "роудмастер" впервые "родил".

*** Арки Арканян стал первым, увидевшим существо, появившееся из "бьюика", хотя он и не знал, что видит. В расположении взвода Д царили тишина и покое, в немалой степени обусловленные сообщением Керта и Тони, что гараж Б не является источником радиации. Арки только приехал из дома - трейлера на стоянке "Дримленд парк", которая находилась на Блаффс, он хотел в свое свободное время хорошенько рассмотреть этот удивительный автомобиль. И удачно выбрал момент: возле гаража Б никого не было. В сорока футах от него замерло здание базы. Никто из него не выходил и не входил. Мэтт Бабицки сдал смену и за диспетчерским пультом сидел кто-то из молодых копов. Сержант уехал домой в пять часов. Керт, сочинивший для жены легенду о ночном вызове, докашивал лужайку перед домом.

В пять минут восьмого уборщик взвода Д (к тому времени очень бледный, очень задумчивый и очень испуганный) прошел мимо парнишки в коммуникационном центре на кухню, посмотреть, кого удастся там найти. Найти он хотел не новичка, а опытного копа, который знал, что к чему.

Нашел Хадди Ройера, который как раз приготовил себе большую миску макарон с сыром.

ТЕПЕРЬ: АРКИ - Ну? - спросил Нед, так похожий в этот момент на своего отца тем, как сидел на скамье, как смотрел в глаза, как поднимал брови, но главное, своим нетерпением. Что отличало Кертиса Уилкокса, так это нетерпение. - Ну?

- Это не моя часть истории, - ответил Сэнди. - Меня там не было. А вот эти двое были.

Естественно, парень переключился на меня и Хадди.

- Рассказывай, Хад, - сказал я. - Ты привык делать доклады.

- Хрена с два, - отвечает он мне, - ты все видел с самого начала. Вот и рассказывай.

- Да, рассказывайте! - восклицает малец и тут - бам!

Ударяет себя по лбу ребром ладони, аккурат между глаз. Я не мог не рассмеяться.

- Давай, Арки, - говорит мне сержант.

- Да отстаньте от меня, - отмахиваюсь я. - Я никогда этого не рассказывал, в смысле, как историю. Не знаю, что получится.

- А ты постарайся, - говорит сержант, и я стараюсь.

Поначалу сложно, я все время чувствую на себе взгляды мальчишки, которые буравят меня, но потом думаю: "Он в это не поверит, да и кто поверит?" Тогда мне становится чуть легче. Если говоришь о том, что случилось давным-давно, обнаруживаешь, что прошлое вновь открывается перед тобой. Совсем как распускающийся цветок. Лепесток за лепестком. С одной стороны, это хорошо, с другой - плохо. В тот вечер, сидя рядом с сыном Кертиса Уилкокса, рассказывая о том случае, я не знал, хорошо это или плохо.

Через какое-то время Хадди присоединяется ко мне, помогает. Память у него отменная, он запомнил мельчайшие подробности. Даже то, что по радио пела Джоан Баэз. "Спасение - в мелочах", - любил повторять наш прежний сержант (особенно если что-то упускали в рапорте). А парень сидит на скамье, смотрит на нас, и глаза у него круглеют и круглеют по мере того, как сгущаются сумерки, нас окутывают вечерние запахи, над головами начинают носиться летучие мыши, а с юга все доносятся громовые раскаты. И мне стало очень грустно: очень уж он напоминал своего отца. Не знаю почему.

Он прервал меня только раз. Повернулся к Сэнди - узнать, сохранились ли у нас...

- Да, - без запинки говорит ему Сэнди. - Да. Конечно. Плюс тонны фотоснимков. В основном "полароиды".

Если копы что и умеют, сынок, так это сохранять вещественные доказательства. А теперь помолчи. Ты хотел знать, вот и не мешай человеку рассказывать.

Я понимаю, что это он про меня, и продолжаю. ()

ТОГДА Арки в те дни ездил на старом фордовском пикапе со стандартными тремя передачами ("Но у меня их четыре, если считать задний ход", - шутил он), при смене которых ручка надсадно скрежетала. А парковался там же, где будет парковаться и двадцать три года спустя, но к тому времени поменяет "форд" на внедорожник "додж рам" с автоматической коробкой передач и приводом на все четыре колеса.

В 1979 году в дальнем конце автостоянки стоял древний школьный автобус, принадлежащий департаменту образования округа Стэтлер, с проржавевшими желтыми боками, который не сдвигался с места со времен Корейской войны, с каждым годом все глубже погружаясь в грязь и сорняки. Почему его не отправили на свалку? Еще одна из загадок жизни. Арки поставил машину рядом с ним, а потом направился к гаражу Б, встал у одного из окон на воротах, руками с обеих сторон прикрыв глаза от солнечного света.

Под потолком горела лампа, и "бьюик" стоял под ней, как демонстрационная модель в салоне, подумал Арки, подсвеченная наилучшим образом, чтобы как можно больше людей восхитились автомобилем, подписали соответствующие бумаги, сели за руль такого же и уехали домой. В гараже все выглядело на пять с плюсом, если не считать крышки багажника. Она вновь поднялась.

"Я должен доложить об этом дежурному", - подумал Арки. Он не был копом, всего лишь уборщиком, но многие инструкции, которыми руководствовались патрульные, полагал Законом Божьим.

Уже собрался отойти от окна, но его взгляд упал на термометр, повешенный Кертом на одной из потолочных балок. Температура в гараже поднялась, и значительно. До шестидесяти одного градуса .

У Арки мелькнула мысль, что "бьюик" - пусть странный, но холодильный агрегат, который теперь выключился (а может, перегорел во время фейерверка).

Об этом резком изменении температуры никто не знал, и Арки, конечно же, заволновался. Стал поворачиваться, чтобы бегом броситься к зданию. И вот тут заметил, что в углу что-то лежит.

"Это всего лишь куча старых тряпок", - подумал он, но внутренний голос возразил, что это совсем не тряпки.., что-то другое. Арки вернулся к окну, вновь отгородился руками от дневного света. И, Господи, какие тряпки, в углу точно лежало что-то другое.

Арки почувствовал, что колени у него подгибаются, а ноги становятся ватными. Странная слабость продолжала разливаться по телу. Еще чуть-чуть, и он бы упал.

"Эй ты, большой, туповатый швед, почему бы тебе не попытаться вновь начать дышать? Попробуй, может, и поможет".

Арки дважды глубоко вдохнул. Шумно, с хрипами. Точно так же дышал его отец, когда лежал на диване с инфарктом и ждал приезда "скорой помощи".

Он отступил от двери гаража, похлопал себя по груди.

- Давай, сладенькое. Тикай, как положено.

Льющийся с неба солнечный свет слепил глаза. Желудок то поднимался, то опускался. Здание базы вдруг отодвинулось на две, а то и на три мили. Тем не менее Арки двинулся к нему, напоминая себе, что надо соблюдать осторожность. Какая-то его часть хотела бежать, другая же понимала, что он действительно может грохнуться в обморок, если побежит.

"Парни никогда не расскажут тебе, чем все закончилось, ты же знаешь".

Но поведение патрульных его как раз и не волновало.

Более всего ему не хотелось влететь в здание с выпученными глазами, как влетал какой-нибудь Джон Кью, примчавшийся сообщить об ужасах, увиденных на дороге.

Арки не мог сказать, сколько времени занял путь до двери, но он успел немного прийти в себя. Страх остался, но его уже не тошнило, ушло и желание бежать куда глаза глядят. Опять же в голову пришла мысль, заметно подбодрившая его. Может, это всего лишь розыгрыш. Проделка патрульных. Они вечно подшучивали над ним, а разве он не говорил Орвилю Гарретту, что хочет вернуться вечером, еще разок взглянуть на старый "бьюик"? Говорил. Вот Орв и решил разыграть его. Его же окружали шутники, каждому из них не терпелось выставить его на посмешище.

Эта мысль чуть успокоила его, но в глубине души Арки сомневался. Орв Гарретт - известный шутник, все так, любил разыграть своего ближнего, но вплетать в розыгрыш гараж Б не стал бы. Да и остальные на это бы не пошли.

Зная, как трепетно относится сержант Скундист к гаражу и его содержимому.

Сержанта на месте не оказалось. Арки увидел, что дверь закрыта, а за панелью из матового стекла - темнота. Свет, правда, горел на кухне, и через дверь доносилась музыка:

Джоан Баэз пела о той ночи, когда они ехали в "Дикси".

Арки вошел и увидел Хадди Ройера, только что положившего здоровенный кусок масла в кастрюльку с макаронами. "Твое сердце тебя за это не поблагодарит", - подумал Арки. Транзисторный радиоприемник, который Хадди всюду таскал с собой, стоял на разделочном столике рядом с тостером.

- Эй, Арки! - воскликнул он. - Что ты тут делаешь?

Ладно, можешь не говорить, и так знаю.

- Орв здесь? - на всякий случай спросил Арки.

- Нет. Он взял три дня отпуска, начиная с завтрашнего. Счастливчик, поехал на рыбалку. Составишь мне компанию? - Он указал на кастрюлю с макаронами, пригляделся к Арки и, наконец, понял, что перед ним насмерть перепуганный человек. - Арки? Что случилось?

Арки тяжело опустился на стул, его руки повисли между колен. Посмотрел на Хадди, открыл рот, но поначалу с губ не сорвалось ни звука.

- В чем дело? - Хадди поставил кастрюлю с макаронами на разделочный столик и забыл о них. - "Бьюик"?

- Это твоя смена, Хад?

- Да. До одиннадцати.

7



система комментирования CACKLE
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.